С почтой на синей птице

11.03.2014 
Количество показов: 669
Возможно, нигде так не ценят свежие новости и не ждут почту, как в республике вечной мерзлоты и огромных расстояний – Якутии.
Ведь здесь даже традиционное приветствие начинается со слов «Кэпсээ, догоор!» Что дословно в переводе: «Рассказывай новости, друг!»

От почтовой кибитки до самолета

Одним из организаторов почтовой службы в России был не кто иной, как Чингисхан. Если обратить внимание на старинные якутские деревни по реке Лене от Якутска до Иркутска, то можно заметить одну интересную закономерность: большинство из них стоит друг от друга практически на одном расстоянии. Это расстояние одного перегона на конной повозке. 

Такое местоположение сел связано с ямами — почтовыми станциями, учрежденными в России в период Золотой Орды для быстрой связи с её окраинами. Ямская повинность отбывалась всем окрестным населением, которое было обязано доставлять в определённые пункты лошадей с проводниками.

Степняк Чингисхан создал почту масштабов, которой ее оперативности и эффективности еще несколько столетий не могло превзойти ни одно просвещенное государство. Такая почта в будущем помогла скрепить и расширяющуюся российскую империю.
Золотая Орда ушла, а ямщики и ямская служба получила дальнейшее развитие на русской земле. К XV—XVI векам почтовая связь установилась по всей стране. Расстояние между станциями составляло от 40 до 100 вёрст. В Якутии на месте ямщицких служб выросли такие города и села, как Покровск, Синск, Едей, Кытыл Дюра и многие другие.
Прошли еще века, появились иные средства связи: радио, телевидение, Интернет. Но, почта России все так же актуальна.
Конечно, ее уже не везут по старинному тракту от Иркутска до Якутска по тридцать дней. Однако задержки почты на неделю и более в удаленных районах Якутии были до недавнего времени делом обычным. Пока с прошлого года в Якутске не появился специализированный авиатранспорт, задачей которого является сугубо развозка почты.
На неделе корреспондент «ЭС» провел на почтовом самолете «Почты России» весь день. Побывал в таких дальних уголках республики, как пгт. Усть-Нера Оймяконского улуса и пгт. Зырянка Верхнеколымского улуса.

Копить можно все, кроме почты

Место отправления – авиапорт Маган. Здесь базируются два почтовых самолета Л-410. Почтовые самолеты – недавнее приобретение якутского филиала «Почты России». Появление в республике новых почтовых самолетов уже сравнивают с таким историческим событием, как открытие в свое время Иркутско-Якутского почтового тракта. До этого почту отправляли автомобильным транспортом либо попутными рейсовыми авиамаршрутами.
Но что такое в Якутии автомобильный транспорт, мы все прекрасно знаем. Это когда даже по федеральным трассам, к примеру, до Усть-Неры, грузовой автомобиль только в один конец может идти при хорошей погоде как три дня, так и всю неделю... Дороги на Крайнем Севере субстанция крайне непредсказуемая. Причем на большей части республики еще и сезонная.
И по этой причине в 21 из 34 муниципальных районов Якутии почту в течении круглого года возможно доставить только воздушным транспортом. При Советском Союзе в системе Аэрофлота это не представляло никакой проблемы. Рейсы в административные центры ходили стабильно, компания была государственной, у почты был железный приоритет. Сегодня приоритеты иные. На первом плане коммерческие интересы и социальные обязательства. На авиарейсы в первую очередь как самых платежеспособных берут пассажиров, после загружают медикаменты и социально значимые  продовольственные товары. А почта, если место останется... А последнее, увы, редкость. Логика понятна. Люди в Заполярье без хлеба насущного и лекарств могут и майдан устроить. А так без газет, журналов и посылок просто будут ругать «Почту России». Последней, признаемся, доставалось. Только в 2012 году почту на регулярные рейсы отказались брать более 800 раз. И около 300 тонн посылок неделями и месяцами лежали на складах, ожидая попутных рейсов.
Положение удалось переломить в свою пользу только в прошлом году. Когда почтовое ведомство нашло возможность приобрести и поставить на почтовые линии Якутии сначала один, а потом второй самолет Л-410.

Вези меня, якутская «чебурашка»!

Взлетаем затемно, зарю встречаем уже в воздухе. Делаем разворот над просыпающимся городом. Внизу белое марево. Из него грибочками вспухают фабрики тумана ТЭЦ, ЯГРЭС, квартальные котельные. Зимний Якутск с высоты птичьего полета как блюдце с молоком, и чем ближе к центру, тем гуще и плотнее белизна. Делаем разворот и летим на восток, навстречу подымающемуся с горизонта холодному полярному солнцу.
Наш самолет L-410 «Turbolet», в народе просто «чебурашка», известный трудяга якутского неба. Силуэт «чебурашки» известен каждому селянину. В стандартной компоновке это девятнадцатиместный, универсальный двухмоторный самолет для местных воздушных линий. Короткий взлет, посадка на необорудованных площадках. Типичный сельский самолет. Делают его в Чехословакии. Хотя с недавних пор его можно назвать и российским: завод-производитель стал собственностью акционера – ОАО «Уральской горно-металлургической компании». Всего в мире эксплуатируется более 400 таких аппаратов. Два из них возят почту в Якутии.
Наш самолет именной. «Крылатый почтальон» носит имя легендарной летчицы-якутянки Веры Захаровой. Уроженка села Дельгей Олекминского района ЯАССР, Вера Кирилловна Захарова совершила более 180 вылетов, спасла более 200 раненых на своем фанерном ПО-2. Она прошла немецкий плен и встретила Победу в Германии. А сегодня ее имя несет якутянам хорошие новости и нужные посылки.

Одевались в самолет по-сибирски, надежно. Комбинезоны, валенки, как в поход. У нас на местных авиалиниях нужно готовиться ко всякому. А то как-то зимой втиснулся на свободное место возле двери АН-2, уже в воздухе оказалось, что дверь имеет щель сантиметра на два. Как я там ни вертелся, по прилете закоченел так, что из самолета меня вытаскивали. Но в почтовике полет комфортный. Уши, если снять шапку, мерзнут, а вот по полу стелет теплым воздухом. Правда, места для нас с фотографом в грузовом отсеке чуть больше квадратных метров, как в гробу. Весь салон плотно забит тюками с почтой, коробками с посылками. Но мы не в обиде, главное – иллюминаторы свободны. Снаружи дивная красота. Это над городом туман, а за ним пронзительно ясное небо и неимоверная четкость бытия.

Под нами проплывают великие реки – матушка Лена, отец Алдан, старик Томпо, красавица Колыма и тысячи, тысячи озер. И вырубленная в горах узниками ГУЛАГа дорога на Магадан. Трасса, выстланная человеческими костями.

Ужасно красив, невероятно нужен!

До Усть-Неры четыре часа лету. В аэропорту самолет встречает начальник отделения связи Усть-Нера Наталья Углицкая. Она только вышла с отпуска и встречает новый почтовый самолет в первый раз. Ужасно красив, признается она.Усть-Нера – посёлок городского типа. Это восток Якутии и район, где находится пресловутый Полюс холода. Знаменитое село золотодобытчиков. Расположена Усть-Нера при впадении реки Неры в Индигирку. В реках водится красная рыба, в горах вся таблица Менделеева. 

– В штате нашей районной почтовой службы 41 человек, обслуживаем весь Оймяконский район, более семи тысяч населения, – рассказывает, Наталья Геннадьевна. – С появлением почтового самолета почтовый обмен происходит практически еженедельно. Получаем каждый раз не менее тонны почты. И задержек на сегодня нет.
Спрашиваю, что выписывают люди, какие получают посылки. Правда ли то, что современный потребитель все меньше пользуется услугами почты?
– Вы знаете, – отвечает главный почтальон района, – у нас объемы почты, если сравнивать со старыми объемами, не упали. Наоборот, количество почты нарастает. Пусть и подписка уже не та, зато на первый план вышли интернет-магазины. 

Оказывается, по словам Углицкой, сегодня в самом холодном уголке мира интернет-магазинами пользуется чуть ли не каждая семья. «Да я и сама пользуюсь, – смеется начальник почтовой службы. – Вы знаете, если раньше были стандартные посылки, сейчас в основном почта необычная. Разные габариты. Выписывают стиральные машины, телевизоры, холодильники. По почте отправляли даже детскую стенку. С такими посылками есть и сложности. У нас на почте работают только женщины. И смотрят они на них и не знают, как грузить. Вообще, интернет-магазины дали нам, северянам, доступ ко всему, что ранее было недоступно. Люди заказывают все, на что хватает денег и фантазии. Впрочем, жива и старая добрая подписка. Хорошо ее поддерживают в деревнях. В лидерах по подписке село Томтор. Газетное слово здесь пользуется уважением. Люди выписывают и газет, и журналы. Стабильная подписка на республиканские издания «Якутия», «Саха Сирэ», «Кыым» и нашу районку. Последняя, если задержится, сразу звонят, где газета! Но самые благодарные подписчики – это организации.
Больше всего подписки именно здесь. Мы даже подсчитываем, сколько с них доходов получим». Кстати, когда люди из-за дороговизны перестали выписывать прессу, в северных районах возродился такой феномен, как избы-читальни. Это когда газеты и журналы выписываются на организацию. И по приезде почты в сельских конторах собирается весь жадный до новостей народ. Газеты зачитываются чуть ли не сообща. А особенно интересные или скандальные статьи копируются и ходят по рукам.

Ветеран почты

Наталья Углицкая – ветеран почты. Работает в почтовой службе Оймяконского улуса уже 25 лет. Это редкость. Сегодня в почтовых отделениях так долго не задерживаются. Зарплата небольшая, можно сказать, мизерная. Ротация огромная. «У меня, – рассказывает почтальон, – одна запись в трудовой книжке – почтовая связь. Я тридцать лет в ней уже». Приехала Углицкая с Усть-Каменогорска, что в Казахстане, за ее плечами уже было пять лет опыта работы начальником почтового отделения. Прилетала на год, а живет до сих пор. 

«В последний год приходили мысли, – рассказывает она, – уйду на пенсию, буду отдыхать. Но сейчас именно с этими новыми технологиями уже и не особо хочется уходить. Ведь самое главное в любом деле – это любить свою работу. Понять, что она тебе нужна. У нас всего хватает с излишком: испытаний, трудностей, порой и разочарований. Но есть место и для радостей. К примеру, как сегодня – восхищение самолетом. Я к нему с таким волнением ехала. Это ведь огромная нам помощь прилетела. Спасибо за это нашему министру связи. Как обещал, так и сделал. Раньше почта доставлялась рейсовыми самолетами. Пассажиропоток в район большой, зимой самолет к нам летает два раза в неделю. И в основном почта снимается. От нас почту забирают в любом случае, да и ее немного. А вот к нам уже сложно. И ты ждешь почту в аэропорту, а тебе отбой за отбоем, и каждый раз пустые самолеты. Вся почта копится на складах в Якутске. И вместе с ней копятся обиды и нарекания от населения... Это тоже тяжело в моральном плане. А сейчас появился свой самолет, и впервые Новый год встретила спокойно. Почта идет равномерно, все села развезены. Я села и думаю: «Господи, какое счастье...»

На земле колымских шахтеров

А мы летим дальше через сплошные хребты и горные системы на Колыму, в поселок Зырянку. Самолет после Усть-Неры заметно полегчал. Вообще, на Л-410 все быстро. Вырулили на полосу, какой-то десяток секунд, и ты уже глядишь на все свысока. А виды величественные, сразу за Усть-Нерой по вершинам и гребням гор начинаются знаменитые верхоянские горы – Ки´илээх. Потрясающие ландшафтные объекты, природный шедевр. Нерукотворные гранитные истуканы стоят как стражи сурового полярного края. Кто-то живет рядом с ним, а для кого увидеть их большая удача.
Аэропорт Зырянка встречает нас суматохой. Идет посадка на рейсовый самолет «Полярных авиалиний». Народ улетает на большую землю, материк. Отсюда таковым является Якутск. Колыма для нас прочно ассоциируется с лагерями. Хотя их давно уже нет. Современная Зырянка живет рыбным промыслом и угольной шахтой. Словосочетание «колымские шахтеры» звучит несколько странно, но вместе с тем именно шахтеры греют угольком не только потребителей Якутии, но и Магаданскую область, Чукотский автономный округ. В аэропорту висит стенд, посвященный летчикам-истребителям трассы АлСиб. Собственно, по ней мы и летели. И в горах, в нехоженых местах, до сих пор лежат ненайденные обломки самолетов Второй мировой войны...

Пока ждали почтовую машину, разговорились в командиром нашего воздушного судна. Для Владимира Загребельного аэропорт Зырянка родной. Когда-то он был к нему приписан, совершил на самолетах Ан-2 и Л-410 сотни взлетов и посадок с этой полосы.
В Якутии Владимир Дмитриевич работает с 1982 года. Для окружающих он опытный ас полярных трасс и наставник молодых пилотов. Хотя о себе говорит скромно: мол, какой я опытный! Те летчики, которые говорят, что они опытные, на них можно уже ставить крест, а он еще сам учится... И добавляет: совершенству нет предела.
В прошлом командир нашего воздушного судна был летчиком-истребителем, защищал мирное небо на самолетах МИГ-15 и МИГ-17 с 1975 по 1977 годы. Пилоты – народ мобильный: сегодня они возят почту в Якутии, а через полгода, глядишь, в Хабаровском крае. Режим работы, месяц полетов, месяц отдыха.
Летать приходится много, особенно весной, летом и осенью, когда закрываются зимники. Почты в такие крупные населенные пункты, как Ленск, Мирный, Нюрба, собирается много. И свою санитарную норму, порядка 70-80 часов полетов в месяц, пилоты выполняют сполна. 
 
Почтовая служба и опасна и трудна

Тем временем подъезжает почтовая машина. Пока стоит самолет, у нас есть время посетить местное почтовое отделение. Наш экскурсовод – начальник Верхнеколымского филиала ФГУП «Почта России» Мария Саловская. Признаюсь, не хотелось бы писать ничего плохого про Зырянку и тем более про здешних гостеприимных почтовиков. Но, увы, угледобывающая Зырянка далеко не процветающий нефтяной Ханты-Мансийск. Поселок, как и район, сугубо дотационный и, как большинство полярных поселков Якутии, находится в довольно унылом состоянии. Местная почта расположена в цоколе каменного многоэтажного здания. Внутри кипит работа, много посетителей. Почтари – молодые девушки в теплых жилетах и куртках. «В помещении холодно, – отвечает на мой вопрос Саловская, – в морозы доходит и до плюс шести градусов. Всего на почте работает 10 человек, все девушки. Обслуживаем более 4-х тысяч человек. Повезло нам с самолетом, задержек почты до Зырянки уже нет. Подписку получаем вовремя. Больше всего, конечно, подписываются пенсионеры. Из организаций – колымская судоходная компания и районный суд. Очень много посылок из интернет-магазина «Озон», компаний «Ив Роше», «Орифлейм». Заказы только растут и, думаю, еще будут расти. Ведь почта стала регулярной, а это огромный стимул для заказчиков». 

Как я понял, зарплата у почтовых работников небольшая, потому народ на местах особо не сидит. Или уходят в декреты, все-таки в основном работают молодые девушки. Самый большой стаж работы у почтальона по доставке пенсии Валентины Шеремет. Она разносит почту уже пятый год. Пенсионеры очень ее любят. Любимица пенсионеров, описывая свою работу, говорит, что Зырянка очень разбросанный поселок. Ходить приходится много и на большие расстояния, а до Затона еще и через речку перебираться. Все пешком, без машины и охраны, на свой страх и риск, сетует она. А ведь опасно. Много собак и не меньше пьяных, особенно когда ходишь по квартирам... Впрочем, это, наверное, беда всех российских почтальонов.

Девушки приглашают попить чаю, но нам уже некогда. Опаздываем на самолет. Улетит еще, жди потом неделю, зарабатывай на хлеб, разноси почту до местного Затона...

А мы летим обратно. В пустом самолете. В общей сложности налетали чистого полетного времени больше десяти часов. В Якутске уже темно. Днем в город пришла долгожданная весна и развеяла туман. Северный мегаполис переливается разноцветными огнями. Если не знать, что внизу лежит снег, то кажется, что где-то недалеко колышется теплое темное море...

Якутск-Усть-Нера-Зырянка-Якутск
Количество показов: 669
Выпуск:  № 25 (2250) от 7 марта 2014 г.