Мама-одиночка «захватила» жилье

26.12.2015 
Количество показов: 570
Иногда просто поражаешься: есть люди, которые прямо-таки притягивают к себе неприятности. С ними случается то одно, то другое. Почему? «Судьба», - скажут многие. Только вот людям этим далеко не весело от осознания собственной «несчастности». А если еще и дети маленькие на руках? Тогда что?

С этой семьей мы знакомы давно. Еще с тех времен, когда они жили в полуразвалившемся бараке на улице 50 лет Советской Армии. Многострадальный барак постоянно топило, вокруг помойки, и вообще жизнь здесь мало походила на мед. Лена, ее двое малышей, ее два брата-подростка и мама-инвалид, которая передвигалась при помощи ходунка, трудно жили. Скорее выживали. Этого судьбе показалось мало. В этом году барак сгорел дотла. Пожар случился глубокой ночью, люди выскакивали, кто в чем был, схватив, что успели. В основном, детей и документы. В общем, типичная история погорельцев. Несчастье у всех одно, а вот решается судьба каждого из них по-разному. Кому-то дают квартиры, если жилье было муниципальным. С собственностью сложнее. А если квартира не была оформлена юридически, то совсем швах.

 

На 8 метрах всемером

Немного облегчило положение то, что у матери Лены была крохотная комнатенка в одном из общежитий города. Примерно 8 квадратных метров. Диван-малютка, стол, раковина. Два шага вперед, два шага поперек - вот и все пространство. Ну, хоть крыша над головой. Есть, где еду приготовить и малышей уложить. Сами спали на голом полу, вповалку, скопом. Люди добрые помогли – принесли детям одежду, немного еды на первое время. А потом…

- А потом стало совсем плохо, - рассказывает Лена. - Дети постоянно болели. В комнате двум взрослым находиться одновременно невозможно, а тут мои дети, братья… Один диван на всех. Вот я и стала жить то у подруги, то у сестры по отцу, то там, то тут. И дети со мной. Выхода-то не было. За еду и крышу дом убирала, с детьми сидела. Нас в этой комнатке 11 человек прописано. Официально у нас есть жилье,  а вот какое оно, никого не волнует. Выйти на работу не могу: детей не с кем оставить. А после пожара дочка совсем заговариваться начала, боится одна оставаться в комнате, даже за хлебом выйти было невозможно, у нее один вопрос для всех: «А у вас пожар был?». Во сне вздрагивает, плачет. Так ее пожар напугал…

 

Решилась на самозахват

Чуть дальше по коридору была брошенная квартира. Да-да, случается и такое. Две просторные комнаты. Там собиралась молодежь, бездомные, пили, гуляли - в общем, отдыхали. Тут же и нужду справляли. За этой квартирой Лена долго наблюдала. За 7 месяцев хозяин так и не объявился. Позже она узнала, что квартира эта – муниципальная, была выдана в качестве временного жилья парню-сироте. Парень этот сейчас находится в местах не столь отдаленных. И Лена решилась… на «самозахват».

Первым делом она повыбрасывала из квартиры хлам. Несколько дней убирала, отмывала окна, батареи, выветривала уже устоявшийся кислый запах мочи и экскрементов. Повесила шторки. Занесли старенький разваливающийся диван,  который добрые люди отдали. Он стоит на чурбачках и держится на гвоздях. А дети спят на полу на матрасе. Кто-то отдал старые ковры – ими прикрыли потерявшие свой вид куски двп на полу. В углу – шкаф. На кухне – стол и шатающиеся стулья, на которые страшно садиться. Холодильника нет – его роль выполняет шкафчик. Когда мы пришли в семью, в шкафчике лежало три картофелины, полкочана капусты, растительное масло и какая-то крупа.

- Я понимаю, что совершила… не преступление, а нарушение. Живем на птичьих правах. Боимся каждого стука. Вдруг придет комиссия, и нас отсюда выгонят. Да кто угодно придет и скажет, что это его квартира. И окажемся мы с детьми на улице. Я же и братьев своих сюда забрала: где им там с матерью уживаться, в этой комнатушке?!

 

Безвыходность делает сильнее?

Понятно, что человек в спокойном состоянии никогда и не пойдет на такой шаг. Ему это в голову не придет. Такое может сделать только отчаявшаяся мать. В разгар зимы. Когда поддержки практически никакой. Но Лена не унывает.

- Мне 30 лет, и у меня все еще впереди, - говорит она. - Я знаю, что потерпеть немного остается. В будущем году дочка пойдет в первый класс. Может, что получится с садиком, тогда я смогу устроиться на какую-нибудь дневную работу. Мне говорят: «У вас же бабушка есть». Но за бабушкой за самой уход нужен. То есть себя обслужить она может, а вот маленьких детей – вряд ли. Ни поднять на руки, ни бегать за ними она в силу физического недуга не может.

Соседи одолжили Лене плитку, пока не купит собственную. «Купит», - горько усмехается Лена. Все деньги, которые у нее есть, уходят на продукты.

- Только бы нас не выгнали, только бы не выгнали отсюда, - как мантру, повторяет Лена, прижимая к себе детей. Как орлица, раскинувшая крылья над орлятами: уберечь, защитить. Она и капли спиртного в рот не берет. Многое повидала, живя в бараке. «Я не хочу, чтобы мои дети видели это», - твердо говорит она.

 

ДЖО: «Разберемся с ситуацией»

Мы обратились к Игорю ТКАЧЕНКО, начальнику ДЖО. Рассказали историю, спросили, можно ли как-нибудь помочь молодой женщине, у которой, кроме двух детей, еще и двое несовершеннолетних братьев.

- Мы постараемся что-нибудь решить с этой квартирой. Есть ли там ответственный квартиросъемщик или собственник, как получилось, что она столько времени простояла бесхозная?! Но сами понимаете, если этот дом идет под снос, мы ничего сделать не сможем. На улицу, конечно, не выгоним…

- Ей сейчас нужны именно эти гарантии – что они не окажутся на улице в морозы. Она согласна платить за отопление, за электроэнергию… Даже накопившиеся за это время долги согласна оплатить. Она сказала, что найдет деньги, если они будут тут проживать законно.

- Пусть подойдет к нам в ДЖО, расскажет обо всем. А мы будем думать, что с этой ситуацией делать.

 

Возвращаясь к напечатанному

В одном из номеров мы писали о Саше, матери шестерых детей, младшему из которых всего 7 месяцев. Из семьи  без объяснений ушел муж, бросив их на произвол судьбы. Откликов было много, и мы об этом уже писали. Еще одно доброе дело накануне Нового года сделал для этой семьи СКПК «Ссудо-сберегательный союз». Мы долго думали, что семье необходимо, и остановились на функциональной двухъярусной кровати. Правда, на «первом этаже» - не кровать, а двуспальный диван.

Ольга Дмитриевна АНДРЕЕВА, директор Центрального офиса

- Мы с коллегами решили поучаствовать в вашей акции «Люди - людям». Как раз прочитали материал о Саше. Заинтересовались, чем можем помочь. Дело в том, что перед каждым Новым годом мы собираем деньги на подарки, еще на что-нибудь. В этом году решили эти средства потратить на благотворительность. 

Вместе с Ольгой АНДРЕЕВОЙ мы выехали по адресу. Пообщались еще раз с Александрой, узнали, что им нужно. И все-таки остановились на уже ранее сделанном выборе. Дело в том, что у ребятишек был диванчик, но маленький, и спали они на нем все вместе. Зато теперь у ребят есть отличный диван!

И 19 декабря эпопея с кроватью завершилась.

«Девочки будут спать внизу, мальчики - наверху,  - радовалась Саша. - Спасибо «Эхо столицы» и Ссудо-сберегательному союзу»!

Количество показов: 570
Выпуск:  №148 (2522) от 25 декабря 2015 г.
Комментарии