Сто лет Варвары Воробьевой

24.12.2014 
Количество показов: 856
На прошлой неделе Варваре Воробьевой, проживающей в 17 квартале Якутска, пришло письмо  от Владимира Путина. Президент России поздравил женщину с  сотым днем рождения. 

Маленькая колыбель на Большой Ордынке
Варвара Алексеевна родилась в далеком 1914 году. На дворе стоял декабрь. Это была непростая зима: бушевала Первая мировая война. На  Северо–Западном фронте русские вели тяжелые позиционные бои с немецко-австрийскими войсками. Немецкие крейсеры топили в Черном море русские пароходы и обстреливали город Батуми. На западном фронте германская авиация бомбила Лондон. А в Москве на Большой Ордынке маленькой малышке Варварушке пели колыбельную и надеялись, что жизнь у дочурки удастся.
Но потом пришла революция, голод, разруха, гражданская война. Отец Варвары был инженером, относился к пресловутому среднему классу, которому в годы диктатуры пролетариата пришлось тяжелее всего. В городе прокормить троих детей было сложно. И детей отправили в деревню. Там тоже было не сладко, с семи лет девочка начала сама зарабатывать на хлеб и учебу. Поначалу, чтобы научится читать и писать, нянчилась с ребенком сельской учительницы. Родители в это время восстанавливали коммунальную систему Москвы. Отцу дали бригаду из 45-ти человек немецких специалистов-ассенизаторов, которых сегодня назвали бы просто сантехниками. Мать была при бригаде поваром. Так зарождалась московская система канализации. Немцы поработают и уедут, а родителям вменят связь с иностранными агентами...

Лодочка, плыви...
Их детям придется выживать в деревне. С 11 лет Варвара с утра до ночи  батрачила вместе со взрослыми на бескрайних свекольных полях. Платили за это пять рублей в месяц. «Помню, – говорит она, – пришел на поле десятник-бригадир и увидел за работой детей, возмутился и распорядился использовать детей на работе только с 9 утра до 3 часов дня. И платить нам стали вдвое меньше. Работали дети и на железной дороге, отсыпали песок, подтаскивали, схватив по трое, по четверо шпалы. Мужикам хорошо, – смеется сейчас Варвара Алексеевна, – у них были перекуры. А нам, пока они курят, наоборот, самая работа: подсыпай песок да подноси без продыху шпалы. Чуть подросла, работала в райцентре на колхозном рынке, перебирали овощи, картошку, яблоки, кололи дрова. Местным хорошо: рынок закрывается, они домой идут,  а нам некуда идти, порой и под столами приходилось спать. А что, работать надо», – вздыхает она. В Китае говорят, что жизнь – это лодка, которую несёт река судьбы. В 16 лет на Варвариной лодочке появился капитан: она встретила свою первую и единственную в жизни любовь – Константина Фуна.

Настоящий капитан
Фун Жень Фун – китаец. На самом деле жителей Поднебесной со времен царской России в молодом СССР было довольно много. Границы были фактически открытыми, а жизнь в Китае – еще хуже, чем у нас. Потому за лучшей долей в Россию приходили тысячи и тысячи китайцев. Константина как старшего сына отдали в 13 лет учиться профессии ювелира. Образование в Китае тогда было делом патриархальным и своеобразным. Прежде чем тебя начнут учить профессии, ты должен был работать на мастера, выполняя самую грязную работу в хозяйстве, порой принимая побои и ругательства как должное. Паренёк такого издевательства не выдержал и сбежал. Куда он и как шел, сам не знал, но кривая вывела в Россию. Здесь Фун Жень Фун успел поработать на дальневосточных приисках, лесоповалах, его стали называть Константином Ивановичем. Время было такое, и он с головой окунулся в революционное движение. В гражданскую войну юношей он громил белогвардейцев и белобандитов на Дальнем Востоке и на Украине. А в 1931 году, когда встретил Варвару, был неотразимым красавцем и, несмотря на свою молодость, героем гражданской войны и капитаном милиции.  

Военный переводчик
Молодые поженились и переехали во Владивосток, пошли дети. Китай тогда был оккупирован японскими милитаристами, обстановка на границе была сложной. Капитан милиции и коммунист  Константин  Фун  стал нужен стране как армейский офицер, в совершенстве владеющий китайским языком. И перед самой войной мужа Варвары Алексеевны перевели в штаб армии в Хабаровск. А там началась война, дальневосточные дивизии были переброшены в мясорубку под Москву. Фун воевал до самого конца войны. А на Дальнем Востоке у него от болезней один за другим умерли пятеро детей... О том времени Варвара Алексеевна не может говорить без слёз. Война закончилась, и муж приехал. Но дома уже бывал редко. Боевой командир, профессиональный революционер и партиец как советский военный  специалист стал нужен китайской компартии,  которая воевала с Чай Кан Ши и партией Гоминьдан. Граница рядом – командировки шли одна за другой.

 Дорога в Китай
В 1949 году Чай Кан Ши был побежден и ушел на остров Тайвань. Председатель Мао Цзэдун объявил Китайскую Народную Республику. Тысячи китайцев потянулись из Советского Союза на родину. Среди желающих уехать на постоянное место жительства был и Константин Фун. Ему как советскому офицеру уехать было намного сложнее. Случилось это так: у младшей дочки отказали ноги, наши врачи разводили руками и говорили, что это не лечится. Варвара сказала мужу: «Я знаю, в Китае есть лекари, которые лечат иглами, ты должен отвезти нас с дочерью туда». Три года Константин добивался разрешения на переезд. В год смерти Сталина им позволили уехать.  Двое сыновей остались в СССР. Старший еще раньше по комсомольской путевке уехал работать монтажником-строителем в Якутск, за ним потянулся и другой сын. А Константин и Варвара с двумя маленькими детьми поехали на родину мужа. Китайская народная медицина поставила дочь на ноги. В Поднебесной Варвара Воробьева родила сына и дочь. Китай их принял хорошо, трудностей они не боялись, сама Варвара работать не боялась, а в трудолюбии могла дать фору и любому китайцу. Так и жили, работали, растили пятерых детей. 

Нас разлучила культурная революция
Счастье закончилось в 1966 году с приходом культурной революции. Страшное время, жуткие страницы современной китайской истории. Миллионы человек подверглись репрессиям, в первую очередь интеллигенция, старые коммунисты. Людей забивали на улицах палками, морили в трудовых лагерях. Никаких иллюзий по поводу своего будущего у четы Фун не было. Главное – спасти детей. «Мама запретила нам учиться: ходить в школу было опасно», – вспоминает дочь Варвары Алексеевны. Три года женщина добивалась выезда в СССР по большей части для детей. Ее мужу обратного пути уже не было. 
«Ты, русская, можешь уезжать, а вот дети твои – китайцы, они останутся дома», – улыбаясь, говорили ей государственные чиновники. Чтобы уехать из Китая, Варваре пришлось оформить развод. Отъезд из Китая был побегом с пятью детьми, со спрятанным советским  паспортом и документами на детей. Прощаясь, глава семьи говорил: «Идите и не беспокойтесь за меня, я смерти не боюсь». Прожил он после этого всего три года. 33 года продлилась семейное счастье четы Фун, 18 лет из них – в Китае. 15 декабря 1969 года они пересекли границу. Новый 1970 год семья   встретила в Якутске. Стоял дикий мороз, сплошной туман, шесть человек вышли из самолета в лёгкой осенней одежде и шелковых платочках. У трапа их ждали два взрослых сына Варвары – Юрий и Станислав. В Якутске женщина до выхода на пенсию проработала охранником в военизированном охранном предприятии аптечного склада. 

P. S.
Сегодня у Варвары Воробьевой семь праправнуков, 17 правнуков, 17 внуков. Указом Главы Якутии от 12 декабря 2014 года № 201 ветеран тыла, труда Варвара Воробьева была награждена Почетным Знаком долгожителя Республики Саха (Якутия) «Уйэ саас». Варвара Алексеевна стала третьей горожанкой, перешагнувшей 100-летний рубеж. Старейшая жительница Якутска Петрова Клавдия Тимофеевна отметила в этом году уже 106 день рождения. 100 лет недавно отметил и Силин Александр Семенович. 

Количество показов: 856
Выпуск:  № 144 (2369) от 19 декабря 2014 г.