Их работа - жизнь

04.09.2009 
Количество показов: 291
Медперсонал Центра экстренной медицинской помощи Республиканской больницы № 2 можно назвать бойцами невидимого фронта. Почему?
Все просто: пациенты отделения реанимации большую часть времени проводят в бессознательном состоянии или под наркозом, отделение закрыто для посторонних глаз. Отсюда есть лишь два выхода: на поправку или… Реанимация в переводе с латинского – «вторая жизнь». Для якутских реаниматологов это особенно справедливое определение, поскольку они спасают жизни примерно 90% пациентов, тогда как в среднем по России случаи летального исхода составляют 13%. Работа врачей и медсестер Центра проходит в ритме интенсивной терапии – ночью, днем, утром, вечером. Руководит работой и. о. завотделением Татьяна Макарова, кандидат медицинских наук.

«Чем больше умеет медсестра, тем больше успевает врач»

Рассказывает Татьяна Семеновна:
- Наше отделение рассчитано на 24 койки, состоит из трех блоков: «Чистое», «Гнойное» - хирургического профиля и «Терапевтический блок». Больные поступают по «скорой», санавиацией со всей республики, в тяжелом состоянии, с нарушениями жизненно важных функций организма. Есть своя экспресс-лаборатория, без работы которой врачи не смогли бы круглосуточно отслеживать динамику лечения и состояния пациентов. Есть еще и отделение гемодиализа. Это аппарат искусственной почки для лечения больных с хронической и острой почечной недостаточностью. Коллектив у нас большой. По штатному расписанию должно быть 160 человек, в реальности же на 20% меньше. Большая текучесть кадров среднего и младшего медперсонала. Работа очень тяжелая, ответственная, а зарплата не сравнима с объемом работы.

- Несмотря на тяжелую экономическую ситуацию, администрация больницы и главный врач Андреев Борис Витальевич помогают отделению в приобретении наркозно-дыхательной аппаратуры, расходных материалов, поддерживают коллектив в его нелегкой работе.

- Самое обидное, когда уходят опытные медсестры. Мы их долго обучаем, они нарабатывают опыт и уходят… в другие больницы, где работа легче. Там их с удовольствием берут, так как после опыта экстренной реанимации они могут работать легко в любом отделении. Вообще среди наших врачей бытует поговорка: «Чем больше умеет медсестра, тем больше успеет врач». Работа персонала слажена настолько, что в условиях, когда необходимо принять быстрое, правильное решение, сестра без указания врача способна по одному взгляду на больного подать врачу то, что ему нужно. Половина успеха выздоровления больного – опыт медсестры.

- В отделении работают врачи – мастера своего дела. Несмотря на невысокую зарплату, большую загруженность, они преданы своему делу. Даже в выходные вспоминают своих больных, интересуются их состоянием. Работа тяжелая еще и физически. Многие больные в коме – их необходимо перекладывать, ухаживать. Наши доктора шутят так: «Анестезиология-реаниматология – это хобби, а хобби никогда не приносит дохода».

- В сутки поступает в среднем 15 – 20 человек. Койки в отделении никогда не пустуют. Наоборот, их даже еще и не хватает. Поэтому больных кладем на каталки, кушетки, одалживаем койки в других отделениях. В нашем Центре пациент находится от нескольких часов до нескольких месяцев. Например, если ножевое ранение без повреждения органов, мы оказываем необходимую реанимацию (интенсивную терапию). Они просыпаются после операции, мы их стабилизируем и переводим в профильное отделение. Долго лежат пациенты с перитонитами, сепсисами, разрывами внутренних органов, тяжелыми черепно-мозговыми травмами, инсультами – много разных. В день планово работают 8 операционных, плюс 3 экстренных зала. Всего наркозов за год свыше пяти тысяч, большая половина из которых – по экстренным показаниям.

«Люди в Якутске спокойно праздновать не умеют»

- Вся беда от пьянства. Если бы народ не пил, мы были бы безработные. Часто чувствуем себя филиалом наркологической больницы по хирургическому профилю. Поступают наркоманы, алкоголики, из мест лишения свободы под конвоем, психически неуравновешенные. Много поступают с алкогольным делирием (в народе – «белочка»), в алкогольных комах, передозировках наркотиков, отравлениях, в основном медикаментозных, суррогатами алкоголя, уксусной кислотой. Из них множество суицидов – ножевых, медикаментозных, катотравмы (падения с высоты). Подавляющее большинство пациентов в состоянии а/о. Пьяные зачастую неадекватны, с психозами – пытаются кидаться, ругаются, дерутся, плюются.

- В чистом блоке идет большой поток тяжелых больных – травмы, кровотечения, ножевые и прочие ранения, черепно-мозговые, автотравмы. В основном приходится нагрузка на праздничные и выходные дни. Люди в Якутске спокойно праздновать не умеют. Через несколько дней после праздников поступают с осложнениями от долгого приема алкоголя. Это алкогольные интоксикации с почечно-печеночными недостаточностями, панкреатиты, алкогольные психозы и т. д. Гнойный блок обслуживает больных, которые своевременно не обращались за медпомощью и получили осложнения в виде перитонитов, сепсиса.

- Трезвые и тяжелые тоже есть, конечно же. Причины в том, что население не занимается своим здоровьем. В поликлинике врач выписывает лекарства – не пьют. В аптеках цены немаленькие, особенно пенсионеры не могут себе позволить профилактику и своевременное лечение. Экономят, а потом с обострением или декомпенсацией хронического заболевания поступают в тяжелом состоянии. Часто эти состояния требуют оперативного вмешательства. А у пожилых людей «букет» сопутствующей патологии, что не уменьшает нам работы. С каждым годом пациентов у нас прибывает. В прошлом году около 4 тысяч человек прошло за год. На конец августа – за две трети года – зарегистрировано уже 3 тысячи.

Лечение про ходит «до послед него»

- У нас каждому, любому пациенту уделяется максимальное внимание. Порой до восьми часов не отходят от постели больного – ни обеда, ни ужина, ни отдыха. Интенсивная терапия – это работа непосредственно у постели пациента: ежеминутное наблюдение. Когда больные сами не могут контролировать свое состояние. Например, за некоторых дышит аппарат ИВЛ (искусственной вентиляции легких) от нескольких часов до нескольких суток. Аппарат есть аппарат, на него надежды нет и быть не может. И все это время мы контролируем работу сердца, показатели артериального давления, работу почек, печени.

- Зачастую по состоянию больного становится ясно, что его диагноз неутешителен. Человек еще жив, но уже обречен. Например, раковые больные, последние стадии рака. Все тело, все органы пронизаны метастазами – такие диагнозы неоперабельны (не поддаются лечению). Но мы ходим и улыбаемся им. Родственникам, конечно, сообщаем. Вообще врачи оптимистичны. Бывали в нашей практике и совершенно противоположные случаи. Мнение врачей «Без шансов», но происходит чудо, болезнь потихоньку отступает. А есть больные – «тихие суицидники» - отказываются от любой помощи, сами лежат и собираются умирать. Лечим чуть ли не насильно – уговорами. Поэтому любое лечение проходит до последнего, стараемся лечить и выздоравливающих, и умирающих одинаково, так как не нам судить – кому жить, кому умирать.

«Жалоб больше, чем благодарностей»

- Больше благодарностей мы получаем жалобы. В основном недовольство выражают родственники, что персонал уделяет им мало внимания, не каждому разглашает информацию о состоянии пациентов. Например, жалуются, что дозвониться до нас невозможно, но мы не можем сидеть сложа руки около телефона. Это реанимация! Сами больные наши слабоваты. Ругаться им недосуг – лишь бы выжить. Многие поступают в алкогольном опьянении, протрезвев, прячут глаза, едва вспоминая вчерашнее свое буйство.

- Если сравнивать степень уважения к нашей профессии с США, то их анестезиологи и реаниматологи – это самые высокооплачиваемые специальности. Нашими рублями они получают в месяц 500 тысяч, а у нас и в год пятьсот не бывает. В среднем за месяц получают до 30 тысяч рублей – самые квалифицированные врачи. Учиться приходится долго – 6 лет в институте, потом интернатура 1 год, ординатура 2 года. А после всю жизнь повышать квалификацию, чтобы не отставать от новинок медицины.

- Благодарности от пациентов и их родственников получаем крайне редко. Приятно, если говорят простое человеческое спасибо, иные угостят конфетами, тортом – и им спасибо. Один бывший пациент подарил нам ножницы – несколько больших портняжных – видел, как мучилась медсестра, отрезая бинт тупыми ножницами, запомнил. Психология человека такова, что плохое хочется забыть быстро и не вспоминать. Реанимация – трудный период в жизни, поэтому его стараются не помнить.
Пить надо меньше
К нам первого января поступил очень интересный пациент. Всю ночь спал под елкой с ножом в шее, а поутру он обнаружил посторонний предмет и пошел пешком в больницу. В итоге выяснилось, что он из числа счастливчиков – нож не задел ни одного важного органа: ни трахею, ни пищевод, прошел в миллиметре от сонной артерии насквозь в глотку.

Другой пациент прилетел санрейсом из района. В отделение тоже пришел сам в странно нахлобученной шапке. Оказывается, у него в голове был нож – по рукоятку. Насквозь. Выжил. Многие случаи заставляют содрогаться видавший виды персонал. В числе пациентов была у нас женщина, беременная на девятом месяце. Поссорилась с парнем, вогнала себе в живот огромный кухонный тесак. Это просто чудо какое-то – ребенка не задело, он уже опустился на дно, готовился выйти на белый свет, а тут такое… Женщина, протрезвев, корила себя очень. Но, сами понимаете, что было – не вернешь. Как говорится – пить надо меньше.
Количество показов: 291
Выпуск:  Выпуск "Эхо столицы" № 69 (1778) от 04.09.2009 г.
Комментарии