Нож

28.04.2014 
Количество показов: 640
В стародавние времена один молодой парень сгребал сено на своем алаасе.
Вдруг, откуда ни возьмись, в ясный солнечный день, налетел невиданной силы вихрь и в мгновение ока разметал сено. Рассерженный парень, увидев, что труды его пропали даром, вытащил из-за голенища торбасов острый нож и изо всей силы метнул в аккурат середину вихря, где виднелось что-то наподобие черного круглого мячика. Вихрь, как будто получив свое, тут же умчался прочь. Парень поискал, поискал свой нож, но так и не нашел. 

Прошло ровно три года. Парень по каким-то своим делам отправился в дорогу. В середине пути, увидев алаас, решил заночевать в теплом балагане. Подъехав ко двору, он увидел мужчину средних лет, хамначчита, который колол дрова, и поздоровался с ним. Тот увидев парня, всплеснул руками и сказал: «Здешний хозяин-старик ждет тебя третий год, и вот наконец-то ты явился!» Парень очень удивился, поскольку никогда раньше в этих местах не был и старика-хозяина в глаза не видел. Он вытащил кисет и угостил хамначчита табаком, чтобы подробнее узнать, почему это он понадобился здешнему хозяину. Они сели в тенек за балаганом, и парень узнал от хамначчита следующую историю. Оказывается, три года тому старик-хозяин уехал куда-то по делам и вернулся раненый: из живота торчал нож. С тех пор он слег и все время твердил, что не может умереть, пока не отомстит хозяину ножа, который должен проезжать мимо их балагана и обязательно заедет к ним с ночевкой. Вот тогда он отыграется на нем! 

Парень, видимо, понравился хамначчиту, и тот не только рассказал ему все, но и посоветовал, как поступить, чтобы обмануть старика, который, оказывается, был довольно сильным шаманом.

- Ты зайдешь в балаган, увидев тебя, старик велит старухе сварить мясо, это буде три куска. Как оно сварится, хозяева пригласят тебя к столу, старик вытащит тот нож, который ты три года тому назад бросил в него, он будет с гноем и кровью, и протянет тебе через стол. Ты нив коем случае не бери его, сделай вид, что не понял и вытащи свой нож и пользуйся им. И тот кусок мяса, который он тебе укажет, тоже не бери, а возьми другой, который лежит через него и ешь его. На ночь, несмотря ни какие уговоры, не оставайся, тут неподалеку, в нескольких верстах, живет дочь старика с мужем, тоже, как и отец, удаганка. Ты поезжай к ним и заночуй у них. Хорошенько угости их спиртным, чтобы они захмелели, а когда они уснут, переодень их в свои одежды и ложись на их кровать, а их уложи на гостевое место, - сказал мужчина-хамначчит, у которого, видимо, был свои причины или обиды сердиться на своего хозяина.

После этого разговора парень наконец вошел в балаган, поздоровался с хозяевами и сел на гостевой орон (нары для спанья). Увидев вошедшего, хозяин, который, лежа в постели, тяжко стонал, встрепенулся, взбодрился и велел жене сварить жирное мясо. Та занесла с улицы три куска и бросила в котелок. Пока варилось мясо, никто не проронил ни слова. Что было очень странно, ведь по якутскому обычаю, хозяева всегда радуются гостю и обычно встречают словами: «Чэ, кэпсээ (рассказывай), какие новости, откуда едешь и куда путь держишь?» А тут и хозяева, и гость будто воды в рот набрали. Старуха молча сновала туда-сюда, собирая на стол. Старик лежал, глядя на своего молодого гостя налитыми кровью глазами. Парень был не робкого десятка, к тому же был заранее предупрежден хамначчитом, потому не особо волновался, хотя поначалу хотел повернуть коня обратно. Но, подумав, решил, что раз такое дело, не надо прятаться и убегать, ведь у старика и дочь – удаганка, которая рано или поздно решит отомстить за отца. Лучше он сразится с отцом. 

Наконец мясо сварилось, старуха вытащила его из котелка и положила на деревянное блюдо остывать. Принесла лепешки, масло, чохон, налила в деревянные кытыйа мясной бульон и пригласила гостя-хоносо (гость с ночевкой) к круглому столу-сандалы, который придвинула к орону мужа, чтобы тот, не вставая с постели, мог с ними поужинать. Парень сел на табуретку из тальника и приготовился есть. Старик откуда-то вытащил грязный, весь в гное и крови, нож и молча протянул гостю: мол, узнаешь, чертов сын, свой нож, бери его! Парень даже не моргнул взглядом, а, нагнувшись, вытащил из-за голенища свой новый нож, еще более острый, и принялся за трапезу. Причем, взял не ближний кусок, в которого ткнул старый шаман, а выхватил другой, лежащий через него и, смакуя, стал есть вкусное, жирное мясо и запивать наваристым бульоном. Шаман в бессильной ярости смотрел на него и ничего не мог сделать. Видимо, по причине долгой болезни не мог воспользоваться своими чарами, ему только оставалось скрипеть зубами от злости и бурчать под нос: мол, собачий сын и ест по-собачьи. Утолив голод, парень встал из-за стола и объявил хозяевам, что ночевать у них он будет, поскольку уж больно дух тяжелый в их юрте: от старика, истекающего гноем, действительно шел тошнотворно зловонный запах. Он лучше заночует в другом алаасе, который видел по дороге. А там как раз жила бездетная дочь шамана, тоже удаганка. 

Проехав несколько кесов (якутская мера длины, равная 10-ти километрам), парень нашел нужный алаас и попросился переночевать. Хозяйка, полная молодая женщина в просторном платье-халадай, с раскосыми пронзительными глазами, стоя у печки-камелька, помешивала похлебку из потрохов. Хозяин, невзрачный мужичонка со скудной растительностью на лице и бельмом на правом глазу, сидя на стуле из тальника, курил трубку. Они нисколько не удивились нежданному гостю и, судя по всему, тоже ждали его. Вскоре женщина собрала на стол и пригласила гостя к столу. Парень принес из своей переметной сумы бутылку спирта и выставил к столу. Но вначале, как и полагается, угостил хозяина огня. Затем налил по полной чашке хозяину и хозяйке. Первым захмелел худосочный муж женщины-удаганки и отправился на боковую. Дебелую хозяйку спиртное, казалось, совсем не брало. «Не уйти мне отсюда живым, съест меня чертова дочь с потрохами!» - подумал про себя парень и решил прибегнуть к верному средству – подольститься к суровой хозяйке, засыпать комплиментами, чтобы она, как говорят якуты, растаяла как печень налима. Парень, призвав на помощь все свое красноречие, стал ухаживать за удаганкой, попеременно хваля то ее черные глаза, то соболиные брови, то пышные телеса, которые якобы совсем с ума его свели. Какая женщина – пусть и трижды удаганка – устоит перед такими речами. Хвалебные речи молодого статного парня вскружили голову женщине. Она, потеряв бдительность, звонко смеялась, играла плечами, подмигивала глазом и не заметила, как сильно захмелела. Вскоре и она упала на один из оронов и смачно захрапела. Парень, не теряя времени даром, стащил с нее просторное платье и напялил на себя, а на нее натянул свою рубаху. На мужа ее набросил свою шубейку из жеребячьей шкуры. И, как посоветовал хамначчит, улегся на хозяйскую постель и закрылся с головой заячьим одеялом.

Ночью, как только потух огонь камелька, дверь распахнулась и вошел зверь не зверь, человек не человек, а некто с горящими глазами и светящимися в темноте подмышками и сразу прошел к гостевому месту. Откуда раздались страшное скрежетание и хруст костей. Затем абаасы вышел из юрты и исчез в темноте. Парень в страшном испуге лежал под одеялом ни жив ни мертв. Утром из черной юрты вошел хамначчит и поднял крик, что хозяева оба мертвы. На крик сбежалась остальная челядь. Решено было отправить гонца к родителям хозяйки. Но через некоторое время гонец вернулся с хамначчитом хозяев, который, оказывается, ехал к ним, чтобы в свою очередь сообщить о неожиданной смерти старика-шамана и его старухи. Так благодаря уму и ловкости и не без помощи хамначчита шамана парень избежал мести кровожадного шамана и гибели от его козней. Эта история – еще одно подтверждение того, что шаманы, даже самые сильные, иногда бессильны против простых, но, как говорили наши предки, крепко сделанных, удачливых людей.

* Из книги «Легенды и факты минувших столетий». Авторизованный перевод Я.П.        
Количество показов: 640
Выпуск:  № 46 (2271) от 25 апреля 2014 г.
Комментарии