Раиса Белялова: «Судьба врача: безотказность, своевременность, качество»

18.10.2015 
Количество показов: 776
Медицина – удел сильных и гуманных людей. Сегодня мы расскажем о медике от Бога – Раисе Беляловой, враче-бактериологе и инфекционисте, Отличнике здравоохранения СССР, ветеране тыла, живой легенде Якутской городской клинической больницы. Раиса Александровна – яркий представитель старшего поколения медработников, чей трудовой героизм в годы войны и послевоенное время обеспечивал нашему народу высокий уровень охраны здоровья. Счет спасенных ею людей идет на тысячи. Воспитанные под ее наставничеством младшие коллеги до сих пор трудятся в больнице, продолжая замечательные традиции российской и советской медицины.
Она начала работать в Якутской городской больнице в 50-е годы прошлого столетия, когда главным врачом была Н. И. Ковалевская, талантливейший врач и изумительный руководитель. В горбольнице в то время была высокая дисциплина, постоянное повышение квалификации, атмосфера взаимопомощи, своевременные консультации, консилиумы для качественного лечения больных. Раиса Александровна на всю жизнь запомнила субботние врачебные конференции, которые в то время были большой школой обучения, особенно для начинающих врачей, а обмен опытом со старшими коллегами давал то, что не преподавали в стенах вуза.

Парень умер из-за отсутствия ухода
В одну из субботних конференций разбирался случай гибели больного - 25-летнего здорового лесоруба. Он умер от брюшного тифа. Это был нонсенс, ведь в отделении был весь арсенал медикаментов. Лечащий врач пыталась оправдываться, объясняла, что, мол, он умер по своей вине – недисциплинированный был больной...
- Я задала вопрос: «Почему вы считаете больного недисциплинированным?». Врач стояла, опустив глаза, и молчала. Потому что ответ был на поверхности. Каждый медик знает, что у всех тифозных больных, как правило, высокая температура, и они ведут себя неадекватно, постоянно соскакивают с кровати и пытаются куда-то бежать. Нужна-то была самая  малость – индивидуальный пост медицинской сестры, и тогда бы избежали печального исхода. Решение конференции было однозначным: недостаточная квалификация врача и плохая организация лечения, а самое главное  – отсутствие элементарного ухода за больным.

Родственникам пациента тоже нужна чуткость
Раиса Белялова уверена: чуткое сердечное отношение медицинского персонала нужно не только больным, но и их родственникам. В ее практике был печальный  случай. Поступил в инфекционное отделение юноша. Единственный сын у родителей. С очень тяжелой формой инфекционного гепатита, осложненного циррозом печени.
- Я родителям так и сказала: их сын – не жилец. Как же  было жаль и мальчика, и маму с папой. Они умоляли увезти сына в Иркутск, попытаться сделать все возможное и невозможное. Это была их последняя надежда. Я сама увезла его в Иркутск, успокаивала его, как могла, и с тяжелым сердцем передала его иркутским врачам. Уже потом, на одной всесоюзной научной конференции, встретилась с тем самым инфекционистом из Иркутска, который принял у меня моего пациента.  Он сказал мне, что тот мальчик тогда все равно  умер. Я ответила, что знала о таком исходе. Коллега поинтересовался, зачем тогда я привезла умирающего. Это же дорого, да и вообще… Я ответила: было очень жаль его родителей. Нельзя было, чтобы они потом всю оставшуюся жизнь себя казнили, что не сделали все возможное для спасения сына.

«Мы лечили малышей любовью»
В инфекционном отделении Раиса Александровна курировала больных с дифтерией. Санэпидстанция привозила по одному ребенку, так было положено по санитарным правилам. Чаще всего привозили вечером. И приходилось долго ждать, пока всех больных привезут. Я не уходила домой, заодно и все бактериальные анализы делала. Часто родители не хотели оставлять детей в больнице одних. Приходилось часами беседовать с мамашами, успокаивать их. За это время ребенок спокойно засыпал, и не было причин для волнения. Иногда дети после лечения не хотели возвращаться домой! Мы лечили наших маленьких больных с любовью, как своих собственных детей. 
Помочь безотказно – важно!
Однажды вечером, проходя мимо хирургического корпуса, она встретила травматолога Бежаева. Он был очень расстроен: никак не шел на поправку ребенок с открытой формой остеомиелита. 
- Я вернулась на работу, незамедлительно сделала все необходимые анализы и результаты сообщила по телефону Бежаеву. И как лечить ребенка – тоже. Прошло некоторое время, и однажды так же поздно вечером встречаю его у хирургического корпуса. Увидев меня, врач крикнул во весь голос: «Пошел мой мальчик, пошел!» Только нам с Бежаевым это было понятно и радостно. А вы как думаете? Конечно же, пошел на выздоровление!
Однажды позвонила мне ЛОР-врач Рубцова. Ей была «непонятна» послеоперационная область шеи больного. А я после осмотра заподозрила у больного анаэробную инфекцию. Оперативно сделали бактериальные анализы, сообщила в СЭС, в инфекционное отделение. На другой день бактериологический диагноз подтвердился – в специальной среде в чистой культуре были высеяны анаэробные споровые палочки. Больной получил соответствующее лечение и поправился.
Помню, позвонили мне, сообщили: ребенок после аппендектомии – аппендицита, проще говоря – продолжает температурить. Осмотрев ребенка, изучив историю болезни, я поняла: брюшной тиф. Сделали все бактериологические и серологические анализы. К двум часам реакция Видаля показала высокие положительные титры. Ребенок был переведен в инфекционное отделение. А на другой день со среды Рапопорта получили чистую культуру палочек брюшного тифа – сделали ранний пересев с бульона в твердую среду.
Эпидемиолог городской СЭС А. С. Алексеева часто просила: сделай баканализы ребенку опоздавшим мамам в часы приема в СЭС. Я не отказывала, потому что время не терпит, на другой день матери опять надо будет отпрашиваться, чтобы сдать анализы ребенка. А ведь через сутки можно получить результат анализа. Вот это и есть безотказность в работе. Мы призваны всегда помогать пациентам, в этом суть нашей врачебной деятельности.

В районы – на эпидемии
Кроме всего, в период эпидемии гриппа врачей горбольницы отправляли в командировку в районы. Однажды Раису Александровну отправили в Таатту на вспышку дизентерии в детском учреждении. Полетела в двухместном самолете-«кукурузнике». С собой взяла все необходимые среды, сыворотки, работала и жила в приспособленном помещении для работы. 
- Трудно было, конечно. Не было термостата, автоклава. Посуду для проведения баканализов кипятила, посевы с чашками Петри для выращивания возбудителей ставила вверху на кирпичном выступе печки. Печь умеренно топила, контролировала температуру постоянно  - должно было быть  не более 37 градусов по Цельсию. Вот в таких, можно сказать, военно-полевых условиях, мы выполняли задание.
Раиса Белялова вспоминает о прошедших годах как об очень хорошем времени, с ностальгией. 
- Это лишь малая часть той огромной работы, которую мы выполняли безотказно, с любовью, своевременно оказывали необходимую лечебную помощь пациентам. Нынешним молодым врачам, наверное, очень трудно, ведь многие из них не получают от своей работы удовольствия. Все вокруг только о деньгах говорят, это теперь мера человеческого счастья. А для нас счастьем было помогать людям, видеть их благодарные радостные лица и радоваться вместе с ними. Хочу пожелать своим коллегам, чтобы в их жизни было больше такой радости и новых успехов в работе!

Количество показов: 776
Выпуск:  №118 (2492) от 16 октября 2015 г.
Комментарии