Тайга - ее стихия

17.09.2011 
Количество показов: 388
Любовь к тайге у Эльвиры Рудаковой с детства. Витим, куда ее бабушка привезла из Иркутска, с одной стороны огибала тайга, с другой – река Лена.
С детства она привыкла вместе со взрослыми ранним утром уходить в лес и так хорошо ориентировалась в нем, что даже взрослые с нею советовались, доверяли ее приметам. Когда настала пора, весь ее класс приехал поступать в Якутск. И, если практически все девчонки поступали в медучилище, а парни – в речное, то Эльвира выбрала лесной техникум.

«Лесная» династия

С тех пор прошел не один десяток лет, и Эльвира Рудакова не изменила своему любимому делу. До сих пор она живет рядом с лесом, под горой, на въезде в село Владимировка. Корреспондента «ЭС» Рудаковы встретили хлебосольно, угостили дарами любимой тайги.

С супругом Вадимом Николаевичем Эльвира Ивановна познакомилась во время учебы в лесном техникуме – они были однокурсниками. Так родилась «лесная» династия Рудаковых. Семейное дело продолжил и сын Эдуард. Он, повторив историю своих родителей, женился на своей однокурснице Екатерине. Сегодня Рудаковы – трижды бабушка и дедушка, четырежды прабабушка и прадедушка. Династию лесников хотел продолжить и внук Витя, которого с малолетства всегда брали с собой в лес. Но, к сожалению, к тому времени лесной техникум в Якутске расформировали, недолго просуществовало и лесное отделение при сельхозтехникуме.

После окончания учебы в 1961 году Эльвира и Вадим поженились и были направлены на работу в Шестаковское лесничество на 25 километр Покровского тракта, где их встретили в своей избушке лесник и семья дорожников. Начинали, как говорится, с нуля. Не было ни радио, ни электричества, не говоря о транспорте. Передвигались на лошадях, которых сами же содержали: сено заготавливали, следили за упряжью, состоянием саней и телег. Иначе как без «транспорта»? Вот и приходилось всем этим заниматься наряду с основной работой.

Через год у молодой семьи родился сын. Тогда Рудаковы решили строить дом, где им пришлось работать до самой пенсии. Здесь и квартира, через стенку – контора, куда приезжали лесники и там же ночевали, во дворе - лошади... Это здание и сейчас встречает въезжающих во Владимировку.

Лесная романтика

В профессиональные обязанности лесника входит охрана и защита леса. Ни для кого не секрет, что главная беда для зеленого богатства страны - пожары. Но не меньшую опасность представляют и насекомые. К примеру, шелкопряд.

Вспоминает Эльвира Рудакова:
- Каждое лесничество разделено на квадраты. В нашем лесничестве было семь лесников, и у каждого из них по семь-девять квадратов. А квадрат очень обширный, сверх норматива, 1600 га. Умножаем их на 7-9. Вот попробуйте-ка такую территорию объехать на лошади, транспорт не ходит, дорог нет…

Раньше было очень много заготовителей, от каждой организации, ведь газа-то не было. Мы им еще зимой отводили деляны по фондам. Не так-то просто было лес вырубить. А потом контролировали рубку леса, если что – штрафовали, добивались правильной вырубки, следили, чтобы лес рационально использовался, чтобы деловой лес не переводили на топку. На деловой лес шли деревья высотой 18-19 метров возрастом от 120 до 140 лет. Из них брали только шесть с половиной метров. Остальное - гниль снизу на 2 метра длиной и верхушка кроны – откомлевывалось (обрезалось – авт.). На топку шли деревья-перестарки возрастом 160-200 лет. Возраст дерева определяем с помощью специального бурава. А сосну вообще легко посчитать - из года в год она растет от ветви до ветви.

Рубили лес не где-нибудь, ведь он подразделяется на группы. Лес 1 группы – это защитная зеленая зона. Она уходит вглубь тайги на девять километров. Ее трогать вообще нельзя! Но некоторые этого не понимают. Сейчас никто за этим не следит. Зеленая зона вырублена, захламлена, рубка ведется беспорядочно. В марте-апреле еще по снегу собирали зеленые шишки сосны, закладывали в барабан сушильной камеры, отшелушивали, а потом высеивали их за трактором. На дерево лазили мужчины, кто-то снизу сшибал, женщины успевали собирать во время валки на лесосеках. Буквально устраивали субботники, потому что для килограмма семечек надо собрать очень много шишек. Основная наша страда – лето. В это время начинали рыть минерализованные полосы от пожаров, прорубали просеки, тушили пожары. Лес, в основном, горит в доступных для людей местах. В недоступных местах он загорается очень редко.

По словам Эльвиры Ивановны, шелкопряд практически неистребим. Мало помогает и авиация, распыляющая отравляющие вещества. Рудакова считает, что эти насекомые прибыли к нам вместе с лесом по реке из южных краев, но прекрасно переносят наши морозы. Уйдет на зиму в подстилку и спокойно перезимует. И поднимает голову, в буквальном смысле, не каждый год, а периодически, спокойно переходя даже асфальтированную трассу. Как-то одна особь укусила Эльвиру Ивановну за шею. Говорит, что кусается шелкопряд очень больно. Прямо как в «ужастиках»! Зато, говорит Рудакова, что у нас нет энцефалитных клещей, во всяком случае, за всю свою «лесную» жизнь она их ни разу не встречала. Вот в Хабаровске - другое дело, там влажность. А у нас другая напасть – березовые клопы.

Защищается Рудакова от комаров и другой кровососущей нечисти с помощью березового дегтя. Разведет его растительным маслом и вот экологически чистый крем от комаров готов.

В планы лесников входит еще сбор и сдача ягод и грибов, листьев толокнянки, так что лето – самая напряженная пора.

- После работы сваришь на костре ведро супа, ведро чая, выспишься, отдохнешь и снова в бой! Лес лечит. Когда будете в лесу и увидите дерево с высоким прямым стволом, подойдите к нему, обнимите его, а потом повернитесь спиной, встаньте прямо, уприте позвонок, затылок к стволу, и стойте так столько, сколько душа просит. Дерево вам даст здоровье, долгие годы жизни», - советует Эльвира Ивановна.

Радости и горести

Рудаковы приехали жить во Владимировку 15 августа 1964 года, с тех пор живут здесь. Всю свою трудовую жизнь отдали процветанию родного Шестаковского лесничества. Раньше при лесничестве был цех по изготовлению ширпотреба. В зимнее время лесники делали черенки для лопат, топорища, метлы и другую нужную для хозяйства мелочь. Лесничества между собой даже соревнования устраивали. Для этого им сверху спускались планы. Начали с малого, но со временем поднялись до миллиона рублей реализованной продукции. Появилась бригада плотников, которые делали срубы, поддоны для Покровского кирпичного завода, приобрели две пилорамы, появились станки, шлакоблочный цех в городе, выделили трактора и «УАЗик». Уже стало легче выезжать на тот же пожар. Сядут два-три человека – и мобильная бригада готова! Жить стало веселее, люди получали хорошую зарплату при «потолке» в 300 рублей… Но тут пришла перестройка, а с нею и запрет: «Все! Занимаетесь только лесным хозяйством!».

- Всем руководила Москва. На место под свалку где-то в Якутии и то Москва давала согласие! Я вот этого не понимаю! - недоумевает ветеран Рудакова.

Как мы уже отметили в начале, Вадим Николаевич также свою жизнь посвятил охране и защите родного леса. За заслуги в области лесного хозяйства и многолетний добросовестный труд Указом Президиума Верховного совета РСФСР ему еще в 1984 году было присвоено почетное звание «Заслуженный лесовод РСФСР». Думается, что признание заслуг мужа – это и признание заслуг жены, хотя и у Эльвиры Ивановны грамот и благодарственных писем от руководства не счесть. Ведь не зря каждую комиссию или проверку везли именно в Шестаковку. А почему? Потому что благодаря Рудаковой с документацией и всем прочим у них всегда все было в порядке. Другая сторона медали – Шестаковское лесничество всегда было на виду у местных руководителей, потому и не смогли отстоять свой цех в отличие от тех, кто находился подальше от Якутска (Олекминск, Алдан, Ленск). И зарплату за всех получать в город ездила Эльвира Рудакова. Говорит, что Бог спасал, никаких ЧП не случалось, хоть ездила на автобусе да на попутках.

За родной поселок

Если в послевоенные годы во Владимировке были клуб, школа, то сейчас этих очагов культуры и образования в помине нет, с трудом отстояли единственный магазин, который в свое время был построен благодаря стараниям депутата Рудаковой. Раньше в деревне было много детей, сейчас все меньше. Дети ездят за знаниями в соседнюю Табагу. Раньше их увозил маршрутный автобус, сейчас им хоть школьный выделили. Постоянно во Владимировке проживает где-то двести человек. Деревня относится к Хатасскому наслегу, работникам администрации которого Эльвира Рудакова является бессменным помощником по всем вопросам, связанными с жизнью Владимировки. В администрации Хатасс мне так и сказали: «Эльвира Ивановна – наша «советская власть» во Владимировке».

Среди местного населения Рудакова пользуется большим уважением и авторитетом. Его она заслужила своей активной жизненной позицией, примером в трудовой жизни, верностью поселку. Имя Эльвиры Рудаковой еще в прошлом году внесено в Книгу Почета села Хатассы. А этот год для нее вдвойне памятный: на днях Эльвира Ивановна отметила свой 70-летний юбилей, а в августе их семейному союзу исполнилось полвека! 27 сентября в клубе села Хатассы Рудаковых ждут на торжественное мероприятие в честь чествования золотых и серебряных семей-юбиляров. А совсем скоро, 18 сентября, родителей, бабушку и дедушку приедут поздравлять дети и внуки с профессиональным праздником – Днем работника лесного хозяйства, которому они посвятили всю свою жизнь и болеют за него душой по сей день.

Редакция газеты «Эхо столицы» поздравляет всех работников и ветеранов Лесного хозяйства республики с их профессиональным праздником и желает крепкого здоровья и долголетия, как у сибирского кедра.
Эльвира Рудакова (крайняя слева) вместе с коллегами в свой профессиональный праздник
Эльвира Рудакова с лесниками в том самом «общежитии» встречает Новый год
Количество показов: 388
Выпуск:  Выпуск № 71 от 16.09.2011 г.
Комментарии