Утомленный Крымом

21.04.2014 
Автор: Сергей Александрович
Количество показов: 656
Среди журналистов газеты «Эхо столицы» стало хорошим тоном, побывав где-нибудь, рассказывать потом со страниц газеты о своих впечатлениях, выкладывать фотографии, живописуя прелести тамошней жизни.
Исключением быть не хотелось, с той лишь поправкой, что автор не журналист, а художник, да и вчерашняя заграница сегодня оказалась Россией… В общем, везде сплошной облом. Однако надеюсь, что этот спецрепортаж даст землякам представление о тяготах  и трудностях жизни гостя в сегодняшнем Крыму. Сложности, с которыми довелось столкнуться, весьма специфичные и, думаю, будут интересны именно якутянам.

НЕ ХВАЛИТЕСЬ ЯКУТСКОЙ РЫБОЙ!

Отправляясь в дорогу, прихватил в качестве гостинцев несколько балыков холодного копчения нашей якутской рыбы. Раздав по пути основную часть в Москве и Рязани, один хвост довез до Симферополя. Специального адресата – получателя северного деликатеса – у меня не было. Это был просто неприкосновенный запас, который и сыграл со мной множество злых шуток, а в итоге стал инструментом победы.

Оказавшись в Симферополе, первым делом направил свои стопы на места боевой славы двухдневной давности, а точнее – к зданию Госсовета Республики Крым. Мой весьма своеобразный внешний вид – толстовка а-ля «майдан», колоритная физиономия, тянущая лет на 10 строго режима, – привлек внимание уже на подходе. С разных сторон, словно из-под земли, появились три слаженные группы дружинников. Они и остановили меня, едва я собрался взяться за ручку двери тамошнего парламента. Посыпались вопросы: «Кто? Откуда? Зачем? Почему?» Пришлось рассказать про отдых, стремление познакомиться с местными достопримечательностями, в общем, о цели приезда. И о том, откуда прибыл.

Проверку организовали мгновенно. «Позовите якутянина! Эй, Якут, иди сюда, твоего земляка поймали!» К мне приблизился высоченный, худющий, обожженный солнцем и солеными ветрами мужик и начал задавать вопросы: что и где находится в Якутске, где работаю, кого знаю? При этом он показал изряднейшую осведомленность. Ответив на его вопросы и доказав, что я не засланный с Майдана хлопец, стал расспрашивать сам: «А откуда вы  все это знаете?  Ответ был прост:
- Я сам  из Якутии, 12 лет проработал в Бестяхском автохозяйстве, а зовут меня Сяткин Денис Владимирович. Жена у меня якутка, живем сейчас в Крыму.
– И давно вы в самообороне?
– С первого дня. Это мне довелось влезть на здание Госсовета, сбрасывать украинский флаг и водружать российский, купленный  еще в стародавние времена в Техтюре. 

Следом земляк потащил меня к столам, где ужинали бойцы самообороны. Меня накормили двумя тарелками вкуснейшей солянки. За трапезой начал расспрашивать об особенностях местной кухни, любимых блюдах, местных достопримечательностях и нечаянно допустил ошибку, едва не ставшую роковой. Всего лишь вознамерился попробовать местной рыбы, чтобы сравнить ее с нашей, якутской. Ответ Дениса был фатален: «Попробовать-то можешь, но после якутской рыбы не думаю, что она тебе понравится». В разговор тут же  вмешались остальные, наперебой называя различные сорта: скумбрия, бычки, ставрида, пеленгас, толстолобик. Денис  хранил гробовое молчание,  не вмешиваясь в беседу. И дернул же меня черт сказать: «Скумбрию и ставриду я пробовал, ничуть она не понравилась, наша северная намного вкуснее!» Тут ситуация кардинально переменилась. Секунду назад я, гость из далекого северного  и дружественного Якутска, стал врагом. На меня смотрели как на гопника с Майдана и агента ГОСДЕПа: рыба, мол, ему наша не нравится...  Пришлось ретироваться от греха подальше.

Мораль: дорогие якутяне, никогда, слышите, никогда не говорите в присутствии крымских жителей о низких вкусовых качествах местной рыбы! Это страшнее, чем все мыслимые и немыслимые грехи, ибо среди бойцов самообороны Крыма полно рыбаков и ярых патриотов.

«МАЙДАН ЯЙЦОМ НЕ ИСПОРТИШЬ»

Сейчас, когда понемногу становятся известными имена истинных организаторов и «кашеваров» Майдана, финансово обеспечивших существование этого «явления природы», встают на места и многие вроде бы не связанные между собой события.

Ярый сторонник Евросоюза, владелец конфетного бренда «Рошен», миллиардер Порошенко, доселе остававшийся в тени, выдвинул свою кандидатуру на пост президента Украины и лидирует в  предвыборной гонке. Его лидерство обеспечено финансовым состоянием, появившимся благодаря экспорту продукции «Рошен» в Америку и Евросоюз.

А еще – явной поддержкой неудавшегося «героя Майдана», германского подданного Виталия Кличко, демонстративно заявившего, что поддержит Порошенко. Человек с мировой известностью, боксер-тяжеловес, лидер партии «Удар» не вынес удара яйцами, которыми его забросали на этом самом Майдане. Так что никакой Кличко не «герой», а  подставная фигура, марионетка. Как тот мавр, что сделал свое дело и может уходить.

КАК Я 5% ИСКАЛ

Итоги референдума в Крыму общеизвестны: 95% населения, проживающего в Крыму, высказались за присоединение Крыма к России. Оставшиеся 5% – против. Поискать эти самые 5% решил в городе Бахчисарае. Там в это время как раз заседал Курултай –  высший исполнительный орган Меджлиса крымско-татарского народа. Да-да, уважаемые читатели, довелось поприсутствовать при историческом событии – образовании крымской государственности, и даже толкнуть пару речей, и дать интервью представителю  французского издания.

Самих депутатов было всего 217 человек, журналистов – намного больше. Только на балконе для прессы присутствовало 7 телекомпаний, столько же внизу. Половина выступлений была на крымско-татарском языке, вторая – на русском. Было одно выступление с вкраплениями украинских слов. Произносивший речь закончил ее майдановским лозунгом «Слава Украине, героям слава!» Но его пламенные призывы никем подхвачены не были, более того, оратора освистали.

Обсуждения на крыльце Дома культуры, где находилась курилка, были куда жарче дебатов на Курултае. И на хорошем русском языке. Обсуждалось гражданство России, самозахваты земель, профилакториев и пансионатов,  дальнейшая политика Меджлиса и раскол среди крымско-татарского народа. Те самые 5%.

«О КОНДИТЕРСКИХ ИЗДЕЛИЯХ.»

Насладившись красотами Крыма, решил отправиться в Донецк, тем более, что там  намечались интересные события. Беспрепятственно купив билет в железнодорожной кассе, вечером отбыл в столицу Донбасса. Но путь мой был прерван появлением в поезде патрулей закордонной службы «незалэжной» Украины.

Увидев российский паспорт, патруль снял меня с поезда для выяснения дальнейших обстоятельств. Пограничники повеселили. Со мной они говорили на украинской мове, а между собой общались на русском. И тут настал самый смешной и грустный момент моей поездки. Мне объявили, что гражданам России, прибывающим на территорию Украины с общероссийским гражданский паспортом, въезд запрещен. Показываю билеты до Донецка, авиабилет из Донецка на Москву и прошу их показать то самое постановление, по которому мне нельзя въехать в страну. Но не тут-то было.
Ответ простой: «Нам так сказали по телефону». Ладно. Прошу выдать мне копию протокола, по которому был арестован и депортирован обратно в Симферополь, за свой, между прочим, счет. Протокол составляли 4 часа. Количество вписанных в него слов – 16. По четыре слова в час. Протокол составлялся на бланке Бердянского погранотряда, хотя задержали меня в Мелитополе. А главным инициатором моего задержания являлся уроженец западной Волыни, старшина Бабошко Олександр Олегович. Но сам он протокол составлять отказался, произнеся убойную фразу: «Та я их никогда не писал». Ну, что тут скажешь?..

«САЛА УКРАИНЕ! ГЕРОЯМ САЛА!»

В дорожной сумке был добрый шмат соленого сала, белорыбица холодного копчения и тот самый последний балык якутского рыбзавода. Да еще оставалось сколько-то гривен. Так что, смирившись с фактом депортации и потерей денег за билеты, отправился тратить украинские деньги в местное кафе. Туда меня препроводили под конвоем. Заказал украинский борщ и пельмени, которые мне продали с витрины, они оказались засохшими. Но с извинительным комментарием продавщицы: «Та не покупают ничего! Денег нема!»

И вот тогда-то настал момент моей сладкой мести.  Я достал сало с рыбой, аромат которых разнесся по всему кафе. На меня обратили внимание остальные посетители, мирно вкушавшие водку под хлеб с солью. Да-да! В украинских кафе распивают водку под такой нехитрый закусон, потому что на остальное нет денег. Москаль, жрущий сало и благоуханную рыбу, стал испытанием даже не для выпивох, а для конвоя, который не мог себе позволить даже чашку кофе. Они стояли, наблюдая, как я поглощаю деликатесы. В глазах их стояли слезы, а изо рта текла слюна. Осознав свою моральную победу и восхвалив ее оружие, растягивал процесс поглощения пищи до тех пор, пока мне самому это не надоело.

Разбив братьев-славян, оказавшихся недругами, на гастрономическом фронте, перешел в моральное наступление, спросив: «А вам самим от этого не противно, от всего, что делается?» Ответ не удивил и не порадовал: «Конечно, противно, но семью-то кормить надо! Хотя даже зарплату сейчас давать перестали. Волынскому усилению (тому самому старшине Бабошко с Западной Украины), что нас контролируют, зарплату дают, нам – задерживают». Наблюдая построение всего погранотряда, обратил внимание, что помимо пограничников-профессионалов и шести волынцев, в строю были еще четыре подростка. Этакий западенский «Гитлерюгенд» в защитной форме явно с чужого плеча, висящей на них мешками, бестолково выполняющий приказы и не знающий значения команд.

Вернувшись в зал повышенной комфортности Мелитопольского вокзала, где находился стан пограничников и содержались задержанные, осмелев, подошел к столику погранцов. На нем стоял пустой ящик кондитерской продукции с названием «вафли», срок годности которых истек еще в октябре прошлого года, валялись обертки от вездесущих на Украине конфет «Рошен» и стояли две бутылки газированной воды «Миргородская». И все. Никакого другого пищевого довольствия у кордона  из 32 человек не было.

Мне стало жаль тех профессионалов своего дела, которые честно выполняли свой долг, вынужденно слушались команд волынского усиления, но не допустили ни одного выпада по поводу моего национальной принадлежности и обращались ко мне только на русском языке. Им бы служить в российских войсках. Илья Н., Николай П., поверьте, на обратном пути российские погранцы не давились слюной, глядя, как я и товарищи по плацкарту доедали рыбу. Поверьте, они были нормально экипированы, у всех были бронежилеты, спецсредства и одежда по размеру. Не то что у уроженца Волыни Бабошко, который, возможно, лучшего и не заслуживает.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

В плацкартном вагоне поезда «Мелитополь-Симферополь», которым депортированный якутский художник возвращался в уже российский Крым, продолжались  острые политические дебаты на украинско-российские темы. В итоге их суть свелась к высказыванию симпатичной 20-летней украинки из Луганска, отправившейся на заработки в Крым. «Как так? Куда ж вы едете, у вас же сейчас выборы?» – «А пусть Путин выставит свою кандидатуру на пост президента Украины. Мы за него почти все и проголосуем». Может, и впрямь – стоит?

Количество показов: 656
Выпуск:  № 43 (2268) от 18 апреля 2014 г.