«Маткапитала хватило только на барак»

21.07.2017 
Количество показов: 132
«Мы хотим, чтобы наш ветхий аварийный дом снесли и построили новый дом. В нашем доме в основном живут пенсионеры, инвалиды, воспитанники детских домов». Это – строчки из заявления жителей барака по адресу ул. Билибина, 6/1.
В этих скупых строчках заявления – нет, даже не мольба о помощи. Крик. Словами тут не перескажешь. Нужно лично вдохнуть запах сырости и болота в общем коридоре, увидеть вот-вот готовый рухнуть потолок, дыру в полу, прикрытую большой доской – не так давно туда провалился ребенок. Прочувствовать все ароматы находящегося рядом туалета общего пользования и помойки, с которой неизвестно когда в последний раз вывозился мусор. И тут же рядом – пустующее здание бывшей сайсарской управы зияет пустыми окнами. «Пустующее» номинально – это идеальное место для сборищ бомжей и алкашей. Они тут и живут, и пьют, и нужник устроили. Прямо под пустыми окнами приюта бомжей так называемая «детская площадка» - одинокая качель и песочница, которую привезли недавно, после многочисленных просьб, жалоб и хождения по кабинетам. 
Оксана ПОКРОВСКАЯ, жительница барака, многодетная мама: 
- Управа уже давно находится не здесь. Им место нашлось поприличнее. Куда мы только не обращались! Удалось добиться того, что в 2015 году дом признали аварийным. Небольшие подвижки наметились – откачали воду, залатали крышу, поставили детям песочницу и установили «новый» туалет. Просто чей-то бывший старый – когда его поставили, мы собственноручно все заливали хлоркой и отмывали собственными руками – до такой степени все было загажено.

«Нам тут страшно жить»
Мы заходим в подъезд.  Оксана Юрьевна показывает свою комнату, где они ютятся впятером, плюс три собаки. Комнату приобрели на материнский капитал – другого жилья на такие деньги просто было не купить. Сделали небольшой ремонт, чтобы можно было более-менее сносно жить. Барак тонет в воде каждую весну и осень. И даже лето – если идут дожди. 
- Это лето сухое, поэтому и воды пока нет. А вот соседи, когда заехали в комнату, – там вода стояла по щиколотку. Пришлось заливать бетоном. Я бы с удовольствием съехала отсюда. Но куда? С 2013 года как многодетная стою в очереди на земельный участок. Все еще не дали. Пока нахожусь в декретном отпуске. Работает один муж. Долг только за отопление составляет 62 253 рубля! При этом случись что – никого не дозовешься. Электриков вот до сих пор ждем. Вообще на наши звонки отмахиваются – мол, кто еще может жить в бараке, только алкашня и отбросы общества. 
Почему-то так считают многие – что нормальные семьи уже съехали, снимают жилье, как-то выкручиваются, но не живут в трущобах, в нечеловеческих условиях. И это ошибка. Просто бывает, что и хочется бежать – да некуда. Да и живут в бараке, как уже говорила Оксана, самые незащищенные слои населения – инвалиды, пенсионеры, детдомовцы, малоимущие. Куда им бежать?
- Здесь страшно жить, честно! Дошло до того, что приходится бояться за жизнь детей, свою, мужа. С соседями с другого подъезда постоянные конфликты. Мы семья непьющая, они, бывает, выпивают. Собаку у нас убили, мужа избили, обращения в полицию были, их забирают – и через час-другой выпускают.  А они продолжают угрожать, и уже – детям. Старшая дочка – ей 14 лет – уже просит у меня успокоительное. Трясется вся буквально – от страха, стресса.  И виной всему то, что мы дома держим собак.

Дети, собаки и ПДН
Оксана говорит: ведь у нас нет закона, запрещающего содержать животных? Нет закона, регламентирующего количество собак?
- Я – волонтер. Беру собак на передержку. Потом отдаю в добрые руки. Подбираю их на улице, лечу. В данное время у меня четыре собаки. Одна постоянно лежит на привязи у будки – у нее позвоночник сломан. Три собаки дома. Они спокойные, не кусаются, слышите – даже не лают! – с горячностью говорит Оксана, кивая головой на дверь в комнату, где сидят ее воспитанницы. – Дети очень любят животных, а на меня соседи за это грозятся написать заявление в ПДН. За то, что собак содержим. 
- Записи угроз и обещаний расправы у вас есть? 
- К сожалению, нет, так что доказать мы не можем. И к суду привлечь тоже. Но опасность от этого не уменьшается! Ведь случиться может что угодно. 

ДЖО: «Говорить о чем-либо еще рано»
Таких бараков и трущоб везде хватает. Эта проблема есть в каждом регионе. Но она постепенно решается. Однако жители барака не знают, стоит ли дом в очереди на расселение, и когда они смогут въехать в приличное жилье, где не воняет отхожим местом, не бегают крысы и под ногами не хлюпает вода.
Как нам пояснил в МКУ «Департамент жилищных отношений» Раймонд ПОПОВ, по поводу этого дома  что-либо говорить пока рано. Когда будет расселен дом – тем более. Скорее всего, это произойдет, когда будет принята новая бессрочная жилищная программа, в 2019 году. Президент уже дал указание подготовить такую программу. И тогда будет определенная статья в федеральном бюджете, и работа по расселению будет вестись на постоянной основе.  

Количество показов: 132
Выпуск:  №28 (2605) от 20 июля 2017 г.
Комментарии