Любимица фортуны

09.11.2010 
Автор: Васильева Наталья
Количество показов: 214
- Представляешь, глаза начали капризничать, думала, глаукома. Оказалось, просто возрастное, - сетуя на ухудшение зрения, полковник юстиции, ветеран следствия, пенсионер МВД Мария Никифорова накрывает на стол.
Вот уж думаю, повезло-то как, бывает, когда пишешь очерки, клещами трудно выдавить пару слов из собеседника, а тут абсолютно открытый человек, который не боится показаться «не такой, как надо».

С прошлого года на пенсии, и, казалось бы, появилось свободное время, о котором она мечтала 36 лет, отданных следствию. Ан – нет, на вышивания крестиком и плетение бисером времени как не было, так и нет. Планов и дел на сегодня у Марии Георгиевны полно: ответить на вопросы для очерка, понянчиться с внучкой, поухаживать за пожилой мамой, выгулять собаку, приготовить вкусный ужин к приходу гостей. И так почти каждый день.

- Ну, ты не думай, что рукоделием совсем не занимаюсь. Как любая женщина люблю вязать. Как только появляется свободная минутка, берусь за спицы или крючок.

Вязанию ее научила мама Мария Федоровна. Она была очень строгой. Если с папой или бабушкой можно было о чем-то договориться, ну, например, школу прогулять, то с мамой такие номера не проходили. В семье всегда была главной, и последнее слово было за ней. Даже музыкальную школу по классу фортепиано Машенька закончила под кнутом матери: совсем не хотела быть музыкантом.

Она мечтала скорей стать самостоятельной, поэтому, выбирая профессию, не думала о престиже или качестве образования того или иного университета, главным было – оторваться подальше от родительской опеки. Листая справочник о вузах страны, наткнулась на информацию о Свердловском юридическом институте. Гуманитарный склад ума, любовь к истории и обществознанию стали главным аргументом при поступлении именно в этот институт. Беда в том, что в те годы на учебу можно было поступать только после трудовой практики в течение двух лет. Но здесь Марии подфартило, именно в тот год, когда она закончила школу, это требование отменили.

Итак, 1968 год. Мария – студентка 1-го курса Свердловского юридического института. В первые месяцы учебы у нее началась хандра: не нравились дисциплины, которые преподавали в институте. В голове витали мысли о том, чтобы бросить учебу. Но она держалась, ведь никак нельзя было подвести маму, которая являлась активным партийным деятелем, общественником и уважаемым человеком Якутска.

Как раз в тот момент стали давать уголовное и гражданское право, и другие предметы по специальности, и у Марии неожиданно появился интерес к учебе. Наверно именно в ту пору в Марии появилась «жилка» будущего следователя. После окончания учебы ей не удалось по распределению попасть в следственный отдел городского отдела милиции, предложили работу в улусе. Городская девочка, с роду не знавшая уклада деревенской жизни, без восторга встретила результат распределения, но отказываться было нельзя, да и терять молодому специалисту-юристу было нечего. И тут фортуна опять улыбнулась ей.

- Иду по улице Дзержинского, планирую, как быстрее оформить документы, купить билеты и прочие мелочи перед переездом в улус. И тут встречаю свою подругу, которая уже устроилась в городской отдел милиции, но никак не хотела там работать. А уволиться ей не давали, поставили условие найти себе замену. Так, она, взяв Марию за ручку, привела к своему начальству и доложила: «Вот, нашла себе замену!»

Никифорова стала следователем городского отдела милиции. Работала на износ. Отделу приходилось обслуживать несколько крупных кварталов города: Залог, Сайсары, Центральный, ГРЭС, транспорт не всегда выделялся, уголовные дела по фактам краж, грабежей, разбоев, которые в основном происходили в центральной части города, приходилось писать до мозолей на пальцах. Бывали и дела по тяжким телесным повреждениям с летальным исходом, впрочем, об этом Мария Георгиевна не очень любит вспоминать.

Судьбоносный рубль

О личной жизни юная Мария тогда не задумывалась. Искать свое счастье не было времени. Да и коллеги с первых дней службы советовали юной красавице не заводить романов с коллегами: «Чревато!». Сегодня уже не секрет, что ей тогда понравился один оперуполномоченный, как выяснилось позже, тоже приметивший Марию.

Во время общего дежурства он пригласил ее на свидание. Мария в этот день постаралась свои дела закончить быстрее, чтобы поскорей встретиться с молодым человеком. И вот, сдав все, она направлялась к выходу, как вдруг ее задержал дежурный и попросил опросить свидетелей происшествия. Раздосадованной Марии не оставалось ничего, как выполнить просьбу старшего по званию.

Один из двух свидетелей вел себя, мягко говоря, нагловато, задавал лишние вопросы, подшучивал, а в конечном итоге еще и попросил денег в долг на такси. Опрос закончился глубокой ночью, и Марии стало их жалко – мало ли что может произойти, если они пойдут пешком, да и 1 рубль – не такая большая сумма для следователя тех времен – зарплаты у них тогда были неплохими.

Несколько надавив на совесть свидетелей, Маша рубль дала, хотя в глубине души понимала, что расстается с деньгами навсегда. Так, свидание с симпатичным опером провалилось. Не может же человек ждать ее с 12 до 3-х ночи. А свидетель оказался порядочным, на следующий день принес деньги и пригласил Марию на свидание.

Так и началось знакомство Марии Георгиевны с будущим мужем Петром Григорьевичем. Они недолго проверяли чувства друг друга – поженились через полгода. Конфетно-цветочный период был более чем романтичным: походы в лес, песни у костра под гитару на берегу Лены, прогулки по ночному Якутску – им не потребовалось много времени, чтоб понять, что они созданы друг для друга. Рождение дочери еще больше укрепило их союз: пеленки, стирка, уборка, глажка – все делали вместе.

Со временем, когда Мария снова вышла на работу, у молодого следователя не оставалось времени на дочь и мужа – все бытовые и хозяйственные вопросы легли на плечи главы семьи. Когда дочка еще не ходила в садик, помогала бабушка – мама Марии Георгиевны. Как повезло Марии Георгиевне с мужем, она поняла еще тогда. Петр Григорьевич ни разу не упрекнул ее в том, что она «пропадает» на работе сутками.

Так, в любви, согласии и понимании они прожили 15 лет. Но потом пришла беда – любимый супруг умер. Перенеся первый инфаркт на ногах, со вторым ударом он не справился. Потеряв любимого человека, надежную поддержу и опору, Мария Георгиевна была в отчаянии, но ей никак нельзя было опускать руки, надо было поднимать дочь.

Никифорова 36 лет отдала служению закону. По службе бывали разные ситуации. Иногда она даже жалела лиц, преступивших закон. Но принцип следователя один: закон есть закон, его надо соблюдать. Честность и принципиальность, добросовестное служение не остались незамеченными руководством. Вскоре ее назначили следователем Следственного управления при МВД по РС (Я), откуда она и ушла на заслуженный отдых. В беседе со мной она честно призналась, что всегда скучала по работе «на земле»: расследования, изъятия, описание мест происшествий, допросы, поиски вещественных доказательств, - всего этого до сих пор не хватает пенсионерке МВД.

- Сейчас мне не скучно! Полным-полно дел, интересы новые появились, но это уже не для прессы!

Марии Георгиевне в декабре исполнится 60 лет, а она также энергична и бодра, как в молодые годы. Не часто встретишь людей, которые остаются оптимистами в любой жизненной ситуации. Но во всем ли заслуга только фортуны?
Студенты Свердловского юринститута. Мария Никифорова крайняя слева
Количество показов: 214
Выпуск:  Выпуск № 84 от 05.11.2010 г.