Дневник погорельца

13.03.2016 
Количество показов: 219
«Эхо столицы» много раз писала об участи погорельцев, которые, потеряв крышу над головой, вынуждены обивать пороги инстанций в поисках жилья. Сегодня мы предлагаем вниманию читателя рассказ пострадавшей от стихии женщины и попытаемся вместе с ней вновь пережить пожар и его последствия. Нашу героиню, человека без определенного места жительства, назовем Ольгой, и она — дважды погорелец.
Семь лет счастья
- Моя семья, сын с дочкой и моя мама, переехала в Якутск в 2000 году из Сунтара. Купили большую 3-комнатную квартиру на улице Заводская, что в Мархе. Жили — не тужили, пока 21 апреля, в субботний день, наша квартира вместе с двухэтажным домом не сгорела дотла. Госпожнадзор назвал причиной пожара короткое замыкание на вводе. В тот день был очень сильный порывистый ветер. 
На момент пожара в выходной день нас, взрослых, дома не было, в квартире осталась лишь дочка-школьница 13-ти лет. Естественно, о спасении имущества речи нет. Огонь уничтожил все нажитое, включая документы. 
Затем началась беготня по инстанциям, сбор материальной помощи от управления соцзащиты, администрации Мархи, одежду собирали со всех знакомых, друзей, одноклассников... Также деньгами помог тогдашний депутат по Мархинскому избирательному округу Павел Петров. 
И мы все перебрались к сестре, затем я начала искать жилье. С момента пожара по июнь, не дождавшись ни от кого положительного решения, мы решили сами найти жилье. Подсчитали доходы и возможности — мамину пенсию, мою маленькую зарплату, дочка в то время училась в платном лицее... Помогла сестра, оформив несколько маленьких кредитов на свое имя. Таким образом накопили 450 тысяч рублей. На эти деньги мы смогли купить «однушку» в 2-этажном деревянном доме в 17 квартале на ул. Семена Данилова, 18. Район выбрали, исходя из информации о том, что в квартале скоро начнется снос, да и школа дочери была рядом. Дом признан аварийным в феврале 2015 года. Успели прожить в нем около девяти лет... 

14 января, 2016 год
Из сводки МЧС РС (Я): «В 19.51 на пульт «01» поступило сообщение о пожаре в двухэтажном жилом доме на ул. Семена Данилова. В результате пожара одна квартира была повреждена огнем по всей площади, в другой квартире огнем были повреждены входная дверь, стена и потолочное перекрытие на площади 6 кв. м, еще в одной квартире была огнем повреждена входная дверь на площади 2 кв. м, также огонь повредил подъезд дома на площади 17 кв. м. Помощь при спасении людей во время пожара в жилом доме также оказали прибывшие спасатели Службы спасения Якутии. Причина, виновник и ущерб происшествия устанавливаются. Пожарными спасен жилой дом и 4 человека».

Тот же день, 19.55 
- Когда я подошла к дому после работы, из нашего подъезда шел дым. Как раз в это время из квартиры №3, из неблагополучной, выходили люди — гости старика-соседа, который там проживал в качестве нанимателя муниципальной квартиры. К нему постоянно какие-то люди приходили, шумели, мы уже устали ругать его... Я сразу позвонила на «01», но там сказали, что пожарные едут. Это было в 19 часов 55 минут. Так как в подъезд невозможно было зайти из-за дыма, я позвонила соседям из квартиры №6, с которыми общаюсь. У них 5-месячный ребенок был. Они оказались дома, соседка из квартиры №7 тоже, но никто не мог выйти из-за дыма. По телефону они меня попросили, чтобы я предупредила пожарных, что в доме есть люди. В этот момент рядом со мной оказались мужчина и женщина, которые помогали стучать по окнам дома, мужчина пытался подняться на второй этаж и помочь спустить людей со второго этажа через окно, 5-месячного ребенка родители практически бросили нам на руки. Потом подъехала пожарная машина, пожарные вывели соседку из квартиры №7 и мужа с женой из квартиры №6.
В основном, в этом пожаре пострадала неблагополучная квартира №3 и квартира №7 над нею. Но пожарные ломали у всех двери, почему-то окна били, хотя мы им говорили, что хозяева квартир №5 и №8 здесь находятся, что ключи от дверей у нас есть... все залили водой... например, наша квартира и вся мебель пострадали от заливки. 
Где-то в это время подъехал автобус, но мы в него не зашли, все время были на улице. В автобусе грелась семья из арендованной квартиры №1 с двумя маленькими детьми. Они были практически полностью раздеты, в том числе дети. Как потом оказалось, из-за шума в 3-й квартире они даже не обратили внимания, что дом горит.

Начало девятого часа того же дня
- Я сразу позвонила сестре и сыну и попросила подъехать. Маму не стала тревожить, она в тот день на дежурстве была. Те, у кого были дети, тоже все вызвали своих родных, такси и разъехались.

23 часа того же дня
- Когда пожарные все затушили, мы зашли в свои квартиры забрать документы и все необходимые вещи, что влезло в машину: телевизор, компьютер, одежду, кухонную бытовую технику... И правильно сделали, потому что сейчас в доме даже батарей нет и железных дверей... А ведь у той же соседки, которая живет наверху от уничтоженной огнем квартиры, вся залитая водой мебель осталась в доме... Все унесли мародеры, в том числе и нашу, хотя мы с мужем заколотили дверь... В тот день только сосед из 6-й квартиры остался в доме дежурить. Именно благодаря ему мы потом смогли увезти мебель и другие свои вещи. 

15 января
- Я еще с вечера предупредила на работе, что случился пожар и что меня на работе не будет. С утра следующего дня с мужем поехали туда, собирали остальные вещи, подготовили мебель для перевозки. До пятницы взяла отгул, а в выходные перевезли мебель.
В этот же день межведомственная комиссия обследовала дом и вынесла вердикт: ремонту подлежат муниципальные квартиры, в том числе и та, откуда пожар начался, а приватизированным квартирам ничем помочь не можем, своими силами ремонтируйте.

18 января
- С понедельника начала ходить по инстанциям. В пожарной охране на Дзержинского взяла акт о пожаре. А так как пожар связан с трупом, причину отказались назвать, сказали, что материалы находятся в следственном комитете. Спрашивали там, но нам опять же отказались озвучить. Сказали, ждите. До сих пор причина этого пожара нам, жильцам дома, не известна!
Затем поехала в ДЖО с письмом, что осталась без жилья и что прошу помочь с жилищным вопросом. Мне там ответили, чтобы оставила письмо, а на личный прием надо записываться заранее. Там же взяла справку о составе семьи. Потом ездила в СЭГХ, в управу Строительного округа, спрашивала везде, что нам делать, и везде нам отвечали: «Ждите». Чтобы приостановили начисления за коммунальные услуги, ездила в УК. 

22 января
- Когда в этот день я во второй раз пришла в ДЖО, мне дали копию протокола заседания комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечения пожарной безопасности в ГО «город Якутск». Там уже было написано, что восстановление нашего дома нецелесообразно. Одним из пунктов протокола было «организовать работу с собственниками жилых помещений дома по вопросу сноса нашего дома». Там же, в ДЖО, я встретила свою соседку из муниципальной квартиры, которой предложили квартиру по ул. Пионерская, но она отказалась от нее. Тогда эту квартиру предложили мне. Когда я увидела ее, то ужаснулась: состояние такое, как будто там война прошла. Вывоз мусора и ремонт потребуют от нас огромных вложений, а у нас таких денег нет. Лучше бы я отремонтировала свою квартиру и жила в ней, но оттуда после пожара все вынесли, да и ни электричества, ни газа уже нет.

Начало февраля
- 3 февраля я обратилась в ООО Инвестиционная компания «Экотехнологии строительства ЧЖОДА» с вопросом, когда намечается снос нашего дома? Ответили, что мы стоим в четвертом этапе сноса. Это в 2020-2021 годах. Соседка нашла телефон депутата Владимир Атаманченко, и мы связались с ним, мол, мы — ваши избиратели, погорельцы, чем можете помочь? Владимир Александрович взял номера телефонов и заверил, что с нами свяжется его помощник Августа Власьевна. Встретились с ней, и она посоветовала нам, куда писать ходатайства и письма. Так, 16 февраля написали письмо Дмитрию Садовникову. Видимо, наше письмо он перенаправил в ДЖО, оттуда 19 февраля пришел ответ, что ДЖО продолжает поиск приемлемого жилья для нашей семьи.
Затем нам сказали, чтобы мы собрали пакет документов для постановки на учет в качестве малоимущих. А это опять беготня по инстанциям. На этом все. Сейчас буду собирать эти документы и справки, которые к тому же платные, должны быть нотариально заверенные, а у меня дочь за это время выросла и учится в другом городе... Короче, одна головная боль...

Не умереть, не дождавшись...
- Говорят, мой дом — моя крепость. Такой крепости ни у меня, ни у мамы нет. Не было ее и у моей бабушки, которая состояла в очереди на жилье в качестве вдовы ветерана войны, но так не дождалась его — умерла. Так и моя жизнь — дождусь ли когда-нибудь, дождется ли моя мама? В данный момент живу у сестры, у которой своя большая семья, а мама вынуждена то у одних родственников жить, то у других, то у подруги. Как говорится, где ночь застанет. Каково же им всем приходится всех нас приютить! Мы же им доставляем дискомфорт, проблемы... Вот говорят, что у сестры живете же, не на улице, вот другим вообще негде жить... Это задевает. Я это понимаю, но не принимаю...
Самое ужасное то, что, когда приходишь в ДЖО, невозможно попасть на прием к директору. Спрашиваем: «Дом когда под снос?» Ответ: «Пишите заявление, узнаете через месяц». Везде такой ответ. 
После двух пожаров я сделала вывод, что для меня приватизированное жилье — это как будто наказание. Больше помогают нанимателям муниципального жилья. Им же и предлагают маневренный фонд. Хозяевам приватизированных квартир никто ничем не старается помочь: ремонт делайте своими силами, надо было застраховать... Все так говорят. При этом все знают, что в городе муниципальную квартиру не купишь... И никому дела нет, что пожар начался с муниципальной квартиры, из-за безалаберности ее нанимателей! А погорельцы, не дождавшись поддержки от властей, от равнодушия, всеми правдами-неправдами берут кредиты и попадают в еще большую кабалу...


На мороз с двумя детьми
Еще одна наша читательница вспоминает о своей беде так: 
- Это был январь, мороз, поздний вечер. Муж был на смене, а я, кажется, только уложила детей и сама практически спала. Сквозь дрему услышала какую-то возню и еле различимые крики, которые меня не разбудили, поскольку мы привыкли к пьяным соседским оргиям.
В скорости к нам заколотили в двери со страшной силой, я накинула халат и тихо спросила: «Кто там?»
Кричали: «Пожар! Пожар!» Я отозвалась, что услышала.
Времени на осознание не было совсем. Ночь. Тихая теплая уютная квартира. Но тебе нужно срочно покидать ее в неизвестность. Кажется, с минуту я металась между тем, что надеть, как выносить одной двоих детей, звонить ли мужу или не терять время? В окно не было видно ничего. Где пожар? Какой пожар? Несерьезное возгорание в соседнем подъезде или дым прямо за дверью?
Все эти мысли проносились с невероятной быстротой, и ни за одну из них невозможно было толком ухватиться. Я надела унты на голые ноги, накинула какую-то кофту на ночнушку и дубленку, по очереди завернула детей в одеяла и, пытаясь придерживать обоих одной рукой, старалась открыть двери. Было страшно: вдруг там дым, и придется прыгать через окно со второго этажа в груду хлама чужого палисадника?
В нашем подъезде дыма не было, я вышла на улицу, соседи уже толпились во дворе, стояли чьи-то машины. Сильно горела квартира в другом подъезде, и дым сносило в сторону. Стояла на снегу с голыми ногами, с двумя детьми, холода не чувствовала. Были мысли, что можно было успеть нормально одеться, разбудить детей, чем сейчас держать их так, и не положишь ведь в снег… ценные вещи, документы… сумочка, в которой всегда все нужное… а телефон! Я забыла телефон! А может быть, бросила в карман дубленки… 
Какой-то мужчина вышел из машины и предложил сесть туда с детьми погреться. Пришлось согласиться. Я решила, что положу детей и сбегаю в квартиру, возьму хоть что-нибудь, хотя бы документы… но тут по дворам раздался вой сирен, прибыли пожарные и всех отогнали подальше. Стали беспорядочно бегать, бить окна. Со стороны казалось, что они занимаются совершенно бесполезным делом. Огонь меж тем полностью охватил торец дома, противоположный от нашего, и крышу. 
Все мы, жильцы, обреченно наблюдали. Многие, наверное, думали, когда же это кончится, и можно будет вернуться в свои постели.
Приехал муж, забрал нас и отвез к родственникам. Они уже были предупреждены, приготовили постель. С собой не было абсолютно ничего, кроме телефона в кармане. Даже денег. Не было никакой возможности вернуться кому-то из нас, ожидать окончания этой истории. 
Наутро муж съездил, проверил обстановку. Полностью выгорели две смежные квартиры, немного крыша и стена с торца. Остальное потушили, залив все вокруг. Дом отключили от отопления и электричества. Наш подъезд практически не пострадал, был только сильный запах гари, все им пропиталось. 
Кое-какие вещи забрали, только самое необходимое. Соседи договорились дежурить по очереди, чтобы спасти имущество от мародеров. Говорят, многие этим промышляют.
Скитаться пришлось больше месяца, снова вернулись в свою квартиру только в конце февраля. Пришлось потратить много сил на ремонт и уборку. Сейчас даже не знаю, как там сложилось у соседей из пострадавших квартир. Стало ясно, что от пожара не застрахован никто. Остальной год жили в постоянном страхе, что история может повториться, а затем купили квартиру в каменном доме. Но и сейчас нет-нет, да охватывает паника.
Количество показов: 219
Выпуск:  №9 (2535) от 11 марта 2016 г.
Комментарии