Друзья, берегите родную природу!

08.04.2016 
Количество показов: 721
Лесные пожары в первую половину текущего десятилетия стали бичом России. Леса полыхают буквально везде. Начиная от малозаселенного Дальнего Востока до самой Москвы, где деревни через каждые три километра…
Если говорить о Якутии, то наша республика находится буквально в кольце пожароопасных регионов. В любое лето названия Амурская, Иркутская области, Забайкальский край, Бурятия звучат, прямо как горячие сводки МЧС. Собственно, что смотреть в огород к соседям, раз и у самих неспокойно. Но если у нас и горит чуть меньше, в этом большая заслуга представителей мужественной профессии – бойцов ГБУ «Авиалесоохрана».  

На прошлой неделе в п. Маган прошла воздушная тренировка парашютно-пожарной и десантно-пожарной команд ГБУ «Якутская база авиационной охраны лесов» (ГБУ «Авиалесоохрана»). Бойцы «Авиалесоохраны» провели прыжки с парашютами с самолета «Ан-2» и спуски на спусковых устройствах «СУ-Р» с вертолета «Ми-8». И в гостях у «ЭС» сегодня старший летчик-наблюдатель Якутского авиаотделения ГБУ «Авиалесоохрана» Святослав Колесов со своими парашютистами-пожарными. Именно это отделение охраняет лесную  территорию Намского, Усть-Аданского, Мегино-Кангаласского районов и, конечно же, МО «Город Якутск».  

- Святослав, вы - один из самых опытных сотрудников Якутской авиалесоохраны. Когда вы пришли в эту профессию? 
- Впервые пришел работать в «Авиалесоохрану» в далеком 1988 году, проходил производственную практику в период учебы в Дивногорском лесхозтехникуме.  С первым пожаром столкнулся в качестве сезонного рабочего, сегодня таких называют контрактниками. Работа понравилась, понял, что это по мне. После практики через год окончил техникум и пришел работать на постоянной основе. Здесь меня уже знали, сразу приняли десантником-пожарным, еще через год отучился на парашютиста-пожарного. А осенью направили в Московскую область на курсы летчиков-наблюдателей. 

- Многое ли изменилось с тех пор? 
- Пожары как были, так и есть. Сейчас стало больше пожаров по вине местного населения. Ведь раньше люди не так часто выезжали на пикники в лес. Сегодня это повсеместное и чуть ли не поголовное явление. 
На охраняемой авиаотделением территории есть такие участки, куда приходится доставлять только на воздушном транспорте.  Раз на раз не приходится, бывает, что весной в некоторые места попасть очень сложно даже на серьезной технике, а  летом туда добежишь за 15 минут в тапочках. На весенние лесные пожары под Якутском, как правило, приходится ездить на автотранспорте. Такие поездки начинаются сразу после майских праздников. Буквально по календарю. Весна вступает в свои права, на природе тепло и солнечно, в лесу сошел снег. Горожане от школьников до взрослых начинают массово одни классами, другие целыми организациями выезжать в лес. А это костры, шашлыки, как правило, алкогольные возлияния. Самые примитивные нарушения пожарной безопасности – оставление недотушенных костров, сигареты. Майские пожары небольшие, но их бывает очень много.  
- Каковы задачи летчика-наблюдателя? 
- Обнаружить на малой площади лесной пожар, определить место, площадь, интенсивность горения, разработать план и тактику тушения пожара, определить возможности доставки людей и средств тушения к месту.   
- А что приводит людей в столь экстремальную профессию? Наверняка, платят очень неплохо! 
- Люди связывают свою жизнь с нашей  профессией далеко не из-за зарплаты. Зарплата не столь высокая. Рядовой парашютист получает на руки не больше 15 тысяч рублей в межсезонный период, летом - чуть больше. Поэтому многие перспективные ребята уходят от нас именно из-за невысокой зарплаты. Она, конечно, повышается со стажем, с повышением классности, но тем не менее она не высокая. Наверное, здесь на первом месте стоят такие вещи, как призвание, любовь к своей родине, природе. И это, поверьте, не громкие слова. 
- В прошлом году, когда горели леса у Байкала, появились такие явления, как волонтёрство и мобилизация населения. Как вы относитесь к последнему? 
- По окрестностям у населенных пунктов бойцы чаще всего работают параллельно с работниками лесничеств, ГАУ «Центрлесресурс». Порой при крупных пожарах местные администрации начинают мобилизацию местного населения на тушение лесного пожара. Скажу откровенно, для профессионалов это считается крайней мерой, к которой они прибегают совершенно неохотно. Тут есть несколько парадоксов. Во-первых, если пожар действительно такой катастрофичный, что потушить его силами профессионалов невозможно, необученных людей от него нужно держать подальше. Есть и такой момент: сегодня надо каждому платить за работу, причем мобилизованные получают в сутки чуть ли не в разы больше, чем  профессиональные огнеборцы. Это притом, что производительность у них гораздо ниже. Это надо отвлекать от работы опытных людей, чтобы они стояли у мобилизованных над  душой, объясняли, показывали, направляли, наконец, следили, чтобы никто не покалечился. В итоге получается детский сад, а не выполнение поставленной задачи. 

Колесова дополняет Олег Пахомов, инструктор парашютно-пожарной группы:
- Когда меня спрашивают, что для меня самое сложное на пожаре, я затрудняюсь ответить.  В принципе как для специалиста ничего сложного нет. Единственная проблема - это работать с необученными людьми. Они ведь бегают в панике по лесу, непонятно что делают, а результата работы как такового нет... 
 
 - Вот вас высадили на пожар. Ваши действия? 
- К разговору подключается инструктор десантной группы Порфирий Габышев.  В его обязанности входит руководство бойцами после высадки, разведка места пожара. После высадки ведем разведку. Смотришь по обстановке, куда дует ветер, температуру воздуха, рельеф местности, количество людей. Допустим, у тебя всего одна группа, тут надо искать естественные преграды, речки, ручейки, вплоть до тропинок, от которых начинаешь отжигать или отталкиваться. С собой берем основной инструмент: лопату, ранцевый огнетушитель на 20 литров, топоры. Воду в него набираешь на месте из реки, озера или даже лужи, как придется. Благо, в Якутии, как правило, с этим проблем нет. В стандартной группе 6 человек. В весеннее время пожары небольшие, обычно двух групп хватает. Сегодня мы больше работаем с вертолетов. Боевые спуски происходят  прямо в лес или на ограниченных пустырях, где нет подготовленных площадок. 

- Проще высаживаться с вертолета или прыгать с парашютом?  
- Везде  рискованно. Тем более в лесу, где не знаешь, что у тебя под ногой. Сложные условия для высадки  в основном в Алданском, Ленском, Мирнинском районах, там, где гористая местность и найти площадку сложно.  

- Если в окрестностях города причина пожаров - пикники, то что в районах? 
- В основном, тот же человеческий фактор. В районах это по большей части сельскохозяйственные палы. Понятно, что для отдельных категорий сельчан они жизненно необходимы. И, казалось бы, надо более внимательно к этому относиться. Расставить, где надо, необходимое количество людей, чтобы огонь не вышел в лесную зону. Проследить до конца, чтобы все потухло, пусть даже на это понадобятся сутки.  Но где-то этого не происходит. И огонь уходит, к примеру, в торфяные пласты, и мы ловим, потом некоторые весенние пожары до самой осени. 

- Можете вспомнить какие-то большие или особо опасные пожары? 
- Пожалуй, такие пожары случаются чуть ли не каждый год. Крупные пожары были в 2009 в Усть-Майском улусе, в Таттинском в 2010 году. Это были верховые пожары, когда приходилось отходить, потому что промедление было смерти подобно. В 2013 году в Горном улусе верховой пожар вообще окружил группу сплошным кольцом и нас чуть ли не из эпицентра вытаскивал вертолет.  В 2014 году в Кобяйском улусе в самую жару пылал молодняк лиственницы. Огонь очень интенсивный и быстрый, тоже пришлось спасаться. А в целом каждый пожар потенциально опасен.  

- А за пределами региона работаете? 
- Приходится. Работников Якутской авиалесоохраны направляют и за пределы республики. В 2011 году были в Братске, в Читинской области. В 2015 году оказывали помощь в Бурятии. Наше подразделение работало в Баргузинском государственном природном биосферном заповеднике «Заповедное Подлеморье».  Места невообразимой красоты. Кедрачи сорокаметровой высоты, некоторые кедры невозможно обнять втроем. Мы даже не представляли, что такие деревья могут расти у нас, можно сказать, под боком. Но ужасное зрелище, конечно, когда это все горит… Причем почва там каменистая, подстилка очень маленькая, там, где прошел огонь, почва фактически выгорает, и все деревья падают. Печально, что вырастет там что-то заново нескоро. 

- Работа опасная. Бывают трагические случаи?  
- Легкие травмы, - отвечает Колесов, - при переходе в темное время суток или в условиях сильной задымленности. Кто-то руку сломает, ногу подвернет, такое хоть и не часто, но бывает. В последние годы с этим спокойнее. Раньше было такое в моей практике, на территории Учурского авиаотделения  спущенный на парашюте груз попал прямо в речку Тимптон. Один из наших товарищей пытался вытащить  контейнер из реки и не справился с течением, утонул. Это было в начале 1990-х. 
 
- Что делать неподготовленному человеку, если он попал в эпицентр пожара? 
- Оказаться посреди пожара еще надо суметь.  Если человек в здравом уме видит, что к нему подходит пожар, он уйдет из этой местности. Разве что люди спали, проснулись, а вокруг пожар. Но и тут вероятность небольшая. Оптимально в этом случае найти водоем и зайти в него. Есть вариант отжечься от себя. Пустить вокруг себя минерализованную полосу и отжечься. И ждать, пока тебя найдут… 

- Насколько эффективна авиалесоохрана в век спутниковой разведки и снимков из космоса? 
- На самом деле мы еще не придумали ничего эффективнее авиапатрулирования.  Как показывает практика, снимки из космоса хоть и дешевле, но мы получаем их, когда пожар уже достаточно крупный, не менее 25 гектаров. Это уже очень много. Здесь двумя-тремя группами не справиться. Нужно загонять в тайгу до сотни человек, тяжелую технику. Пожары же надо тушить в самом зародыше, на площади хотя бы до гектара, до его распространения. 

Интересуюсь у самых с виду молодых бойцов - инструктора парашютно-пожарной группы Николая Копырина и парашютиста-пожарного Павла Аржакова: «Не страшно ли прыгать?» У Николая, который пришел на службу в 2011 году, за плечами более 80 прыжков с парашютом. Павел пришел по объявлению год назад, имеет более 30 прыжков. 
- Прыгать не страшно, но некое волнение перед каждым прыжком, конечно, бывает. 

- А есть люди, которые уходят, потому что не справились со страхом перед прыжками? 
- Конечно, есть. Критическими у нас считаются даже не первый или второй, а где-то седьмой, восьмой прыжок. На первых прыжках еще и не понимаешь, что к чему, а когда приходит критическое осознание, некоторые ломаются. 

-  Как с радиотехникой? Связь стабильная? 
- У нас есть носимые радиостанции: «Ангара-1», японские радиостанции, плюс на группу выдается спутниковый телефон. Если с радиостанциями бывают непрохождения сигналов (нагретый воздух или попали в какую-то «яму»), то  спутниковый телефон работает практически везде. Ведь связь на пожаре - это вопрос безопасности. 

- А какой еще мототехникой вооружен пожарный десант? 
- Разве что бензопилами, мотопомпами. Сейчас в отряды пошли и удобные легкие, и производительные импортные бензопилы. Раньше выдавали довольно громоздкие бензопилы «Дружба-4», и то они доставались не всем группам, молодежь довольствовалась «Дружбами-2», так мы в шутку называли старые добрые двуручные пилы. 

- Кстати, если заговорили об оружии, пожар - дело такое, поднимает из леса всякое дикое зверье. Чем отстреливаетесь? 
- На пожар прыгаем без оружия. При СССР было служебное гладкоствольное оружие. Сейчас такого нет. Не возьмешь с собой и своего оружия. Да что там говорить, бывают проблемы в аэропортах, когда тебя не пускают на борт с охотничьим ножом.  А как в тайге без хорошего ножа?!  

- А если медведь? 
- Если медведь рядом, ты его чувствуешь чуть ли не спиной. Но это такой зверь, что лишний раз на глаза без нужды не покажется. А так если медвежонок заскочит, чтобы отпугнуть, заводишь бензопилу. 

- Что бы вы хотели сказать нашим читателям? 
- Друзья, если выходите на природу, помните о пожарной безопасности. Костры разводите в специально отведенных местах, перед этим обязательно снимайте дерн. Не раскидывайте зажженные сигареты. Берегите родную природу!  
 

Количество показов: 721
Выпуск:  №12 (2538) от 1 апреля 2016 г.
Комментарии