Все-таки не зря так говорят, чужая душа – потемки. " /> Дочки-матери

Дочки-матери

11.09.2009 
Количество показов: 447
Все-таки не зря так говорят, чужая душа – потемки.
В актуальности этого изречения я еще раз утвердилась, когда пришлось готовить эту статью о матери-одиночке Елене Хростовской. Молодая мама живет со своим годовалым ребенком без собственного угла и без прописки.

Мое появление Елену не обрадовало. Честно говоря, мне с трудом удалось ее уговорить рассказать о себе и предшествующих ее теперешнему положению событиях.




За что? Почему?

Елена Хростовская:
- Все суды я проиграла, а их было много. Осталась одна надежда на Страсбургский суд. И одно желание – написать послание своей матери большими буквами «ЗА ЧТО» и «ПОЧЕМУ?» на билбордах в городе. Все громко кричат о каких-то свершенных больших делах, в том числе в Год семьи. Моя дочь, следовательно, семья родилась именно в этот год и что же? Кому и для чего нужны все эти депутаты, отделы опеки и попечительства, отделы по социальной защите населения, в том числе семьи и детства, если мне никто не смог помочь? А сейчас меня просто морально убивают, давят.

Дальше из рассказа Елены вырисовывается следующая картина.

Моральная травля

Когда-то у Елены все было хорошо. Была счастливая жизнь в полноценной семье, а после ухода отца – мирное существование с мамочкой в окружении ее заботы и ласки в общей 3-комнатной квартире. Но маму, по словам Елены, как будто подменили вести о беременности дочери. Вместо того чтобы радоваться долгожданному прибавлению в семействе (Елена долго не могла забеременеть) и заботиться о дочери, будущая бабушка… продала их общую квартиру. Купив себе другое жилье, мама Елены начисто забыла о своей дочери и ее положении, а сейчас и не думает прописывать дочь со своей единственной внучкой. И пока Елена рожала в роддоме, новые хозяева квартиры – некая юридическая фирма – выписали ее из апартаментов, выкинув нажитое имущество за дверь.

Так Хростовская оказалась на улице. Более того, на нее начали давить морально. После того, как в этом же бывшем когда-то родном подъезде Елена арендовала подсобное помещение и приспособила его под парикмахерскую, чтобы зарабатывать на жизнь, новые хозяева квартиры начали слать жалобы в Роспотребнадзор. В них говорилось о том, что Хростовская стрижет честных граждан в антисанитарных условиях, и что химикалии и обрезки волос ее клиентов чуть ли не захламили подъезд и двор дома. Проверку, естественно, провели, санитарный врач нарушений санитарных правил и норм не усмотрела.

Тогда юристы решили взыскать с Елены судебные издержки. Судебный пристав, ознакомившись с материальным положением Хростовской и проникнувшись сочувствием, согласился на поэтапное погашение долга. Тогда последовал ответный удар в виде «подсказки» приставу о том, что Хростовская обладает автомобилем, продав который сполна может рассчитаться с ними до конца. Масла в огонь в моральное давление на Елену добавляет и мать, жалуясь в ГИБДД о том, что Хростовская-младшая возит своего ребенка в состоянии алкогольного опьянения.

Кстати, о законности выселения. После того, как все вещи оказались на улице, Елена написала заявление в милицию, на которое получила ответ об отказе в возбуждении уголовного дела. Позже следствие удалось возобновить, и, надо полагать, его результаты сыграют немаловажную и, возможно, даже определяющую роль в исходе этой истории.

Елена говорит, что на многочисленные свои заявления она получила или отписки, или устные отказы, или вообще ничего. Причем власти свой отказ зафиксировать на бумаге почему-то не решаются. Так, Елене не смогли помочь ни милиция, ни вице-президент республики, ни спикер Городской думы, ни Уполномоченный по правам ребенка в РС (Я), ни главный федеральный инспектор по РС (Я) аппарата уполномоченного представителя президента РФ в ДВФО и еще многие другие.

Единственную материальную помощь ей оказала советник главы города Юрия Заболева – Альбина Лыхина в виде единовременного пособия. Поддержал депутат Ил Тумэн Александр Подголов, предоставив услуги своего юриста. Еще был ответ из прокуратуры города о том, что выселение должно происходить только в присутствии прокурора и судебного пристава.

К моему приходу Елена работала в парикмахерской. Это ее единственный доход, поэтому она рассчитывает только на себя, на свои трудовые ресурсы. Пока молодая, терпит рабочий график с 9 часов утра до 22 часов без перерыва и выходных. Но и молодой организм дает сбои. Так, из-за всех переживаний ребенок Елены не узнал вкус материнского молока – оно у Елены пропало. Впрочем, и молоко из молочной кухни недоступно ребенку из-за отсутствия той же прописки. Из-за нехватки средств на приходящую няню в мое посещение дочки Елены не было в городе, за ней ухаживали знакомые Елены в другом поселке.

Рассказывая о вынужденной, хотя и временной разлуке с дочерью, Елена не могла скрыть свои слезы…

Нет контакта

После такого рассказа, согласитесь, любой здравомыслящий человек будет возмущен – почему же наш гуманный суд на нескольких своих заседаниях принял невыигрышное для Хростовской решение, оставив мать-одиночку на улице? Этот вопрос привел меня к арбитражной управляющей Наталье Кузиной. Именно она купила ту самую злополучную квартиру, теперь в ней располагается офис Натальи Витальевны. Кстати, сама Наталья Витальевна также является матерью малолетнего ребенка.

Наталья Кузина:
- Когда мы пришли по объявлению о продаже квартиры на адрес, увидели, что одна комната закрыта на ключ. Людмила Ильинична, мать Елены, объяснила, что там проживает ее дочь, и она сама нам покажет комнату. Но спустя месяцдва начались звонки Людмилы Ильиничны с регулярностью раз в неделю, где она со слезами жаловалась нам на свою дочь, что та угрожает ей расправой, что может довести ее до самоубийства.

Естественно, мы не захотели приобретать такую проблемную квартиру. Тогда она приехала к нам со своим адвокатом и рассказала, что вот уже несколько лет она пытается продать квартиру, так как дочь ее постоянно избивает, показала все медицинские справки о побоях тупыми предметами. Мы согласились купить недвижимость, но только с условием, что полученные деньги они разделят пополам. При нас она предлагала Елене полтора миллиона рублей, но та отказалась от денег, заявив, что денег не хочет, а хочет в квартире устроить парикмахерскую.

Все соседи говорят, что устали от скандалов этой семьи, устала и милиция ездить к ним, участковый нам говорил, что они постоянно дерутся (мне же Елена говорила обратное, что все соседи в шоке от поступка матери, что ей до сих пор звонят из Намцев, откуда она родом, и выражают свое недоумение поведением Людмилы Ильиничны – прим. авт.). Когда квартира все же была продана, Елена подала в суд на мать, чтобы та выделила в своей купленной квартире место. И тут же в суде заявляет, что никому, даже родной матери не даст дотронуться до своего ребенка. После такого заявления какой суд удовлетворит иск, когда уже заранее известно, какое совместное проживание будет в этой семье.

По-моему, Людмила Ильинична до сих пор не трогала долю Елены и деньги лежат на счету. После судов я предложила адвокату Елены встретиться и обсудить проблему сообща как юристы. Но адвокат отказал во встрече, пообещав дальше судиться с нами. Мы сделали все возможное, чтобы как-то найти контакт с Еленой, но контакта нет. И потом, где отец ребенка? Ведь дети не рождаются из воздуха!

«Единственный вы ход – усмирить гордыню»

К сожалению, Людмила Ильинична, мать Елены, уехала за пределы республики на лечение. Но нам удалось связаться с ее адвокатом, которая знает эту семью давно.

Наталья Степановна Гордя, бывший адвокат Людмилы Ильиничны:
- С семьей я познакомилась 15 лет назад при разделе имущества супругов. Людмила Ильинична – хорошая, добрая женщина. Она и после суда продолжала общаться со мной, поздравляла с праздниками. И так получилось, что я знакома с нынешней ситуацией. И Лену я знаю. На самом деле, мама ее просто спасала свою жизнь, потому что Лена ее избивала. Все это задокументировано и находится в судебных материалах. А ведь Людмила Ильинична перенесла инсульт. Ей вообще нельзя волноваться. Я считаю, что ни при каких обстоятельствах нельзя оправдывать человека, который избивает свою родную мать.

Ни при каких! Когда возник этот спор, я отказалась в нем участвовать, потому что знаю обеих и в эту судебную тяжбу не влезла. Мама Елены сейчас плачет, ждет ее, говорит, что и посидела бы с ребенком, помогла, но Лена говорит, что никогда не покажет свою дочь матери. Она об этом всем заявляет. Единственный выход для нее – это усмирить свою гордыню и прийти к маме, и я надеюсь, что мама ее примет. Только она сама себе может помочь и никто другой!

Протяните руку помощи!

Советник главы города Якутска Альбина Лыхина:
- Наша помощь в виде единовременного пособия – это, конечно же, не выход из создавшейся ситуации. К сожалению, женщин, оказавшихся на улице по той или иной причине, в городе очень много. Впору создавать специальные общежития, как это практикуется в Европе. Я даже с таким предложением в свое время обращалась еще к Михальчуку… Всем нуждающимся город не может помочь жильем. Только советом. Елене я посоветовала обратиться в прокуратуру. Ее выписала родная мать. Почему она так поступила, за что и что случилось в их отношениях на самом деле – нам не дано знать. Вы лучше обратитесь к читателям с вопросом «Кто может помочь этой женщине?». Возможно, люди подскажут пути решения ее проблемы…

Действительно, нам не дано знать всех нюансов в отношениях матери с дочкой. Как видите и, в принципе, как ожидалось, мнения сторон самые полярные и одна ситуация вырисовывается в совершенно разном свете и цвете. Но это личная жизнь, и не нам ее судить. Фемида на данный момент приняла свое решение, не в пользу молодой матери. Но есть и общественные организации, призванные помогать людям. Мы обратились к Уполномоченному по правам ребенка по РС (Я) Анне Соловьевой, к которой уже обращалась Елена Хростовская.

Вот что нам она ответила:
Анна Соловьева
- Эта женщина в свое время добровольно отказалась от квартиры и, к сожалению, к такой ситуации привели ее неприязненные
отношения с матерью. Ей могут помочь по социальной линии как малоимущим слоям населения или особо уязвимому члену общества, каковыми являются материодиночки. Но у нас, к сожалению, нет ни приютов, ни убежищ, ни других институтов для них. Чисто по-человечески мне жаль эту молодую женщину, но ей может помочь только мать, это на ее совести, что дочь с внучкой оказались без жилья.

Парадоксально, но факт. Несмотря на свое положение, Елена занимается благотворительностью. По словам общественницы Центрального округа Валентины Алексеевой, малоимущим и пожилым людям Центрального округа столицы Хростовская делает по праздникам льготные стрижки, а на одной из стен в парикмахерской висят свидетели ее профессиональных и гражданских качеств – дипломы и благодарности.
Количество показов: 447
Выпуск:  Выпуск "Эхо столицы" № 71 (1780) от 11.09.2009 г.