Когда предстоит уйти по дороге предков…

14.04.2014 
Количество показов: 778
По поверьям якутов, если человек здоров, полон сил и энергии, злые духи, обитатели нижнего мира его избегают.
А вот люди, век которых идет к концу и им в скором времени суждено умереть, могут встретиться с абаасы, как говорится, с глазу на глаз. Видимо, обитатели нижнего мира заранее чуют дух смерти, или, наоборот, у людей, которым скоро суждено умереть, открывается способность видеть то, что раньше было для них закрыто.
Вот одна такая история. Один пожилой человек за два-три года до смерти вдруг перестал ездить в родные места, в свой родовой алаас, где родился и прошли его детские годы и где до недавнего времени любил проводить свой отпуск: отдыхал, охотился , собирал дары природы...Как он сам признавался, только там, в родных местах, душа его отдыхала, набиралась сил перед долгой холодной зимой, и никакие заморские курорты не могли заменить вольного, свежего воздуха родной речки и алааса. Когда удивленные родственники и знакомые спрашивали его, почему он перестал ездить на родину, он сначала просто отшучивался и только потом рассказал одному внучатому племяннику, который, видимо, был настойчивей всех: 

- Я больше не поеду в те места. Выгнала меня оттуда Эбэ (Хозяйка урочища, дух природы – якут.). Года три тому назад это дело было. Приехал, я, как обычно, на охоту – пострелять возвращающихся уток. Дело было в первых числах сентября, когда жители сайылыков уже переехали в село. Ночи были уже холодные с заморозками. Я приехал вечером в свою дурду (засаду, место для охоты) и, поужинав, залез в теплый спальный мешок, и очень хорошо выспался на свежем воздухе. Проснулся в хорошем расположении духа только к рассвету. Было прекрасное морозное утро, повсюду поблескивал иней. Я встал из мешка и немного походил возле озера – почему-то на этот раз совсем не было уток. Тем не менее, настроение по-прежнему было бодрое, я залез в дурду и лежал, посматривая по сторонам. Кое-где в отдалении слышались одиночные выстрелы.
Вдруг сзади раздался громкий, зычный окрик: «Ты почему тут сидишь?!» Я вздрогнул от испуга, от страха вдруг зазнобило, оглянувшись, увидел: в десяти шагах от меня стоял очень высокий, тощий человек с черным лицом, который грозно смотрел на меня. Он разительно отличался от людей: лица как такового не различишь – одна чернота, одежда – безобразное рванье. От него исходил резкий, тошнотворно-зловонный запах. От испуга у меня отнялись ноги, и несколько минут я сидел, не в силах сдвинуться с места, Черный человек снова стал меня гнать громовым голосом: мол, убирайся оттуда подобру-поздорову! После этого на меня нашло какое-то забытье, опомнился только тогда, когда уже полностью собранный стоял на тропинке и, не удержавшись, оглянулся назад: человек или абаасы по-прежнему стоял на том же месте как приклеенный и так же грозно смотрел на меня огненным взглядом... Потом уже вспомнил, что, приехав на охоту, забыл покормить духов местности. Как так получилось, что забыл, ума не приложу, ведь прежде никогда не забывал священный ритуал. А дух тот не к добру мне показался, видать, пришло мое время уйти по дороге предков...

Иннокентий Михайлович Сосин (автор рассказов о злых духах, житель с. Майя Мегино-Кангаласского улуса) в одном из рассказов написал, что незадолго до своей смерти великий якутский писатель Алексей Елисеевич Кулаковский встретился с абаасы. Случилось это ранней осенью. Он ехал на лошади по безлюдной дороге от одного алааса к другому, ехать нужно было три кеса – тридцать километров. По дороге он почему-то заплутал, видимо, проехал не по той тропе. Осенний день короток, быстро стемнело, а он не доехал до знакомого алааса. В это время на опушке леса он увидел молодую женщину в белом платочке. Он очень обрадовался и спросил ее, куда она так спешит и где живет. Та приветливо ответила, что живет под той горкой, где небольшое озеро, а сейчас ищет своих коров. И он может пока поехать туда, чтобы переночевать, а завтра с утра отправится, куда ему надо.
Кулаковский так и сделал. Он поехал по указанному направлению и увидел, как из трубы маленькой юрты вьется дымок. Ничто в его душе не екнуло, никаких недобрых предчувствий не было. Он подъехал к юрте, привязал коня к сэргэ и вошел в юрту. В камельке пылал огонь. На краю камелька лежали лепешки. Он оглянулся, судя по скудной старой мебели и хозяйственной утвари, здесь проживала бедная семья. Он вытащил лепешки, как просила хозяйка, и, раздевшись, сел дожидаться хозяйку. Та почему-то задерживалась, видимо, никак не могла доискаться коров. Между тем уже стемнело. Мужчина подбросил в огонь дров и по какому-то внутреннему наитию стал читать благословление-заклинание духу огня. Вдруг огонь взметнулся вверх, заискрился, и оттуда вышел сам дух огня – белобородый старец Бырдьа Бытык Хатан Тэмиэрийэ.

- Не бойся меня, - произнес он, увидев испуг на его лице. – В благодарность за твой алгыс я хочу защитить тебя: ты попал в страшную беду. В эту юрту тебя обманом завлекла женщина-дэриэтинньик (привидение – якут.), чтобы съесть тебя живьем. 

Далее дух огня Хатан Тэмиэрийэ подробно рассказал ему, как обмануть женщину-абаасы. Женщина вскоре пришла и стала готовить на стол. Кулаковский, хоть и был напуган донельзя услышанным от духа огня, сделал все, как тот велел. Он ничем не выдал своего волнения и страха и, как ни в чем не бывало, поговорил с женщиной о том от сем. Затем, выйдя на улицу, запряг лошадь, чтобы можно было в случае чего вскочить на него и тут же уехать. Из дорожной сумы занес в дом бутылку водки с видом человека, который наконец-то нашел ночлег и хотел бы перед сном немного выпить с устатку. Хозяйское угощенье ни под каким видом он не должен был есть: это, по словам духа огня, для людей - яд. Свое пальто и шапку он тоже заранее вынес и положил в дорожную суму. Как только сели ужинать, он со словами: мол, надо бы по обычаю предков покормить духа огня – вскочил с места и вылил полбутылки в огонь и сразу же выскочил на улицу, сел на коня и что было сил понесся по направлению к тропинке. Сзади раздался истошный, звериный крик обманутой женщины-чертовки, от которой ускользнула добыча. Доехав до ручья, Кулаковский нашел священную лиственницу с развешанными на салама (шнур из конской веревки) дарами и покормил Эбэ – духа реки. «После этого можешь ехать не спеша, дальше я сам разберусь», - это было последнее напутствие духа огня. 

Мужчина дальше без приключений добрался до своих знакомых и рассказал о том, что случилось с ним по дороге. Те в свою очередь рассказали о той женщине-абаасы, которая встретилась на его пути. Оказывается, когда-то в той юрте проживал один охотник вместе с молодой женой. Детей у них не было. Охотник был весьма удачлив, и семья проживала неплохо. Но однажды молодой мужчина ушел в тайгу на охоту и не вернулся к назначенному времени. Молодая женщина долго ждала его, затем запасы еды кончились, есть стало нечего, и однажды она от горя и от одиночества повесилась за камельком. Так как они жили на отшибе, далеко от всех, никто не узнал об этом и бедняжку вовремя не похоронили. С тех пор, превратившись в дэриэтинньик-ер, она ловила припозднившихся одиноких путников и зазывала к себе, чтобы съесть их заживо. Местные жители знали об этом и обходили этот старый етех (заброшенная юрта или усадьба) место стороной.

В 19-м веке исследователи, изучавшие культуру и обычаи народа саха, отмечали, что якуты относятся к смерти философски, не боятся ее: мол, не родился еще человек, который жил бы вечно, рано или поздно каждому смертному суждено уйти из срединного мира. Конечно, чем позже, тем лучше, золотой серединой считался возраст 70 лет. После него человек, поживший свое, должен потихоньку собираться уйти по дороге предков и по особым приметам угадывал, как скоро это случится. Такими приметами являлись следующие:
1) у коровы, предчувствующей смерть хозяина или хозяйки, безостановочно начинают литься слезы;
2) собака лежит спиной к огню;
3) вши появляются на ногах человека;
4) мышь грызет одежду или рожает на ней;
5) кукушка безостановочно кукует возле дома;
6) черный дятел летает за человеком и плачет;
7) птица из породы когтистых поселяется во дворе. 

Незадолго до смерти человеку ни с того ни сего плывут в руки фарт и удача, к примеру, он может выиграть крупный приз. Дух природы – Байанай - становится необычно щедрым к мужчине, а у женщины, наоборот, приготовленная пища становится невкусной, пресной, кумыс и саламат не получаются. За три месяца до смерти некоторые люди разительно меняются, как говорится, спадают с лица, а другие, напротив, внезапно хорошеют. Узнают о предстоящей кончине и через вещие сны. Узнавший свою судьбу заранее готовился к смерти: мылся, одевался в лучшее и прощался с родными местами и близкими, говорил потомкам свое завещание, иногда, забив жирную скотину, зазывал родственников и знакомых и устраивал последний пир.
Количество показов: 778
Выпуск:  № 40 (2265) от 11 апреля 2014 г.
Комментарии