«Здравствуйте, я – Вова, я из Якутии, и я занимался рекламой»

19.10.2017 
Количество показов: 109
Имя Владимира Мункуева в преддверии выхода его фильма «Уол о5ото» сегодня на слуху.
О конкуренции якутских режиссеров, актерах и о том, зачем ему кожаная куртка на съемках, читайте в интервью с режиссером. 

- Расскажите о себе по одному воспоминанию из детства, студенчества. 
- Когда я был маленьким, мы жили в районе аэропорта, и я сбежал в кино. В кинотеатр «Лена» на сеанс «Годзилла». Это была ночь, зима. Все мои одноклассники уже посмотрели его, а у меня не было возможности сходить. Скажу одно – фильм меня не впечатлил.
В школе я был тем самым парнем, который включал музыку на дискотеках. Просто я единственный знал, как подключать аппаратуру.
Студенчество у меня было двойное. Я поступил в Арктический государственный институт культуры и искусств на режиссера театра. Непонятно зачем и почему, но я это сделал. После поступления я решил, что, наверно, нужно сходить в Русский театр на настоящий «взрослый» спектакль. Это было что-то по Островскому. После спектакля я вышел и подумал: «Что это вообще было?» Но чуть позже, после походов в Саха театр, я проникся, но до сих пор театр не очень люблю. Потому что театр – это изображать, а кино – это стремление сделать что-то похожее на реальность.

- Вы же после учились еще в Московской школе кино. Какие были первые впечатления? 
- В первый день знакомства с однокурсниками наши мастера попросили встать и рассказать о себе. Встают все по очереди. Кто-то режиссер телеканала «СТС», кто-то актер и режиссер театра Ленком, кто-то сценарист шоу «Голос», а я сижу и жду своей очереди и думаю: «Боже, куда я ввязался, куда я попал?» Но я встал и сказал: «Здравствуйте, я – Вова, я из Якутии, и я занимался рекламой».

- А сейчас реклама для вас актуальна? Вообще, что думают о рекламе здесь и в Москве?
- Кино – это творчество, а реклама – это заработок. Например, оператор Звягинцева за один рекламный ролик получает больше чем за фильм. Причем на рекламу у него уйдет три-четыре дня. И это нормально. 
Реклама – это отдельный жанр, но у нас пока к такому не готовы, в первую очередь, рекламодатели. Им без разницы: красивый ролик или просто их номер телефона на экране.
В одно время появлялись креативные рекламщики со своим видением, но со временем они замирали в развитии. 

- Вот вы сказали, что «кино – это творчество». У всех бывают кризисы, периоды застоя. У вас такое было? 
- Например, сейчас. Но у меня нет картинной депрессии. Все проходит по-своему. Когда приехал в Москву, я не знал, что могу быть настолько «домашним», я очень много сидел дома и писал, писал, монтировал. А здесь мне не очень уютно.

- Насчет российского кинематографа у многих разнятся мнения, но часто можно услышать, что сейчас упадок и снимают одно и то же. Что думаете по этому поводу?
- Я не считаю, что российское кино в упадке. Этот год очень удачен для российского кино, можно сказать, революционный. Не считая, конечно, ремейков советских комедий и других дешевых копий, некоторые из которых даже окупаются в кинотеатрах.

- А что вы можете сказать о «Матильде», нашумевшем фильме Алексея Учителя, который поднял волну недовольства и привлек к себе большое внимание?
- Я этот фильм еще не видел, толком ничего не знаю, но вот слышал только про эту шумиху. Это безумие нашего современного общества, причем исходящее от людей, которые сидят во власти. Один сказал, что это плохо, сразу образовалась толпа, которая тоже подхватила это настроение. Ни одна рекламная кампания так не сможет. Недавно мы сидели и спорили на этот счет. Кто-то говорит, что это просто пиар, но где вы найдете человека, который просто сел за руль и врезался в кинотеатр? Согласитесь, это ведь настолько дико, что не может быть рекламной кампанией.

- Давайте представим, что у вас неограниченный бюджет, отличные локации и суперталантливая команда. Какое кино вы бы сняли?
- Плохое. Потому что когда нет ограничений, ты сходишь с ума. У меня есть одна теория: у людей, которые получают государственную поддержку, внезапно отключается мозг. Они не задумываются по поводу окупаемости и качества, начинается какой-то отрыв от реальности, и им нужно создать что-то, лишь бы что-то создать. А так, конечно, всегда хочется иметь большой бюджет, да и я бы хотел работать в идеальных условиях, но такое нереально.

- Расскажите про разницу в работе с московскими и якутскими актерами.
- Может, у меня опыт не самый лучший, но мне не понравилось работать с актерами в Москве. Они слишком повернуты на себе и задают слишком много вопросов, а якутские актеры работают правильно. Подойду к одному из них и скажу: вот нужно сделать так, и наш актер просто отходит, думает, переваривает и потом предлагает. 
Якутские актеры привыкли доверять режиссерам, и это очень сильно радует. А в Москве они пытаются прыгнуть выше режиссера, но на самом деле это не от самой хорошей жизни: они снимались в куче второсортных вещей, но так и не добились ничего. Я думаю, наверное, это особый уровень психоза. 
Сейчас на съемках «Уол о5ото» я был поражен талантом Петра Баснаева, актера Саха театра – это просто нереальный человек, я просто в шоке от него. В моем фильме он играет главного злодея. Ему 62 года, но он выглядит просто потрясающе, очень спортивный, например, умеет делать «фляк», прыжок назад на руки. Ну это ладно, это физические возможности, а по-актерски он может просто все, это тот самый случай, когда не надо много объяснять, Петр просто профессионал своего дела. И вообще, на съемках «Уол о5ото» мне повезло работать со многими талантливыми актерами, у которых все идет от своей природы и они пытаются быть самими собой, а не изображать кого-то.
Наши актеры часто стесняются, что не есть хорошо. Они стесняются ролей. У меня была проблема, мне были нужны актеры, которые должны были быть полицейскими, и они по сценарию делали довольно тяжелые вещи. К сожалению, отказалось огромное количество людей.  

- Вы смотрите якутские фильмы?
- Я смотрел некоторые якутские фильмы. Но я часто замечаю, что они не удались. У человека где-то в подсознании заложено распознавать фальшь, чем я часто пользуюсь. 

- Есть ли у вас какие-то свои традиции на съемках? 
- У меня есть кожаная куртка, которую я купил в Москве на последние деньги. Когда мне предстоит снять сложную сцену, я беру ее с собой. Я в ней, и, возможно, все получится. А еще я везде беру Галю Тихонову, потому что без нее я кино не снимаю. 

- Что можете сказать по поводу конкуренции? Говорят, в Якутии ее попросту нет, режиссеры помогают друг другу. Хорошо это или плохо?
- Да, помогают. В мире якутской рекламы появлялись люди, которые пытались создать конкуренцию, но в итоге мы все равно объединялись. У нас конкуренция какая? 
Скорее, это больше спортивный интерес. И в кино то же самое. Это нормально, потому что нас мало. Если бы друг другу не помогали, то ничего бы не было. 

Ольга Донская
Количество показов: 109
Выпуск:  №41 (2618) от 19 октября 2017 г.
Комментарии