Георгий Слепцов: «Хомус - как вселенная»

Георгий Слепцов: «Хомус - как вселенная»
В свои 23 года парень из  городской школы №3 считается одним из лучших в своей профессии. У него уже свои курсы, ему  рукоплескали на концертных площадках в 11 странах, 21 городе. А все началось с того, что когда-то мама дала пятилетнему Гоше хомус.
Сегодня в гостях у «ЭС» виртуоз-хомусист Георгий Слепцов - Чагылхан.

- Георгий, мы уже в курсе, что ты с 3-й школы, а откуда корнями твои родители? 
- Папа с Оймякона, он учитель географии, мама с Сунтар, всю жизнь проработала в Сахафильме, сейчас трудится в Намском аэродроме. Сам я родился на отцовской родине. Когда исполнился год, переехал в Сунтары, где и жил до  четырех лет, а потом переехал в Якутск. 

- А как ты пришел к хомусу?
- Это у меня с детства. Еще в три года мама научила меня, как правильно держать хомус. Играл я поначалу просто так,  а настоящую традиционную якутскую игру  уже показала бабушка. И как-то с тех лет я не расставался с хомусом, он стал моей любимой игрушкой, а после и делом жизни. 

- Как к твоему увлечению относились одноклассники?
- Узнавая, конечно, удивлялись, но честно сказать, в младших классах к моему увлечению ровесники относились довольно скептически. Хомус не был особо модным, на нем мало кто играл. Тогда представлялось, что на нем играют только бабушки. Это как бы не считалось крутым, вот если бы это была, допустим, гитара... Но я играл на хомусе все больше и больше. Сейчас, конечно, когда у меня и концерты, и афиши, ребята восхищаются. Да и хомус стал иным – современным, поменялась музыка и ритмы. И пришло время, когда молодежь хочет учиться игре на народном инструменте.

- Научиться играть на хомусе нет так уж и сложно, а вот что нужно, чтобы стать виртуозом игры?
- Хомус - такой же тонкий и не менее сложный музыкальный инструмент, как, допустим, скрипка. И чтобы понять его, научиться чувствовать игру на нем, стать профессионалом, нужна не менее серьезная школа, учителя. Мне с ними повезло. В четвертом классе я поехал отдыхать на лето в Сунтары. Бегали во дворе, баловались, я вытащил хомус, начал играть, а с нами жила моя тетя, Туяра Аркадьевна Алексеева, а она как раз преподавала в музыкальной школе по классу фольклора. Тетя подошла ко мне и говорит: «Почему я не слышала раньше, как ты играешь?» И говорит уже как о решенном: «Будешь ходить ко мне в класс». Учеба у нее показалась очень веселой и познавательной. После я переводил туда всех своих друзей.  Хотя учеба, конечно, не всегда веселое времяпрепровождение. По окончании 9 класса поступил в Музыкальный колледж имени Марка Николаевича Жиркова. Там я понял, что музыка - это еще тот тяжелый труд. И именно там я получил то, что называется настоящим музыкальным образованием, научился чувствовать ритм, слышать и понимать музыку. Я начал играть на фортепиано, домбре, гитаре, пришел к тому, чтобы писать музыку самому. Это все благодаря Музыкальному колледжу и его невероятно строгим учителям и, в первую очередь, моему учителю по сольфеджио Людмиле Анатольевне Ворониной. 

- Когда ты начал участвовать в первых концертах?
- Еще в Музыкальном колледже, когда мне было 17 лет, нас повезли во Францию на конкурс-фестиваль  «Я люблю тебя,  Париж».   Поехала большая делегация из Якутии. За участие в моем первом  конкурсе пришлось прилично вложиться. В  целом это стоило где-то порядка 150 тысяч рублей на конкурсный взнос, билеты, питание, проживание.  Таких денег у меня, естественно, не было, помог тот человек, который верил в меня больше всех  – моя мама.  Я исполнил две композиции - «Северную» и «Орто Дойду» и сыграл голосовые имитации - кукушку, волка, лошадку. После выступления меня подозвало жюри и поинтересовалось, мол, ты же нарушаешь правила, это же сыграно фонограммой. Проверили ди-джея и попросили меня сыграть без микрофона. Я сыграл снова, жюри было в шоке, извинились и дали мне первое место.  А после меня стали приглашать на конкурсы и фестивали уже бесплатно, оплачивать билеты, проживание и даже начислять гонорар. 

- А гонорар большой?
- Чисто символический - 100 -200 долларов. Но здесь он не играет решающей роли. Главное, если мы говорим о международных поездках, оплачивается самое затратное - проезд, жилье. 

- Как ты, человек музыки, попал в национальный театр танцев им С. А. Зверева (Кыыл Уола)? Это же вроде разные ипостаси?
- В 2014 году я участвовал в совместной поездке в Турции с Дмитрием Артемьевым, заслуженным артистом России и Якутии, и группой «Кюн Аймах». Мы неплохо там показали себя, и по итогам поездки он рекомендовал в театр. Я прошел кастинг. А то, что разные ипостаси, в театре я не танцую, а работаю в качестве хомусиста, вокалиста и инструменталиста. Нас в оркестре трое, Артур Семенов и Василина Шаринова - мы там играем и поем, и каждый из нас способен выступать  сольно.

- На жизнь хватает? Чувствуешь себя финансово независимым?
- Хватает, но приходится много работать.

- Какое у тебя примерное расписание дня?
- Обычно с 9 утра до 11 часов  я веду свои курсы хомуса в торговом центре «Юность», там же у меня расположена студия, где мы записываем авторские песни, работаем над музыкальными альбомами. С 12 до 16 часов - в театре. После запись альбома. С 19.00 - выступления. Потом приходишь домой и валишься. Бывает, так умотаешься, нет сил даже поесть…

- Ты написал два музыкальных альбома. Расскажи о них.
- Первый альбом я делал три года, работа шла очень сложно. В процессе поменялось четыре ди-джея. Да я и сам много еще не знал и учился по ходу дела. Вышел альбом 29 января этого года. Выпустил его и начал сразу писать с ди-джем Егором Назаровым  второй трек. По сути, он уже закончен, его презентация пройдет 11 марта в пабе «Хантер».

- На первый альбом три года, на второй - два месяца?
- Скорее, месяц работы. И по моему мнению,  второй альбом получился даже еще лучше,  профессиональней, в нем не меньше души. Его необычность и в том, что это чисто современная  музыка. Я, по крайне мере, подобных альбомов у других исполнителей не видел.

- Варганы–хомусы имеются чуть ли не у каждого народа, ты играл на других варганах?
- Играл на тувинском, алтайском, но наибольшее впечатление на меня произвел японский варган, его мне давал известный исполнитель Лео Татагава. У японских, в отличие от классических, не один, а три язычка. И такой хомус звучит как электромузыка. Каждый из национальных варганов по-своему хорош, имеет свою изюминку. Слушал варганы, на которых играют татарские, башкирские,  казахские исполнители, в Европе на них  хорошо играют австрийцы. Но что по мне, из всех варганов якутский хомус стоит на первом месте. Ну и не секрет, что большинство исполнителей в мире, в том числе европейских, предпочитают выступать с якутским хомусом. Скрывают это, конечно, мол, это свой народный варган, но для любого профи такое сразу видно. И это неспроста, якутский хомус самый  громкий, у него более чистое звучание. И он лучше держит серьезную нагрузку. Не берусь утверждать, возможно, свою роль играет более совершенная форма нашего хомуса, а может, дело в искусстве якутских кузнецов. 

- С трудом представляю, как можно сломать хомус. Он же железный…
- Даже самые надежные хомусы у профессиональных исполнителей держатся от силы три-четыре месяца. Потом они ломаются. Самое слабое место - язычок. Это от того, что слишком интенсивно на них играешь. У любителей хомус, конечно, работает дольше - 5-10 лет, а то и на всю жизнь хватает. 

- Это же дорого менять… 
- Есть небольшой секрет: покупая авторский хомус, ты получаешь на него пожизненную гарантию мастера. Любой мастер в Якутии ремонтирует свой хомус бесплатно. Этого многие не знают, а кто-то, покупая хомус, даже не интересуется, чьей он работы… А стоит. Другое дело, что ждать придется долго, чуть ли не полгода, хорошие мастера загружены.

- А у кого ты покупаешь?
- Обычно я покупаю хомусы у томпонского мастера Александра Рудых, сунтарского мастера Георгия Тартакова, а в Якутске - у Иннокентия Урана, его хомусы очень хорошо подходят для быстрой игры.
Также хомусы Ивана Кононовича Колодезникова. Народ его называет Урун Уус. Все виртуозы считают его лучшим мастером мира, живёт он в Вилюйском улусе с Хампа. Три  года назад он повредил спину когда строил себе новую мастерскую для изготовления хомусов. Два года он лежал на кровати. Теперь ездит на инвалидной коляске. Когда мы в ноябре ездили на гастроли в Вилюйский улус он нас приютил в тот день, когда мы давали концерт в с. Хампа. 
Я заказал ему хомус. Он не смотря на болезнь хоть и медленно но, очень качественно делает хомусы. Все хомусисты ждут когда он выздоровеет и встанет на ноги. От всей души желаю Ивану Кононовичу скорейшего выздоровления.

- Тебя называют виртуозом, думаешь,  знаешь об искусстве хомуса всё?
О хомусе знаю очень много, но думаю что все тайны хомуса ещё не разгаданы. Каждый день, узнаю о нем что-то новое, он бесконечен как вселенная.

Количество показов: 98
Автор:  Будаев Аламжи
Выпуск:  №9 (2586) от 10 марта 2017 г.
Нашли опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter