Слово и дело строителя Александра Захарова

03.11.2016 
Количество показов: 463
С именем заслуженного строителя РС (Я) Александра Захарова напрямую связаны многие знаковые здания Якутска: это Городская баня, Дом Правительства №1, Детская школа искусств, здание Якутпроекта, администрации города, Театра оперы и балета, бывшего Дома Быта, а ныне просто торгового комплекса «Силуэт» и не только. Он один из созидателей нашей северной столицы. В феврале следующего года Александру Никитичу исполниться уже 82 года. Солидный возраст, казалось бы, пора почивать на лаврах и сидеть около телевизора. Но он не таков. Этого неуемного, боевитого и крепкого мужчину можно встретить лихо рассекающим на коньках по льду городского катка. Или как сегодня в гостях у газеты «Эхо Столицы».
Вспоминая прошлое, Александр Никитич говорит: «Родом я из с. Абага Амгинского района и жизнь прошла в трудные годы военных и послевоенных времен, я испытал все невзгоды тех времен – холод, голод и тяжелый физический труд. Первые детские мечты были неказистыми и простыми - наесться досыта… Жили мы тяжело в 1937 году, когда мне было 2 года отца посадили как врага народа по печальной 58 статье. Он, будучи председателем колхоза, отправляя в отпуск пожилого колхозника проронил контрреволюционную фразу, мол, отдохни нормально, а то здесь эта работа все равно никогда не закончится… Отпустили его в 1941 году, да и то только для того, чтобы ушел на фронт. В последний раз земляки его видели на вокзальном полустанке под Иркутском. Все эшелоны тогда шли на Сталинград. А в 1942 году матери пришла повестка «Пропал без вести». Так что отца я фактически и не видел. Мать была молодая и красивая, смогла выйти замуж за вернувшегося с войны демобилизованного по ранению фронтовика. Отчим воспитал меня, как родного сына», - вспоминает сегодня с теплотой Захаров.

Кузбасские университеты
В 1953 году Александр закончил Амгинскую среднюю школу, учился он прилежно, и ему сразу удалось поступить в Новосибирский инженерно-строительный институт. После перевелся в Кузнецкий горный техникум города Сталинска (ныне г. Новокузнецк Кемеровской области). Закончив техникум, он как молодой специалист был оставлен на работу в области и направлен в г. Анжеро-Судженск, где проработал до конца 1960 года. Это был Кузбасс, по тем временам один из ведущих промышленных регионов страны. И, пожалуй, лучшая трудовая строительная школа. Парень за короткое время поднялся по карьерной лестнице, начиная с бригадира и до начальника участка. Участвовал на строительстве разных объектов, но основное строительство - были шахтерские мойки. Одну из них Александр Захаров довел до завершения и сдачи. Название объекта звучало конечно несерьезно – мойка для шахтеров. Но на самом деле это довольно крупное сооружение, представляющее собой трехэтажное каменное здание на целых 3000 мест, с пропускной способностью 1000 человек за смену. С помещениями для раздевалок, кабинками для грязной и чистой одежды, здесь же проходные банно-душевые кабинеты с комнатами отдыха. Не мойка и даже не баня, а целая фабрика чистоты. Вообще парня из далекой Якутии в крупном шахтостроительном управлении г. Анжеро-Судженска встретили как своего. За короткое время достиг он того, о чем наверняка мечтает каждый вновь начинающий специалист, познал многое по своей работе, набрался опыта, раскрыл свои возможности.

Гипнотическое обаяние партии
Но родина звала, звала тоской по родной земле, зеленым алаасам, голубому якутскому небу.  И наконец, заставила уехать. «Никитич, кто тебя там ждет? Оставайся!», - уговаривали Александра новые друзья и коллеги. «Здесь у тебя есть всё: и жильё, и перспективы!» Но ностальгия оказалась сильнее. Он оформил перевод через Якутское геологоуправление в знаменитое Амакинское геологоразведочное управление в п. Нюрба. И кто знает, как сложилась бы в будущем судьба алмазника Захарова, если бы в октябре 1960 года приехав в г. Якутск, он не зашел бы случайно в траст «Якутстрой». И не встреть его там директор траста Ефим Жорницкий. У Ефима Львовича, как и у любого незаурядного руководителя, был редкий нюх на дельные кадры. Поговорив и познакомившись, Жорницкий не стал ходить вокруг да около, а сразу позвал начальника СМУ-3 Ивана Федоровича Ахчагнырова. И уже вместе с ним стал уговаривать остаться Александра Захарова в его тресте «Якутстрой». Захаров, ошарашенный таким напором, поначалу держался на своем, но Жорницкий пошел ва-банк. Жорницкому специалист с опытом строительства промышленных шахтерских моек был нужен именно здесь и сейчас. Именно такого он искал по всему Советскому Союзу. На Ефиме Жорницком висела недостроенная городская баня. Партия требовала организации современного городского банного-прачечного комбината, а дело встало. Людей с опытом строительства таких крупных и специфических объектов просто не было. И Жорницкий пошел с главного козыря - позвонил в горком партии и договорился о встрече со вторым секретарем Александрой Овчинниковой. Последняя была не просто молода и обаятельна, но в целом производила впечатление эффектной женщины. Злые языки утверждали, что она имела дар гипнотического убеждения… Так это или не так, но Александр Никитич смеется, что подействовала она на него действительно магическим образом. И вроде бы слова стандартные о том, что нужны опытные кадры, что надо быть патриотом и т.п. Однако, строитель вышел из кабинета с мыслью что нет ничего достойнее, чем построить эту баню, вот оказывается к чему он шел всю свою жизнь… Так второй секретарь горкома решил его судьбу, и сверкающее алмазное будущее превратилось в суровые будни Якутстроевца. 

Баня и бригада Докторова
Первое знакомство с фронтом работ и условиями труда порядком огорошило строителя. Как говорится, он понял все коварство и причины настойчивости руководства «Якутстроя». Привыкший к железному порядку, и чуть ли не к военной дисциплине шахтерских строек, он просто не мог представить, что существует такой запущенный объект с такими большими нарушениями строительных норм, беспорядком на территории. Механизация труда была также аховая, а вернее совершенно отсутствовала, если не считать таковой тачки и носилки. Но коли мужчина взялся за дело - надо доводить его до конца, таков девиз Захарова. Впрочем, не все было так плохо, повезло с самым главным, людьми. Бригадой числом 30-32 человека, руководил Николай Петрович Докторов, прекрасный, редкой души человек, причем требовательный руководитель, мастер своего дела. Такой же была и его бригада. Докторов подобрал очень работящих и добросовестных ребят, специалистов высокого класса. Работа закипела, труд был почти круглосуточным, посменным и нелегким. Изначально при строительстве были допущены значительные отклонения от проектных решений, он поменял с десяток прорабов и мастеров, пришлось многое переделывать. Несмотря на все, работа того периода оставила самые лучшие воспоминания у молодого строителя, в первую очередь это заслуга Николая Докторова и других строителей, с кем плечом к плечу два года пришлось работать Александру Захарову. «Знаешь, - вспоминает он, - я получил незабываемый урок преданности, добросовестности к своей профессии и только ради него стоило ехать домой, к своим землякам». Строительство центральной части этого комбината – бани было завершено в 1962 году. Городская баня стала первым его самостоятельным объектом. Она простояла и проработала в течении 54 лет. Для такого рода здания очень долгий срок и этим можно гордиться. Для примера – каменная Заложная баня проработала пять лет… Баня в рабочем городке семь лет и теперь стоит коробка, хоть и служит не по назначению. Квартальную баню в 17 квартале так и не достроили…

«Роман» с Якутстроем
С тех пор Захаров проработал в системе «Якутстроя» под различными названиями – «Главякутстрой», «Якуттяжстрой» и др. –24 года. Он прошел путь долгий, трудный. Как говорится, нет пророков в своем отечестве, Захарова как человека прямолинейного, говорящего свою правду в лицо любому, несмотря на звания и регалии, придерживали в карьерном росте. 15 лет он отпахал прорабом, две пятилетки из них без своего угла, а у него за спиной уже была жена Лена и два сына. Была у него и депрессия и времена отчаяния, было дело, признается ветеран, чуть было не потерялся. И звучали у него в ушах слова руководителей и друзей из Анжеро-Судженска: «Начал ты жизнь здесь хорошо, зря уезжаешь. Там все начнешь сначала, будет трудно…» Но сила духа, любовь и увлеченность своей профессией, поддержка родственников, жены и многочисленное количество корней родства, уважение к ним - помогло удержаться на уровне, не опуститься на дно.

Светлая полоса СМУ-6
Но пришла и светлая полоса, в конце концов, можно сказать, повезло, начальник СМУ-6 «Якутстроя» Константин Николаевич Кононов, пригласил его к себе на работу, и в дальнейшем Захаров проработал начальником производственного отдела – год, потом главным инженером СМУ-5 лет, а после перевода Константина Кононова в другое предприятие, Захаров стал начальником СМУ и проработал в этой должности – 5 лет. «С благодарностью вспоминаю о нем, - говорит Александр Никитич, - именно этот человек дал мне раскрыть свои возможности в полную силу, дал уверенность и, безусловно, огромный опыт по своей профессии». За 24 года Захаров руководил и участвовал в строительстве большого количества объектов различного назначения – административного, социального, культурно-бытового, здравоохранения, промышленного, сельскохозяйственного, жилищного. Перечень разнообразен - это такие стройки как: банно-прачечный комбинат, жилой дом общества слепых, мастерские общества слепых, кооперативный техникум с жилым домом «Холбос», кулинарное училище по ул. Чернышевского, финансовый техникум с общежитием, проектные институты «Якутгражданпроект», «Якутколхозпроект», «Дальгипрозем» (передан школе), «Гипроводхоз», «Административное здание минсельхоза», здание прокуратуры, здание верховного суда, «Дом книги», здание городского суда, республиканская санэпидемстанция, гаражи ОК КПСС по ул. Ойунского, мастерские Рембыттехника по ул. Пояркова, АТС на 100 номеров (Сахателеком), «Силуэт» (дом быта), 4 магазина «Универсам», школы №14 и №26, стадион «Спартак» (трибуна с манежем), десятки детских садов, жилой дом ОК КПСС по Ярославского, жилой дом «Сельэнерго» по ул. Ярославского, Театр Оперы и Балета (музыкально-драматический театр – по проекту), здание «Партпроса» (ныне театр юного зрителя), Дом правительства №1, здание Мэрии, здание «Якутстроя», республиканская больница, радиологическая больница, акушерский корпус, станция переливания крови, межбольничная аптека, водогрязелечебница «Хоту», сувенирная фабрика «Сардаана», Хатасский животноводческий комплекс, птицефабрика II-III очередей, база «Госплемобъединения», радиоцентр по Покровскому тракту, мастерские в п. Табага, мастерские техучастка ЛБУП, школа глухонемых по ул. Чайковского, здание ветеринаров по ул. Чайковского, вторая очередь дома инвалидов в с. Капитоновка с двумя 12-квартирными жилыми домами, жилой дом (каменный) с котельной в с. Тулагино, общежитие «Якутстроя» со спецполиклиникой по ул. Кирова, завод по ремонту радиотелеаппаратуры («Вертолет») по ул. Лермонтова, профтехучилище в Жатае, рыбозавод, мясокомбинат и др. В целом около 60 крупных строек включающих в себя более 200 объектов. Многие объекты были долгостроями, которые приходилось начинать заново с первого кирпича. Так Театр Оперы и Балета строился 15 лет, республиканская больница 13 лет. Количеством строек, которыми нагружали Никитича, порою доходило до 6-7 объектов год. Через него прошли десятки, а то и сотни мастеров, прорабов.  

Вкус строительного хлеба
«К сожалению, - вспоминает он, - отношение к строителям порою было пренебрежительное, и это от незнания самой сути строительного процесса. Строительная организация – это не какой-то бюрократический аппарат. Здесь идет постоянная борьба за труд и жизни сотен рабочих, ежедневная забота о работе без простоев, наращивание объемов, повышение качества труда, обучение новым методам строительного процесса. Поэтому, каждый объект строительства – как дитя, рожденный тобой, как школьники для учителей или спортсмены для тренеров, которых пестуешь и выпускаешь в большую жизнь. Труд строителя–руководителя нелегок и работа вышестоящих руководящих и контролирующих органов у меня не вызывает восхищения, в результате сколько линейных работников – мастеров, прорабов и других, посвятивших жизнь этому делу остается незамеченными. А это ведет к апатии, уходу с работы или застою, ломает жизни перспективных специалистов.»

На службе республике
В 1984 году Александра Захарова приглашают главным инженером в Управление капитального строительства при Совете Министроя ЯАССР, здесь он остается на 9 лет. Человеку, руководившему строительным процессом в течение многих лет, на первых порах было нелегко - слишком бюрократизированный был орган. Почти год он притирался к новой обстановке, были у него и серьезные разногласия с руководством республики и партийными органами, но его опыт строителя с огромной практикой был необходим, его ценили и к его мнению прислушивались. В то время не было министерства строительства и его управление вело по всей республике строительство, как заказчик, курируя все объекты социального и культурного назначения.

От смешного до обидного
Количество объектов по всем районами и городам республики в тот период работы Захарова не счесть - это тысячи больших и малых строек. Смешное недоразумение - не так давно Александра Никитича пригласили, чтобы вручить звание заслуженного строителя республики. Нормальное явление, если бы он не носил это звание еще с 2004 года. «Таким образом, - смеётся строитель, - я дважды заслуженный строитель республики!» Но были и серьезные обиды. За весь период работы в системе «Якутстроя», ведя огромное количество объектов разного назначения и сдавая их, вручая символические ключи, он не был не поощрен, не награжден ни одной грамотой, знаком, значком и т.п. Поразительно, но тем не менее это факт. Причин возможно много, главная в том, что, будучи опытным строителем, он не брал к выполнению любые указания руководства, особенно поступающие от некомпетентного партийного руководства под козырек – делал как требует технология, строительные правила, и позволял высказать свое мнение напрямую. 

Родина помнит
В 1991 году он вышел на пенсию и в 1993 году уволился с работы и уехал от городской суеты в родное село Абагу. Причин было несколько – перестройка, полная неизвестность дальнейшей работы, потеря слуха и конечно неприятие новых правил жизни, повального воровства, казнокрадства и появления ушлых и наглых хозяев жизни. Жизнь пенсионера между тем приносила и свои приятные сюрпризы. В 2004 году ему присвоили звание заслуженный строитель республики Саха (Якутия). Инициатором стал Амгинский район. Родина не забыла заслуг своего сына. Будучи главным инженером УКСа Захаров, в том числе, добился строительства каменного здания Дома Культуры в с. Амга, который был построен и стоит до сих пор. Это редкий случай для того времени. «Да, - признается Захаров, - я добился включения в план строительства. Тема это сложная, но тенденция помощи к родным краям была и есть у всех. В знак благодарности амгинцы добились присвоения этого звания за счет своей квоты, ему, пенсионеру давно не работающему, проживающему в деревенской глуши.
Заслуги Александра Никитича перед республикой были отмечены правительством персональной пенсией. Тогда это называлось – персональный пенсионер республики. Впрочем, особо этой пенсии он и не увидел. После перестройки новый состав депутатского корпуса ликвидировал пенсию, а звание персонального пенсионера было и вовсе аннулировано. Но для него это было уже не так и важно. «Главное для настоящего мужчины - это знать, что все что ты делал, было сделано с душой, на совесть и на долгую службу другим людям», - считает Александр Захаров

Количество показов: 463
Выпуск:  №42 (2568) от 28 октября 2016 г.
Комментарии