Портрет на фоне юбилея

15.08.2011 
Автор: Бубякина Дана
Количество показов: 544
Имя Платона Петровича Ощепкова известно в нашей республике многим.
А сегодня он отмечает торжественную дату - 70-летний юбилей.

За плечами богатая на события жизнь, взлеты и разочарования, достижения и поражения.

Заслуженный работник народного хозяйства РС(Я) и почетный житель Ленского района, по образованию юристправовед и по призванию политолог, он всю свою жизнь отдал работе в государственных структурах. Работал помощником прокурора в Мирном и Ленске, прокурором Ленского района, инструктором, заведующим отделом Ленского РК КПСС, инструктором ОК КПСС, в системе МВД республики, первым заместителем главы администрации Ленского района, избирался народным депутатом Госсобрания РС(Я), в последние годы возглавлял тендерную комиссию мэрии Якутска.

Многое уже было, и многое еще ожидает. Ему уже (или всего?) семьдесят, а выглядит он максимум на шестьдесят: подтянутый, бравый, напористый. По словам жены, Антонины Гавриловны, таким он был всегда - жестким и в то же время ранимым, непреклонным и понимающим, непоколебимым и лояльным... Таким остается до сих пор. Смешинки в глазах и волевой, крепко сжатый рот. Седина в по-юношески курчавых волосах. Внимательный прищур и умение говорить по делу и обстоятельно. Но видно, как при воспоминаниях о полуголодном детстве влажнеют глаза. Воспоминания, которые остались на всю жизнь.

Воскресный хлеб

Платон Петрович родился в маленькой глухой деревеньке Натора Ленского района Якутской АССР. Это был первый год войны, страшный, голодный и разрушительный. На какие только ухищрения не шли родители в те годы, чтобы прокормить, одеть и не дать умереть от голода и холода своим ребятишкам. На сегодняшний день в этом селе живет чуть больше четырехсот человек, а тогда было еще меньше. Потому и школа была там только начальная. Платон Петрович вспоминает, как после окончания начальной школы ему пришлось уехать из родного дома в интернат в селе Нюя - через реку Лена, за много километров от родных.

- Интернат у нас был многонациональный: и русские, и приволжские, прибалтийские, ленинградские немцы, а вкупе с ними финны, латыши, литовцы из числа репрессированных и высланных. Рассказывали, что их пригнали в октябре 1941-го года, выгрузили на берег и все - выживайте, как хотите. Половина из них погибла.

Учились вместе. Жили скопом по 15-20 человек: в одной половине - девчата, в другой - ребята от первого до восьмого класса. И вот ведь как получалось - после окончания восьмого, а то и седьмого класса многие ребята сразу уходили в армию. Почему? Потому что подходил призывной возраст. Раньше ведь практиковалось в каждом классе сидеть по 1-2 года, и причины тому были разные. Кто-то плохо знал русский язык, у некоторых дома ждало хозяйство. Только человек 10-15 училось постоянно, а высшее образование вообще получили единицы. Помню, всю неделю давали черный хлеб, белый - только по воскресеньям. Чай, иногда даже с сахаром! В неделю один раз полагался малюсенький кусочек масла. В основном, суп, картошка, капуста. Отопление было печным, зимой окна заиндевевшие, холод, и всегда хотелось есть - годы-то послевоенные, тяжелые. Был такой принцип: кто успел, тот и съел. Каюсь, было. Но у нас там была одна эстонка, одинокая пожилая женщина - повар, воспитатель и хозяйка. Вот она была молодец! Где-то могла сэкономить, придержать, чтобы потом нас прикармливать. Осенью заставляла собирать ягоды, грибы, рыбу ловить и потом зимой угощала пирогами. Таким образом и поддерживала.

Летом мы постоянно работали, не помню, чтобы отдыхали. Но так было у всех. Понятия "каникулы" не было. Пололи картошку, трудились на сенокосе, а осенью - снова в интернат, где приходилось тоже много работать и учиться. Поэтому многие и не выдерживали, бросали учебу, профессию не получали. Но некоторые стали хорошими хозяевами, трудились всю жизнь на селе.

Комсомольская путевка в жизнь

- Это сейчас после окончания школы молодой человек может сразу поступить в вуз. В те годы такого не было - был лозунг "Школа - производство - ВУЗ". Поэтому два года после школы по комсомольской путевке я проработал в колхозе. Разнорабочим. А самой "элитной" профессией была профессия тракториста, механизатора, водитель - так вообще предел мечтаний!

Особенно жалко было девчат. Такие умные, трудолюбивые были, перспективные. А как ушли на производство, так там и остались. Осели в деревне, завели семьи, детей нарожали. Но тоже нужное дело. И многие парни никуда не стали поступать. А работа в деревне тяжелая, многие стали инвалидами, да и, чего греха таить, спились-скурились. Вот так... А после того, как отработал положенное время, уехал в техникум поступать, в Красноярский край. Представьте: простой сельский парень, до этого ни разу не видел поезд, не летал на самолете. Отучился четыре с половиной года на курсах электрификации, и после защиты диплома по линии "Якутскэнерго" поехал в Вилюйск на районную электростанцию. Думаю, это была судьба - у меня ведь был выбор между Вилюйском и Жиганском. Там и встретил свою вторую половинку, Антонину, выпускницу Вилюйского педучилища. Там и свадьбу сыграли. Ну, а после все завертелось. Проработав года три в Вилюйске, Платон Петрович перевелся в Намский район. Семья - за ним. А потом...

- А потом меня потянуло на подвиги, - смеется, вспоминая те годы, Платон Петрович. - Поступил я в Иркутский энергетический институт на заочное отделение. Был такой факультет "по обеспечению энергией промышленных предприятий и городов". А в деревне книг нужных нет, нужно было постоянно ездить в город, в библиотеку... В общем, намотался я и, махнув рукой, подался в Харьковский юридический институт. Очно. И на несколько лет уехал из дома. В той ситуации именно жена, Антонина Гавриловна, повела себя как очень мудрая женщина. Это Платон Петрович мучился и переживал, как она будет справляться с детьми и хозяйством, на что жить... А она поняла все правильно. Не стала подрезать мужу крылья, словно предвидя его большую дорогу в жизни, правильно оценив огромный потенциал и возможности. Словно видя: в маленькой деревне ее деятельному мужу будет тесно. Не устраивала сцен и истерик, отпустила спокойно. Конечно, плакала в подушку от приближающейся разлуки, но вида не подавала.

- Мы постоянно общались. Писали письма, разговаривали по телефону, я приезжал к ним на каникулы, они наезжали ко мне в гости: Так что семья сохранялась и только крепла. Связи не прерывались. И в дальнейшем, когда поступил в Высшую партийную школу, начал ездить по районам республики и работать то в одном месте, то в другом, моя семья всегда была со мной.

Партия сказала - надо!

После учебы в юридическом институте стал сначала стажером, а позже - следователем в родных краях. А потом партия велела - надо! К слову сказать, в ряды КПСС Платон Петрович вступил, еще работая в селе Графский берег Намского района. Начинал с должности инструктора по пропаганде и агитации, а дальше пошел по партийной лестнице.

- Да, партийный хлеб ел я долго, - делится воспоминаниями Платон Ощепков. - И отошел от партийной работы в конце 80-х, когда партия стала сдавать свои позиции, зашатались, казалось бы, незыблемые устои: Многие помнят эти смутные времена. Пошел по юридической части. К концу 1994 года, когда Верховный Совет окончательно разогнали и при содействии Михаила Николаева было создано Государственное собрание (Ил Тумэн), я баллотировался и стал депутатом его первого созыва. И, скажу честно, это было самое яркое время! Были и бурные обсуждения, решали кучу вопросов, "бодались" с властями. Много чего было. Около года проработал простым депутатом, потом стал руководителем комитета по социальной политике. Во время утверждения республиканского бюджета всегда выступал за кредитные ассигнования в сельское хозяйство. Все мы прекрасно понимаем, что без дотаций сельскому хозяйству на Крайнем Севере просто не выжить... Потом был первым заместителем главы Ленского района, представителем президента...

Все заслуги, регалии и места ответственной работы перечислять не будем. Достаточно сказать, что работал Платон Петрович всегда там, где была необходима помощь. И по сей день близкие и друзья прекрасно знают о том, что он всегда поможет и словом, и делом.

"Счастье человека - в близких"

Серьезный подход касается всего, будь то работа или семья. Платон Петрович рассказывает, что свою будущую жену заметил сразу - красивая, умная, со смешинкой в красивых глазах и в то же время такая строгая: Наверное, с первой минуты встречи где-то глубоко в душе он был уверен, что именно эта девушка станет его единственной спутницей на всю жизнь. И если решил, так тому и быть! Он привык добиваться того, чего хочет, иначе не достиг бы таких высот. Доверившись интуиции, он и сейчас, через почти пятьдесят лет семейной жизни, знает, что, выбрав ее в спутницы жизни, он выбрал свою судьбу. Прошли годы, в семье выросли и получили высшее образование сыновья Петр и Владимир. Старший - подполковник милиции, кандидат технических наук, был доцентом Высшей школы милиции, сейчас с семьей переехал в Москву. Младший - кандидат политологических наук, живет в Москве, работает в МИДе, долгое время трудился вице-консулом в Китае. Есть внуки и правнучка, любимица и баловница. Ну и что ж, что дети и внуки разлетелись - одинокими они себя не чувствуют. Тем более, что семья старшего сына уехала на ПМЖ в Москву сравнительно недавно. Они очень активно общаются со своими родными - есть телефон, Интернет, скайп, в конце концов. Ощепковы - семья продвинутая, передовая, потому пользуются всеми достижениями цивилизации. И до сих пор сумели сохранить удивительную атмосферу единства, то, что дороже всех земных сокровищ...

На протяжении многих лет совместной жизни каждое утро Антонина Гавриловна провожала мужа на работу, а вечером встречала, кормила, расспрашивала, как прошел день, делилась своими новостями. Для Платона Петровича такое общение дорого. И сейчас, когда Платон Петрович находится на заслуженном отдыхе, мало что изменилось. Даже на пенсии его рабочий день всегда начинается ранним утром и заканчивается поздним вечером: возить внучку на кружки, дополнительные занятия, в школу, забирать ее оттуда - всем этим занимался любящий дед, родители-то заняты. Это сейчас, когда внучка уехала в Москву, отец и дед семейства пока не представляет, чем заполнить день. Несмотря на свои 70 лет, он очень подвижный, неугомонный, деятельный, и мало верится, что он будет коротать дни на диване и обсуждать с женой и знакомыми болячки. Вряд ли! Ведь есть еще и друзья, однокурсники, ученики, бывшие коллеги и просто люди, с которыми его свела судьба и с которыми до сих пор он поддерживает хорошие отношения. Об одном жалеет Платон Петрович, что уже не поохотится и не порыбачит: А ведь какой удачливый был стрелок и рыбак! Просто компания, с которой он постоянно выезжал на охоту-рыбалку, распалась: кто уехал, а кого уже нет в этом мире. А ездить с кем-нибудь ему совсем не хочется.

- Он очень открытый, мой Платон, - говорит Антонина Гавриловна. - И напористый, импульсивный. Потому и сердце его за любое дело, за которое берется, болит. Отсюда здоровье, конечно, оставляет желать лучшего, но он - оптимист по жизни и не унывает. На нем полностью дом, дача, а еще у него золотые руки, он может практически все и по сантехнике, и по электрике, и другие дела спорятся в его руках...

Если попытаться охарактеризовать отношения супругов Ощепковых, главным, наверное, будет слово теплота. А еще - любовь. И, конечно, надежность. Это еще один штрих к портрету юбиляра. Счастлив ли Платон Петрович Ощепков? Как муж, отец, дед, прадед, друг? Скорее всего, да. Ведь счастлив человек, когда счастливы его близкие.
 
Количество показов: 544
Выпуск:  Выпуск № 61 от 12.08.2011 г.
Комментарии