Как живется сироте

24.04.2015 
Количество показов: 1484
Люди живут по-разному. Кто лучше, кто хуже, но всегда находятся те, кто может им помочь. Даже, казалось бы, в совершенно безвыходных ситуациях появляется просвет.


«Эхо столицы» запустила благотворительный проект адресной помощи малоимущим семьям «ЛЮДИ - ЛЮДЯМ» совместно с КДН г. Якутска и юридическим агентством «Ваше право». Наши кураторы будут лично посещать семьи, которые по разным причинам нуждаются в поддержке общества. Вся связь с подопечными производится через кураторов.

Редакция обращается ко всем неравнодушным людям, организациям и предприятиям. Если вы можете помочь чем-нибудь этим семьям, отзовитесь. Кураторы проекта – Дана Бубякина (8-924-177-26-37) и Олеся Войтович (717-940). Мы поможем организовать адресную помощь.


Все началось со звонка из далекого Тикси. Позвонила женщина с криком души: «Помогите! У вас, в Якутске, находится женщина с двумя маленькими детьми совсем одна, без поддержки, без помощи, уехала отсюда и возвращаться не хочет! Им, наверное, даже есть нечего, живут где-то на 17 квартале… Вот ее телефон…».

Дверь мне открыла молодая, даже юная провинциальная девушка. С мягким выговором извинилась шепотом: только что уложила спать детей. Акулина – стройная, подтянутая, совсем не похожа на мать – девочка, да и только! Тем удивительнее было узнать, что она – мама пятерых детей.

Я там задыхаюсь…

- Вы спросите, почему я не живу в Тикси. Я - круглая сирота, из родственников – только бывшая свекровь. Муж умер, когда мне было 19 лет. К тому моменту у меня уже было двое ребятишек. Вы, конечно, можете меня осудить, но я отдала их под опеку матери мужа. Ну, что я могла дать детям сама молодая, еще ребенок, без образования, без работы? Государство как сироте выделило мне двухкомнатную квартиру. Но я там практически и не жила… Я вообще не могу жить в Тикси. Как будто в поселке меня что-то душит, давит, я там задыхаюсь. У меня нет там хороших знакомых и друзей. Мне лучше тут. Пусть тяжело, пусть я живу на помощь людей, но спокойней.

Муж увез сына за границу

- Я вышла замуж за гражданина Таджикистана. Официально расписались. У нас трое детей. Потом муж старшего из троих увез на родину. Сказал, года на три, чтоб мне было полегче. Я очень по нему скучаю… У меня на руках остались двухлетний сын и семимесячная дочка.

В однокомнатной чэбэшке на задворках 17 квартала все очень чисто и аккуратно. Но стол пуст, холодильника нет, да и нечего в нем хранить. На столе – початая банка детского питания: у Акулины нет молока, оно пропало от переживаний, и она кормит дочку смесью. В доме – ВВС, или ведерно-выносная система, прямо из окна – живописный вид на помойку. Впрочем, как везде на квартале, распространяются миазмы: Акулина поясняет, что редко открывает форточки, потому что пахнет невыносимо.

Детям не в чем гулять

- Не гуляем мы практически. У дочки есть только конверт теплый, зимний, нет весеннего комбинезона, обуви, у сына – только одни «выходные» джинсы. Вы спросите, на что я снимаю квартиру. На 10 тысяч – это все, что я получаю на троих детей, все пособия. На пропитание ничего не остается – так, сущие копейки.

Акулина вроде не жалуется. Говорит по-якутски то быстро, то очень медленно, иногда умолкая и расцветая только, когда говорит о своих малышах. Мне даже страшно подумать и неудобно спрашивать, на что живут вообще. Она отвечает на мои невысказанные вопросы, что мир не без добрых людей. «Но ведь так вечно продолжаться не может», - возражаю я. Скоро дочке исполнится полтора года, и она перестанет получать «большие» пособия. На это Акулина интересуется, можно ли отдать государству ту квартиру, в Тикси, и получить здесь, в Якутске.

 

На что живут? На то, что люди подадут…

Мир не без добрых людей. Подруг близких у женщины нет, но хорошие знакомые ей помогли – отдали детскую кроватку, коляску, с собой она привезла кое-какие вещи, которые стали уже малы – дети в таком возрасте растут быстро. Те немногие детские вещи выстиранные сушатся на веревке над входной дверью – понятно, что понятия «сушилка» в этом доме вообще нет. В маленькой комнатке, которая рассчитана под «удобства» (которых нет), – помойное ведро, тазик, где Акулина и стирает, и купает детей, а также разный строительных хозяйский мусор – доски, старые окна…

- Нам люди помогают. Знакомые, подружки. Приносят еду, детское питание, подгузники. Сама я практически не могу выйти из дома. Так хочется, чтобы у ребятишек было все. И своя крыша над головой, тогда я на «детские деньги» могла бы позволить для них многое. А не так давно я отправила на родину старшую сестру – единственного родного мне человека. Она умерла в 29 лет.

На мой немой вопрос Акулина мотает головой: «В Тикси я все равно не вернусь. Никогда!». Ей бы очень не хотелось, чтобы фотографировали обстановку, в которой она живет, а особенно – комнату, где спят дети. Она очень, по-северному, даже по-таежному, наверное, суеверная. Ну, невозможно ее назвать женщиной – такую хрупкую и беззащитную, подарившую жизнь пятерым детям.  Еще не достигнув даже 30-летия, она познала так много бед и лишений. Но стойко все переносит.

Я спросила, что же погнало ее, молодую девушку, из поселка, где у нее есть своя квартира, в Якутск, где приходится мыкаться по углам, где на сегодня у нее нет даже крошки хлеба и не оплачена аренда за текущий месяц… Где ночами приходится плакать в подушку слезами бессилия, а днем - крепиться и улыбаться своим деткам, потому что уж они-то не должны знать, как трудно приходится маме, и уж тем более они не виноваты в той ситуации, в которой оказалась их маленькая семья. Мы не осуждаем и не выискиваем психологические причины. Потому что семьи в нашем проекте попадались разные, но такая – впервые. Одинокая мать с двумя малышами на руках, для которой главное – прожить этот день и найти силы жить дальше. Ради детей.

Эта семья находится в действительно тяжелой жизненной ситуации. Трудно даже сказать, что ей нужно в первую очередь. Все!

· Холодильник, потому что за окном уже плюсовая температура и хранить продукты за окном не получится. Да и воруют их – первый этаж все-таки.

·        Продукты питания – любые.

·        Детское питание «Симилак».

·        Подгузники 4 размера.

·        Детские вещи на девочку 7 месяцев и мальчика двух лет – оба крупненькие. Размер ноги у мальчика – 25.

·        Комбинезон для девочки и весенняя куртка для мальчика


Количество показов: 1484
Выпуск:  № 44 (2418) от 24 апреля 2015 г.
Комментарии