Семья погорельцев в живет в старенькой "Волге"

08.05.2015 
Количество показов: 1160
Что бывает, когда семья, имевшая вроде бы все, в одночасье остается ни с чем? Пожары очень часто оставляют людей наедине со своей бедой.

Если сгоревшее жилье – муниципальное, могут дать что-то из маневренного фонда, какая-никакая, а крыша над головой. А если сгорела частная собственность? Тут от семьи начинают открещиваться все – от округа до муниципалитета. По закону вроде все правы. Но ведь существуют и другие, человеческие законы…

 

История Валентины Иннокентьевны – наглядный пример того, как в пенсионном возрасте остаться без того, что зарабатывалось всю жизнь непосильным трудом, потом и кровью. Она с детства воспитывала двоих детей – собственных внуков. Просто так получилось… «Опекун без опекунских, - так она себя называет. - В свое время не лишила их родителей родительских прав. Пили они сильно. Просто забрала ребятишек себе». И дети ее зовут не бабушкой – мамой. Она их – дочкой и сыном. Они так привыкли. Старшая, 18-летняя дочь, живет в Москве. На иждивении пенсионерки, которая от государства получает 15 тысяч пенсии, - 17-летний сын, студент колледжа.

У семьи было все: на участке в Большой Мархе стоял добротный двухэтажный дом. Стоял и небольшой – на 28 кв. м., где жил ее родной сын, отец внуков. Гараж, кладовки, машина, которую купила Валентина Иннокентьевна, квадроцикл и мопед, которые она подарила внуку. Мопед новенький, купленный буквально перед пожаром. Естественно, в кредит… Полыхнуло все. В одночасье они остались, в чем были. Валентина Ивановна успела схватить только документы – свои, внука и на дом. Случилось это 26 марта, в день, когда в Якутске разразилась буря.

 

Газ или электричество?

- Знаете, я ведь вернулась как раз домой, и пахло гарью. Как будто газеты кто-то жжет. Сын раз 20 обошел вокруг дома, и ничего. А метрах в трехстах от нас  горел дом… Бог знает, может, искру принесло – ветер-то был очень сильный. Сначала начал гореть домик сына и гараж. Приехали пожарные, две машины, и просто стояли – наш сосед потом сказал, что у них не было воды. Я сама не знаю, утверждать не стану, не до этого было. Потом приехали другие машины и стали тушить. Но было уже поздно. Дом деревянный, вспыхнул, как спичка.

Говорят, что пожар из-за газа. Да, газ был в маленьком доме, а у меня – центральное отопление. Но это нужно доказать. Сейчас собираю документы через ЖЭУ, квитанции. Дело в том, что я застраховала дом от пожара в «Хоум-кредит банке» – есть у них программа страхования. На миллион рублей. Мне они его не выплатили. Аргумент железный: если бы пожар произошел от электрического замыкания, я бы получила деньги. А если от газа, то нет. А какая разница-то? Сейчас будет разбирательство, будут выяснять причину пожара.

 

 «Мы живем в машине»

А пока пенсионерка и подросток ютятся… в старой «Волге». В машине.  «Такая вот жизнь на колесах, - вздыхает Валентина. – Вот смотрите – на заднем сиденье скатанные матрасы, подушки, одеяла».

Спрашивать, как живется, глупо и цинично. Ночью на улице хоть и не минус, но ощутимо прохладно. Тем более пожилой женщине, с накопленными болезнями, а самое главное – ночью не спится. Мысли одни: что делать? К кому бежать за помощью, если все двери официальных учреждений, куда она стучится, закрыты?

Первую ночь после случившегося мама с сыном провели в подъезде. Когда еще полыхал пожар,  приезжало руководство Мархи, вроде что-то обещало, но до сих пор тишина, говорит погорелица.

На обратном пути мы заехали в администрацию Мархи. В секретариате подтвердили: да, они в курсе тяжелого положения этой   семьи, но с маневренным фондом в микрорайоне туго. В здании администрации селить погорельцев не имеют права. Где начальство? А начальство на выездах – горячее время с приходом весны в Мархе. Район-то не самый фешенебельный. Как бы в череде весенних проблем не затерялась одна беда одной семьи…

 А Валентина Иннокентьевна ходит туда, как на работу, надеясь хоть на что-то. Не о себе печется, о сыне-подростке. Говорит, иногда добрые люди, знакомые пустят к себе переночевать. Помогли вещами – выскочила-то она на улицу в одном халате, тапках на босу ногу и с двумя сумками документов. Это все, что она спасла. Мебель, техника, золото, памятные вещи – ничто не пощадил огонь.

Пожилая женщина еле сдерживается. Да и видно, она уже устала плакать. Бывает такое состояние, когда уже все слезы выплаканы. Когда боль в глазах и дрожащих губах, и спокойствие на лице уже не обманывает никого.

- Я хожу к ним, хожу… Звоню. А мне говорят – не до вас нам. Я прошу помочь разгрести пожарище, вывезти все, что осталось, а мне в ответ – у нас своих проблем полно, у нас помойки, нас топит. Вот и все участие администрации. Я понимаю, что мой дом – это частная собственность. И вроде бы мне никто ничем не обязан. Но мне, пенсионерке, и сыну-подростку не по силам одним с этим справиться. Даже если мы попросим кого-нибудь помочь – нужны будут деньги на машину, все вывозить на свалку. А сейчас на мою пенсию мы иногда едим в столовке…

 

Вагончик за триста тысяч

Из любой ситуации есть выход, говорят оптимисты. С этим никто не спорит. Вот и Валентине Иннокентьевне предложили выход в одной из строительных компаний города – жилой вагончик размером 3 на 7. За 300 тысяч рублей. В рассрочку. То есть платить всю оставшуюся жизнь… А ведь к вагончику нужно будет тянуть свет, проводить коммуникации, а это опять деньги, деньги, деньги.

Просто удивительно, как держится эта женщина. Мало кто из нас может понять, каково  потерять все. Но она находит в себе силы рассуждать: если бы очистить территорию и построить пусть маленький, но свой домик. На эти же 300 тысяч, за которые ей предлагают вагончик. Но их нет и негде взять. И кредит пожилой женщине никто не даст. А о том, что какая-нибудь строительная фирма поможет с материалами, она и мечтать не смеет. Тает и надежда на то, что ей помогут разобрать пожарище…



«Эхо столицы» запустила благотворительный проект адресной помощи малоимущим семьям «ЛЮДИ - ЛЮДЯМ» совместно с КДН г. Якутска и юридическим агентством «Ваше право». Наши кураторы будут лично посещать семьи, которые по разным причинам нуждаются в поддержке общества. Вся связь с подопечными производится через кураторов.
Редакция обращается ко всем неравнодушным людям, организациям и предприятиям. Если вы можете помочь чем-нибудь этим семьям, отзовитесь. 
Кураторы проекта – Дана Бубякина (8-924-177-26-37) и Олеся Войтович (717-940). 
Мы поможем организовать адресную помощь.


Количество показов: 1160
Выпуск:  №49 (2423) от 8 мая 2015 г.