По следам якутского золота

20.02.2012 
Количество показов: 469
Управлению экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России 16 марта исполняется 75 лет.
Михаил Евсеевич Ноговицын – один из учеников знаменитого В.Н. ПоповаНовоиспеченный геолог Михаил Ноговицын в 1975 году по окончании ЯГУ пришел служить в милицию, а после переподготовки в Новосибирской средней школе милиции МВД СССР был назначен инспектором отделения по борьбе с валютными преступлениями отдела БХСС МВД ЯАССР.

Это валютное отделение было своего рода элитным. Если прибавить к этому присущую молодости романтику – картину преследования преступников где-либо в отрогах далекого Оймякона или Джугджура, флер особой опасности, то надо представить, с какой ответственностью приступил к своим обязанностям молодой инспектор Ноговицын.

История службы экономической безопасности сложена за 75 лет существования, а делали ее такие бескомпромиссные сотрудники, как полковник милиции в отставке Михаил Евсеевич Ноговицын. Пытливый ум, великолепные знания, особая самоотверженность, преданность делу – множество положительных черт присуще поколению «бэхэсэсников» того времени. И жизнь потому получилась такая же – честная и ровная. От инспектора до начальника ОБХСС Якутского ГОВД, от начальника отделения БХСС до зам. начальника УВД по г. Якутску.

Михаил Евсеевич по-прежнему полон сил, и ему есть о чем вспомнить.

Школа Деда

В валютном отделении Михаил сразу попал в руки начальника Василия Николаевича Попова, личности авторитетной. Подполковник милиции, заслуженный работник МВД СССР Попов был человеком боевым. За длинную седую бороду его звали дедом, за умение выслушать и мудро наставлять – учителем. Милиции Попов отдал ровно сорок лет, двадцать пять из которых – борьбе с валютными хищениями. О его незаурядности ходили легенды. Одно то, что под руководством и с участием Василия Николаевича у преступников было изъято около 250 кг золота, около двух тысяч карат алмазов, возвращено государству ценностей на сумму свыше миллиона рублей, вызывало изумление. А внедрение его в преступные группировки более десяти раз и отторжение оттуда целым и невредимым – священный трепет. Как это возможно? Как надо суметь перевоплотиться, чтобы с ходу войти в доверие к матерым преступникам, чтобы после, долго не валандаясь, взять их с поличным? Но так было. И было чему у Деда поучиться. И, наверно, это стало основой того, что из руководимого Поповым валютного отделения выросла впоследствии доблестная плеяда «валютчиков», оплот БХСС и ее гордость – Виктор Владимирович Тертычный, Владимир Сергеевич Хохлов, Геннадий Иванович Каштанов, Юрий Георгиевич Припузов и многие-многие другие.

«Мне повезло с начальником и сослуживцами, - говорит сегодня Михаил Евсеевич, - я приобрел много положительных качеств, какие сейчас у меня можно обнаружить».

Вскоре у молодого инспектора Ноговицына начались свои будни, и измеряться они стали началом уголовных дел, которое обычно влечет за собой логическое их завершение.

Таджикский след

Как-то стылым декабрьским утром 1981 года вернулся Ноговицын из командировки. Тут в кабинет к нему вошли укутанные по самые глаза двое мужчин среднеазиатской внешности. Они спросили про коллег Михаила и ушли восвояси. Позже инспектор узнал, что это были сотрудники ОБХСС из Таджикистана, где изъяли 700 грамм промышленного золота, скупленного в Якутске.

Услышал, узнал да забыл, закрутился в своих делах. А осенью следующего года встречает его в порту с отпуска Хохлов и говорит, что сам уходит в отпуск, а ему, Михаилу, оставляет доработать дело по факту изъятия в Таджикистане якутского золота. Так Ноговицын вплотную занялся этим «золотым» делом.

Фабула его была очевидна. Некий Ш., продавец фруктов на Зеленом рынке Якутска, познакомился со стариком-китайцем по имени Леня, тоже торговцем. Старик предложил ему купить промышленное золото, что Ш. и сделал, а потом отбыл в свой солнечный Таджикистан. На родине он пытался сбыть золото, но был задержан и осужден.

Перед Михаилом встала задача найти старика-торговца. КГБ республики было известно, что зовут китайца «Леню» Лю-Хунь-Нань, и что каждое лето он оказывается в рядах торговцев Зеленого рынка. Ноговицын установил место его проживания на летний период в Якутске, нашел фотографию. Свои услуги предложил из Таджикистана обличенный Ш. Вскоре он был оттуда доставлен.

И началась оперативная работа. Оказалось, что, несмотря на позднюю осень, «Леня» еще торгует на рынке. Его там и задержали вместе с соучастником. На этот раз у них было изъято 2,5 кг промышленного золота в крупных самородках. Через день изъятое пополнилось еще 500 г золота. Всего получился 21 самородок.

Но прежде были непредвиденные ситуации, которые, к счастью, не повлияли на успешное завершение операции.

В ходе работы по изъятию таджик Ш. встретился на конечной остановке автобуса № 1 для совершения валютной сделки с «Леней», где с поличным последнего и должны были взять. Аккурат в это напряженное время возле остановки тормознула …милицейская машина и застыла там, закрыв обзор из другой машины, где находилась готовая выскочить по обусловленному сигналу группа задержания.

Время шло. Милицейский «уазик» безмятежно стоял. Еще секунда, и все может сорваться. Что делать? Кто-то вылетел из машины, побежал в сторону «Сельхозтехники», что находилась напротив остановки, срочно позвонил в горотдел. Оттуда по рации дали команду «уазику» убраться с этого места ко всем чертям.

Но успели, задержали, «Леня» ничего не заподозрил. А ведь операция, которая разрабатывалась почти два года, была на грани срыва, только потому что невесть откуда взявшийся милицейский «уазик» остановился, не ведая ни о чем, на нужном месте, где переходила передача золота из рук в руки.

Золото на дне

1983 год. Лето. Причал поселка Хандыга на реке Лена. Старший инспектор БХСС Борис Бакташев вычислил среди пассажиров некоего гражданина А., уроженца тогдашней Чечено-Ингушской АССР. Тот следовал из поселка Сусуман Магаданской области на родину. Инспектора удивил странный путь следования: на автомобиле до Хандыги, далее водным путем, потом, видимо, опять наземным. Почему сразу не воздушным транспортом через Магадан? Инспектор Бакташев знал ответ на этот вопрос. Именно воздушного пути опасались те, кто перевозил нелегальный груз. Аэроперевозки еще как-то перекрывались для расхитителей народного добра в то время, а наземные дороги можно было проскочить.

Отозвав гражданина А. в сторону, Бакташев предложил ему подняться вслед за ним на дебаркадер. И допустил непростительную оплошность, ступив на трап первым перед незнакомцем, а не после него. Это он понял в следующую же секунду, когда запоздало услышал всплеск воды. Стало ясно, что А. выбросил за борт что-то тяжелое, что сразу погрузилось на дно. Инспектор доложил о случившемся и своих подозрениях в БХСС МВД ЯАССР, предположив, что А. избавился от перевозимого им промышленного золота.

Для изучения обстановки на месте и разработки мероприятий в Хандыгу прибыл старший инспектор валютного отделения БХСС Михаил Ноговицын, который знал, что для поднятия выброшенной сумки (предположительно, это могла быть сумка) необходим водолаз. Глубина возле причала - 9 метров.

Но где раздобыть такого редкого специалиста? С кем-кем, но с водолазами Ноговицыну еще работать не приходилось. В якутском ЖКХ он сразу получил отказ, ибо стоял разгар пляжного сезона, и водолазов-аквалангистов не могли отлучить от основной работы.

В Хандыге перед инспектором встала дилемма. Оказалось, что уровень воды в районе причала к середине лета резко падает. И дно обнажается. Но если выжидать этот естественный упадок воды, то можно и не дождаться – груз может занести песком, речным илом. Тогда его вообще не отыщешь.

На пристани поселка Хандыга Ноговицын провел почти месяц, загорел, как негр, пока, наконец, коллега Геннадий Каштанов каким-то образом «не выкрал» в ЖКХ аквалангистов и не отправил их в Хандыгу. Однако их долгожданная работа не увенчалась успехом. Водолазов сносило сильным течением реки, сразу выбрасывало на поверхность воды.

Что делать? Ноговицын вернулся в Якутск, пошел в Ленское объединенное пароходство, где ему подсказали, что в поселке Усть-Мая проживает нештатный водолаз Владимир Соколов со всем водолазным оборудованием, но ему нужен напарник.

Михаилу вспомнился старый знакомый Сергей Шитарев, служивший в морфлоте водолазом. Он быстро разыскал его, а Соколов должен был прибыть в Хандыгу из Усть-Маи. И, наконец, настал тот день, когда со дна Лены была поднята холщовая сумка со свертком промышленного золота весом более пяти килограмм. На подъем сумки со дна реки ушло всего сорок минут…

И этот случай, и многие другие - каждый день приносил инспектору валютного отделения Ноговицыну что-то новое, обогащал познаниями. И тем работа была интересней, притягательней, пленительней, что за всеми ее перипетиями, какими бы они ни были долгими и изнурительными, всегда приходил результат – раскрытие.
Количество показов: 469
Выпуск:  № 12 от 17.02.2012 г.
Комментарии