Солдат афганской войны

17.02.2014 
Количество показов: 847
Завтра Россия отмечает 25-летие вывода российских войск из Афганистана. Воины-интернационалисты заслуживают любых наград, и все ордена и медали для действующих военнослужащих и ветеранов боевых действий – это знаки особого отличия.
За боевые заслуги, за личную храбрость и отвагу... Но для самих участников военных действий в Афганистане эти медали и ордена – как вечная память о тех событиях.
Ограниченный контингент наших войск пришёл в Афганистан, когда уже горели мечети и школы, была объявлена «необъявленная война» и молодая дружественная Советскому Союзу республика взывала о помощи. За эти годы многое поняли, многое пережили, многому научились. Накопилось знание, и не только военное. В душах и характерах появилось объединяющее всех, военных и невоенных, кто прошел Афганистан, особое афганское братство и афганская дружба. Все, что тогда происходило – теперь история современной России. Почти 10 лет молодые ребята и мужчины воевали далеко от родного дома, за границей своего государства, выполняя интернациональный долг. Теперь эта дата, 15 февраля, считается Днем памяти всех, кто воевал, участвовал в боевых действиях, в различных военных конфликтах.

4 апреля 1989 года советское правительство и ООН согласились о выводе всех частей Советской армии с территории Афганистана. 15 февраля 1989 года в 10 часов 30 минут командующий 40-й армией генерал-лейтенант Борис Громов последним из ограниченного контингента советских войск перешел мост через Амударью, разделявшую СССР и Афганистан. Так завершилась почти десятилетняя война.
СССР отправил на войну в Афганистан 650 тысяч солдат и офицеров. 15 тысяч оттуда не вернулись, 35 тысяч человек были ранены, пропали без вести или попали в плен более 300 человек.

Разведчик из «Водоканала»

Анатолий Назин работает на «Водоканале». Мало кто может сказать, глядя на этого спокойного, уравновешенного мастера ремонтного цеха, что он 19-летним пацаном попал в Афганистан. Да и не дашь ему 51 год – моложав и подтянут, немногословен и спокоен. Да, был Афган, соглашается он. Было многое, через что пришлось пройти. Терять друзей, увидеть смерть командира, слышать крики и стоны раненых и понимать, что многие из них не вернутся домой, не обнимут матерей, не прогуляются по нарядным улицам. Многие парни даже не влюблялись ни разу, ни разу девушку не поцеловали, не успели подержать на руках сына, построить дом, посадить дерево. Все это отнял у них Афган...

И при воспоминаниях заволакиваются глаза дымкой – и вот он снова там, в горных ущельях, снова под обстрелом снайпера, перепрыгнув через насыпь, опрометью бежит к речке, чтобы напиться. Туда и обратно – так быстро и стремительно, что снайпер даже не успел опомниться. И воды напился, и жизнь сохранил. 

Он вспоминает, как попал в Афганистан. Под покровом ночи вывезли на аэродром. Не было ни предчувствия, ни опасения, просто случайно попался на глаза список – бог его знает, может, по халатности штабных работников или просто по недосмотру? А список это был «выбывающих с территории Советского Союза». Удивился – куда это его «выбывают»? И тут командир, который их привез на аэродром, шепнул в ухо: «Ребята, вы едете в Афган». Афган! Когда самолет приземлился, они сразу же улеглись на землю, вокруг – люди с оружием, непривычно так, боязно немного. Это он, Анатолий, за плечами которого было четыре года обучения в речном училище, человек привычный и к казарме, и к муштре, и к жизни «по приказу». А ведь много было ребят, которые только-только от материнского тепла, семейного уюта... А Анатолий как ушел с восьмого класса из родительского дома, из родного иркутского поселка, так туда и не вернулся. Учеба, армия, год в бригаде специального назначения, развед­рота и Афган.

Сутки лежали, прижавшись к земле. Только потом подъехали люди, бородатые, из спецроты, куда по воле судьбы попал Анатолий. Несколько человек вывели и увели с собой. Так началась служба в Афганистане, в шестой группе спецроты. Ходить кругами вокруг ночного Кабула, совершать рискованные вылеты на вертолете, выходить в составе групп, нацеленных на уничтожение караванов, устраивать засады в пустынях на главарей душманов, занимая круговую оборону – все это скоро стало привычным. 

«Афганский синдром»: привыкнуть к мирной жизни

Он вернулся, прослужив в Афгане ровно год. Он вернулся, выполнив интернациональный долг. Никто еще тогда не знал, чем это обернулось для сотен тысяч наших соотечественников, их близких и родных. Сколько крови пролилось в этой «дружественной соседней стране», сколько слез было пролито! Загублены молодые жизни, исковерканы судьбы. Война в Афганистане длилась девять лет, один месяц и девятнадцать дней...
Армия, конечно, сильно изменила Анатолия. Пришлось быстро повзрослеть. Вернувшись домой, он долго не мог привыкнуть к мирной жизни – очень тяжело было видеть и ощущать непонимание и неприятие людей. Было странно ощущать, что люди ходят без оружия, не нужно ни в кого стрелять, не нужно опасаться за свою жизнь. Но ничего, привык. Вернувшись домой, ребята-афганцы решили сходить в ресторан, но не понравилось что-то, напыщенно, что ли, чересчур... Вышли и пошли в обычную столовку. 

В первое время по возвращении домой он обходил стороной все кусты – было ощущение, что за ними сидит человек с ножом или автоматом. Очень много изменилось в Анатолии Назине после войны, переоценка самой важности жизни была очень серьезная. «Ты понимаешь, насколько хорошо - просто жить. Начинаешь замечать каждый листочек, и как его пронзает солнечный лучик», - задумчиво говорит Анатолий Николаевич, сжимая и разжимая кулаки, уставившись в одну точку. Потом широко улыбается: «Многие товарищи ездили в Афганистан. Вспоминали былое. Фотографировали спецроту нашу. И бывшие душманы их с радостью встречают, уважительно относятся. Мы же не только воевали, но и добра много сделали. В Кабуле целый квартал построили, пятиэтажные дома. И с местным населением нормальные отношения были».

Две тысячи за Афган

При Советском Союзе были льготы для участников афганских боевых действий. После развала СССР о ребятах, многие из которых сейчас уже деды, как-то подзабыли. Во всяком случае, как рассказывает Анатолий Николаевич, дают две тысячи – на лекарства, к примеру. Нет, он не обижается на свою страну, будучи солдатом и патриотом, не за заслуги и льготы отдавал свой интернациональный долг. «Страна сказала, командир приказал, мы выполняли. Мы были солдатами. Представьте, что было бы, если бы начался саботаж и каждый бы говорил: «Я не буду» и «Я не хочу». И потом, уже тогда ходило много споров: наша война – не наша, за что погибали ребята, от кого защищали страну, кому это было нужно? Анатолий Назин себе такие вопросы не задавал. Может, и задумывался. Он был солдат – и этим сказано все. Разведчик. Спецрота – это не пустые слова. Это повальная дисциплина и ни слова против. «Тогда была «холодная» война», и американцы тоже могли занять Афганистан, направить ядерные ракеты на Москву, да на любой горд Советского Союза! Так что в стратегическом плане война была оправдана. А в человеческом... «Мы выполняли приказы». Это был долг Родине. Что-то было правильно, что-то – нет. 

Героями не рождаются

Анатолий Назин сейчас, спустя четверть века, говорит о том, что такие ребята, как «афганцы», никогда не подводили. Он много раз убеждался в надежности, преданности, верности долгу этих парней, когда ходил с ними в бой, в разведку, на задания. Их по праву можно назвать героями, и это не громкие слова. Все они прекрасно понимали и знали, что их ждут дома, что где-то в Союзе, в родном городе, ждет спокойная, мирная жизнь, ждут мамы, жены, любимые девушки... И, тем не менее, никто из них не струсил, не отступил перед лицом опасности, перед угрозой смерти. Они до конца выполнили солдатский долг и заслужили вечную память, ту память, которой достоин герой.
Есть такая история, о которой Анатолий Назин не любит говорить. В силу своей природной скромности или просто потому, что не считает нужным это афишировать. Из Афганистана он должен был приехать домой Героем Советского Союза. Не довелось. Он просто тогда посчитал, что это звание намного нужнее близким и родным погибших. И отказался. И совсем не жалеет об этом.

Патриотизм нужно воспитать

Смотря фильм об Афгане, о ребятах, которые там служили, украдкой смахивает слезу. Так, незаметно – будто соринку с глаза смахнул, а не слезинку. Скупо так, по-мужски, казалось бы, совершенно без эмоций. О ветеранском движении сами ветераны афганской войны вспоминают чаще всего в годовщину. Или по великим праздникам. Пытаются делать какую-то работу, вспоминает Анатолий Назин. Сами, по собственной инициативе. Ведут патриотическую работу в школах, встречаются со школьниками, молодежью. «Если не мы, то кто? Если упустим молодых, будут нарушены традиции. У нас есть определенный багаж знаний, опыта, который нужно кому-то передать», - говорит Анатолий Николаевич. 
Количество показов: 847
Выпуск:  № 16 (2241) от 14 февраля 2014 г.
Комментарии