Настоящий "усатый нянь"!

25.10.2010 
Автор: Бубякина Дана
Количество показов: 339
Этой осенью в нашей республике прошел XII съезд учителей и педагогической общественности. Делегаты прибыли со всех улусов республики.
Был среди них и Софрон Попов. Казалось бы, что в этом удивительного? Но есть один нюанс. Он – педагог-дошкольник. Выражаясь проще – воспитатель детского сада № 52 «Белочка». К тому же не просто воспитатель, а победитель в номинации «Педагог-новатор» конкурса «Лучший воспитатель – 2010», при этом стаж его работы – всего три года!

О воинской «романтике», или к чему привела психология

Многие люди на вопрос о специальности отвечают: «Я мечтал об этой профессии с детства». Софрон Юрьевич такого сказать не может. Более того, до самого последнего момента о том, кто такой воспитатель, он имел весьма смутное представление. Другая цель волновала душу мальчишки: он грезил о карьере военного. И потому после получения аттестата с отцом отправился в дальнее путешествие в Новосибирск. Представляете, что творилось в душе парня: огромный город, высокие дома, нарядные, куда-то спешащие люди, много красивых машин… Однако в таком приподнятом настроении он пробыл недолго. Совсем недолго!

- Дело в том, что я по своей сути – патриот и защитник, - говорит Софрон Юрьевич. - С детства тянуло всех защищать: маму, папу, младших… Потом Родину… Да и армейская романтика кружила голову – этому способствовали прочитанные книги, фильмы, которые смотрел по несколько раз. Для меня профессия военного имела непререкаемый авторитет, да и, чего греха таить, высокий статус, красивая форма, уважение окружающих, некий налет таинственности… Ну, разве может сравниться зоотехник или скотовод с военным?

Но столкнуться восторженному юнцу пришлось отнюдь не с романтикой. Напротив. Всех абитуриентов поселили в палаточном городке. Зубрежка устава, жизнь по жесткому расписанию, муштра, чуть ли не ежедневные маршброски.

- На нас натурально пахали! Видимо, с самого начала старались показать, что здесь главное – строжайшая дисциплина и беспрекословное подчинение старшим по званию. Наряды по кухне, общая баня – через неделю такой «романтики» пыл у многих угас, от былого рвения не осталось ничего. Нам сразу дали понять, что представляет собой военная служба и что это не совсем то, о чем я мечтал. Нет, я не испугался, просто почувствовал, что это – не мое, не смогу я всю жизнь все делать по приказу да по уставу. И передумал. А у меня ведь было целевое направление, поэтому пришлось объясняться с отцом. Он у меня замечательный человек, все правильно понял. А я, в свою очередь, понял одну вещь: нужно уйти, пока черта еще не перейдена, пока есть пути к отступлению.

Софрон вернулся в Якутию. Перед ним стоял нелегкий выбор: нужно было поступать в вуз. А куда? Об этом приходилось думать здесь и сейчас. Теперь уже с мамой Софрон ходил по институтам и академиям, обивал пороги приемных комиссий, присматривался, примеривался… В результате подал документы на пять приглянувшихся факультетов. В том числе и в Педагогический институт.

- Факультет назывался «Дошкольная педагогика и психология». Честно говоря, на первую часть я как-то не обратил внимания, меня привлекло слово «психология». В школе такого предмета не было, а психология меня интересовала. Вот и подал документы. Вышло случайно, а потом оказалось – судьба. Кстати, поступил я тогда на три факультета одновременно – в ЯГСХА на зоотехника, на факультет лесоинженерии и собственно в Пединститут. Почему первые две специальности выбрал? Так отец мой, Юрий Николаевич, по профессии лесник, а мама, Марина Софроновна, по образованию зоотехник. Вот и подумал – может, по стопам родителей пойти? Но выбрал свою дорогу.

…На тот момент Софрон, по его словам, не до конца понял, куда попал. И после экзаменов, когда поехали в Табагу картошку копать, тоже не совсем уразумел, что с ним произошло. И лишь когда начались лекции, увидел, что вокруг – одни девушки! Бабье царство, малинник! Думаете, он обрадовался? Нисколько. То время Софрон вспоминает как время постоянного смущения и недоумения. Там девушки, тут девушки, смеются, шушукаются, стоят парочками, стайками, подшучивают, подсмеиваются… Еще бы – единственный парень на курсе! Приходилось постоянно держать себя в тонусе, чтобы не попасть впросак, не очутиться в глупом положении. Девчонки - народ непредсказуемый, с их логикой спорить бесполезно, и язычок у них острый, чуть что не так – все пропало! Но человек ко всему привыкает быстро. Вскоре в таком положении вещей он начал находить особую прелесть, да и друзья обзавидовались.

- Учиться было временами легко, временами сложно. Я вообще парень был, как бы выразиться точнее… хаотичный, что ли. В то время цели у меня особой не было, больше жил эмоциями. Просто учился для того, чтобы учиться, а не стать кем-то выдающимся. Многого не понимал. А когда пришло это понимание, то и отношение в корне изменилось.

Боялся детей, как огня…

- А пришло понимание на первой практике. Увидел, что буду работать в детском коллективе. Честно скажу: первое чувство – шок. И еще – растерянность какая-то… Сам был как заблудившийся ребенок, который ошибся дверью. Я не знал, что делать, куда податься, у кого попросить помощи...

…Можно было спросить совета у воспитателя, который курировал практику, но взыграло мужское самолюбие. Не хотелось показывать свою неопытность, некомпетентность. А потом затянуло. Софрон, выросший в многодетной семье и всегда умевший находить общий язык с малышами, увидел такое количество детей и не знал, с чего и с кого начать. А они поглядывали на него: кто доверчивыми глазенками, кто искоса, стесняясь незнакомого дяденьку, но приняли сразу тепло и радушно. Особенно мальчишки.

- Сначала я просто сидел с ними, общался, старался запомнить их имена, а уже потом стало полегче. Практика, скажу я вам, это не просто интересно. Помню свое первое занятие. Руки дрожат, страх перед детьми такой, что аж голос пропадает временами, слова нечетко произношу, собственные мысли сформулировать не могу. Как будто вышел на сцену совсем неподготовленным. Боялся, что неправильно расскажу, не так объясню. Это была математика. А с рисованием все просто. Я сам люблю и умею рисовать, поэтому чувствовал себя в своей стихии, радовался общим успехам вместе с детьми, как ребенок.

…И тут началась настоящая учеба, осознанная. Появилась цель. Курс был дружный, сплоченный, и когда были сданы государственные экзамены, защита дипломных проектов, до слез было жалко расставаться друг с другом. Знали, что разлетятся кто куда – по улусам, районам, а если кто и останется в городе, встречаться так часто уже не будет ни времени, ни возможности. Но старались из виду друг друга не терять – например, Софрон знает, что по профилю работают немногие, а уж воспитатель-мужчина вообще один в городе. В единственном экземпляре.

О семье, друзьях, деньгах и работе

В институте были однокурсницы-девушки. На работе – коллеги-женщины. И дома ждут любимые женщины – жена Марина и годовалая дочурка. Полный матриархат! И вполне логично, что иногда хочется сбежать куда-нибудь, чтобы отдохнуть по-мужски: в бильярд поиграть с друзьями, в боулинге шары покатать, да и просто с приятелями посидеть, поговорить о своих, мужских проблемах, которые не понять женским умом. На охоту, рыбалку… И если до рождения дочери это иногда получалось, то теперь – все реже и реже. Маршрут сейчас один: дом – работа – дом. Впрочем, и товарищи все переженились, у них тоже семьи, дети. Встречаться удается на семейных праздниках, совместных торжествах. А так больше созваниваются, чтобы связь не потерять.

Полученные знания Софрон пробует применять и в воспитании дочери. Он знает о возрастных особенностях, старается учитывать все психологические моменты. Но она пока еще совсем маленькая, и с ней больше занимается мама Марина. Она для Софрона – и жена, и друг.

Он рассказывает:
- Когда познакомились, я сразу сказал, что работаю воспитателем в детском саду. А она работала где-то в сфере продаж сотовых телефонов. Марина сначала не поверила. Какое-то время пребывала в недоумении и в то же время ничего такого не говорила: мол, что не положено мужчине заниматься женской работой. Мне показалось, даже наоборот, это ее заинтриговало, вызвало интерес. И сейчас поддерживает, ни разу не сказала: «Бросай, иди зарабатывать деньги». Хотя если бы и заговорила об этом, я бы ее понял – ну, какая наша зарплата? Слезы. Но я стараюсь подрабатывать, где только возможно, чтобы заниматься любимым делом. Я считаю, что друзей должно быть мало. Вот у меня есть один друг и одна подруга. И все. Остальных я считаю товарищами, приятелями, однокурсниками. Сам по себе я очень общительный человек, но в свой внутренний мир пускаю только близких, проверенных. Ведь как бывает: вокруг много людей, каждый день, каждый час. Как узнать, кто из них тебе друг, а кто – просто так? Только время расставит все по своим местам. А пока мы просто общаемся, если не было ситуаций, где можно было проверить человека, как можно назвать его другом?

- Хороший воспитатель – это тот человек, который любит детей. Не на словах, на деле любит. Наверное, я сейчас скажу всем знакомые истины, но кроме этого необходимо владеть умением общаться с детьми. Дети – как фильтр. Они чувствуют фальшь, неискренность, и расположить их к себе нелегко. Только если от чистой души. А еще нужно обладать фантазией, организаторскими способностями и задатками лидера – попробуйте угомонить два десятка непосед, занять интересным делом, объединить, разнять задир, приободрить тихонь. Надо быть сильным – дети сразу почувствуют слабые места, подомнут, заставят плясать под их дудку.

…Софрон работает по стандартной программе. Но использует все, что можно: новейшие методики, свежие разработки. Постоянно изучает специализированную литературу. Ведь часто приходится что-то объединять, придумывать, модернизировать, добавлять что-то свое. Да и другой работы хватает: наглядные материалы готовить, рисовать, вырезать. И все это дома после работы.

Родители сначала с опаской относились к воспитателю-мужчине. Спрашивали: «А свои дети есть?». Сейчас он с гордостью молодого отца отвечает: «Да!». А потом все привыкли и теперь даже рады.

- У меня в группе 20 с лишним девочек, некоторые из неполных семей. И взрослеют они без мужской руки, мужского примера, поэтому, становясь девушками, они не будут знать, как относиться к мужчинам. А ведь еще малышками девочки на отце должны пробовать свои чары. Да и с мальчишками мужчина управляется легче. Поэтому мужчина-воспитатель – это даже неплохо.

Дайте нам нормально работать!

- Мне дали путевку на съезд. Заметили – значит, не зря работаю. Выбрали делегатом. И не жалею! Многое узнал. Было очень интересно, на круглом столе молодежи, например, где встречались с заместителем министра образования. Но были скучные мероприятия, где большинство делегатов просто откровенно спали – на лекциях, к примеру. Или выступающие говорили однообразно, монотонно, долго и нудно. Вполне могли бы обойтись и без этого, не хватало динамики, действия. А вот на обсуждениях, дискуссиях, где поднимались злободневные вопросы, затрагивались темы, близкие нам, никто не спал.

Мужчина в образовательном процессе – кто он? Незаметный трудовик, учитель физкультуры? Ведь среди них так много ярких личностей! Или, к примеру, почему нет воспитателей-мужчин? А вы знаете, какая у нас зарплата? Я считаю, что проблема вот в чем: необходимо повышать статус учителя-воспитателя. Об этом много говорится, но мало что делается. Повышать не на бумажке, реальными делами. Материальное стимулирование, премирование, доступное жилье – много чего.

С учителями более-менее понятно, но удивляет вот что: почему профессия воспитателя считается не такой важной? Не забывайте о том, что все мы родом из детства, а значит, все начинается не со школы, а с детского сада. Просто об этом факте нужно задуматься. Ведь самое главное – ребенок должен научиться общаться, быть социализированным, терпимым, дружелюбным. Иначе в школе будет белой вороной, далеким от коллектива. И в жизни тоже.

Нас загружают документацией, которую мы должны изучить, требуют постоянных отчетов. Знать особенности охраны, методы соблюдения техники безопасности детей и все прочее – это очень важно. Но дело в том, что огромный объем бумажной работы съедает львиную долю времени, которое мы могли бы отдать воспитанию детей. Самое смешное и печальное: требуют с нас много, а как-то помочь, наградить отличившихся – этого практически нет. Получается, что со всех сторон прижимают, а в результате не дают полноценно работать.

…Мужчина-воспитатель. Исключение из правил или зарождающаяся тенденция? О целесообразности можно сколько угодно спорить, но давайте вспомним – в дореволюционной России абсолютным большинством воспитателей в учебных заведениях были именно мужчины.
Количество показов: 339
Выпуск:  Выпуск № 80 от 22.10.2010 г.
Комментарии