Тайна етеха двух сестер

09.12.2013 
Автор: Яна ПРОТОДЬЯКОНОВА
Количество показов: 458
Семен Петрович, учитель истории средней школы села Б., встал рано.
С сегодняшнего дня он отпускник и может делать что хочет. А дел у него много. Починить крышу, подправить забор, покрасить кое-что... Но это не к спеху - лето длинное. Перво-наперво он сделает то, о чем думал всю зиму, нет, больше – с тех пор, как умер отец. После его смерти Семен вместо аспирантуры был вынужден вернуться в родное село и преподавать историю в школе. Надо было помогать матери поставить на ноги младших – брата и сестренку. 

Он взял с вечера заготовленный рюкзак с едой и ружье и двинулся к лесу. Путь его лежал к етеху* двух сестер. Настало время выяснить причину смерти отца, ведь именно в тот злополучный день, день своей смерти, отец побывал в этом етехе. Раньше, когда он был школьником, ысыах праздновали в другом месте – в парке у въезда в село. А потом новое начальство распорядилось по-другому. Говорят, что старики сельские были против: мол, нехорошо проводить празднество близ етеха. Но их никто не стал даже слушать. А зря, наверное: с тех пор в деревне стали происходить странные вещи. Во-первых, стали много пить, в том числе и женщины, и подростки. А это, известно, ничем хорошим не кончается: драки, убийства, изнасилования – такого в такой маленькой деревне раньше никогда не наблюдалось. 

Часа через три он добрался до нужного места. В детстве взрослые не разрешали им ходить в эти места, рассказывали разные небылицы об абаасы, что водятся в таких заброшенных етехах. Почему это место называли «етехом двух сестер», уже никто в деревне не помнил. Самый старый житель деревни, дед Охоноон, говорил когда-то отцу Сени, что дочерей у бая, что жил в этой усадьбе, было то ли семь, то ли восемь. И все на удивление были красавицами – белолицые, чернобровые, длиннокосые. Особенно красивой была, говорят, самая младшая дочь – любимица отца. Старшеньких всех родители выдали замуж, осталась только Айталыын-куо. Донельзя избалованная, капризная, надменная, она перебирала женихов, считая, что ее никто недостоин. В это время мать ее, на старости лет зачавшая последыша, умерла родами. Еще одна девочка (лучше бы ей, несчастной, не родиться совсем) родилась самой настоящей уродиной и калекой – то ли с рыбьим хвостом, то ли о двух головах. Бай в гневе выкинул ребенка в черную избу к хамначчитам**, которые, дрожа от ужаса, все же кормили байское отродье. Некоторые жалели калеку, ведь она ни в чем не была виновата. Но были и такие, которых один вид бедняжки вызывал приступ брезгливой ненависти. Особенно не любила ее родная сестра – красавица Айталыын. Она специально наведывалась к хамначчитам в избу, чтобы помучать несчастную – то пнет походя замшевыми сапожками, то за волосы потаскает, то велит девкам-работницам морить ее голодом. Отец же не интересовался ею совсем. От такой жизни кто долго протянет? Вскоре несчастная отдала богу душу. Узнав об этом, бай велел отнести ее подальше в лес и зарыть как собаку.

С того времени посыпались на голову этому баю всяческие напасти: вначале начал падать от какой-то болезни скот. Большинство хамначчитов пришлось отпустить восвояси. Узнав об этом, - а плохие слухи и тогда разносились очень быстро, - сыновья богатых людей перестали свататься к Айталыын-куо. От горя бай вскоре тоже отбыл по дороге предков, оставив любимицу дочь на произвол судьбы. Оставшись со вздорной красавицей, которая не хотела, да и не умела вести хозяйство, челядь мгновенно опустошила амбары и погреба. Гордая красавица осталась совсем одна и, не дождавшись приезда родственников из другого улуса, повесилась на своей длинной косе.
Вот такую легенду когда-то слышал Семен от отца. «Девочка эта была послана баю в знак проверки его на доброту и человечность. Любить красивых может каждый, а ты полюби уродливую, пожалей ее», - говорил отец.
Семен присел на поваленное ветром дерево, закурил. Зачем отец приходил сюда, что хотел найти? – эти вопросы часто приходили в голову после его загадочной гибели. Неужели отец увидел что-то такое, отчего его сердце, сердце здорового пятидесятилетнего мужчины, получило обширный инфаркт? По рассказам матери, его нашли наследующий день возле етеха: он лежал на животе, будто упал на бегу, на лице застыло выражение ужаса. Он докурил сигарету, встал и пошел в сторону заброшенной усадьбы...Отец приснился ему этой ночью и благословил.

Кюннэй, юная девушка, только в этом году окончившая школу, укладывала вещи в большую дорожную сумку: завтра они с мамой едут в Якутск – подавать документы на исторический факультет. Родители, правда, ворчат, что с такой профессией она всю жизнь будет прозябать в деревне. Она каждый день ходит в лес с тех пор, как загадочно пропал Семен Петрович. В первое время в деревне, конечно, всполошились, искали, из райцентра приехал молоденький следователь. Но учитель истории как в воду канул. По словам матери, вроде бы собирался в етех двух сестер – выяснить причину гибели отца.

В деревне не знали, что и думать, следователь же, никому ничего не сказав, быстро уехал, глава наслега, как обычно, ошивался в городе по своим делам, и до исчезновения учителя ему никакого дела не было. Он его в етех не посылал в командировку, если учитель по собственной дурости поперся в плохое место – это его проблемы. 

Кюннэй не хотела верить в смерть любимого учителя. Это было бы чересчур несправедливо. Сегодня – последний день перед отъездом в город, и Кюннэй с подругами снова будет ждать его близ етеха.

Как кружится голова и какая-то слабость во всем теле... Семен очнулся от сна в том же месте, где сидел и курил, прежде чем идти в етех. Значит, он что, уснул, что ли?
Нет, он же вроде зашел в етех... Или это был всего лишь сон? И та девушка необыкновенной красоты, в старинном якутском наряде, ему только приснилась? Не может быть! Он же говорил с ней...
- Я знала, что ты придешь, давно ждала. Ты первый, кому разрешено побывать у нас в гостях. Но за это тебе придется отплатить: за каждый проведенный здесь день отдашь год жизни, у нас такой счет. Мы с сестрой - слышишь, как она беснуется во дворе? – решили, что ты есть тот достойный смертный, который сможет воплотить в жизнь наше пожелание. Нам не нравится, что сделали с нашим аласом и что творится в деревне. Нынешний кулуба (глава) дрянной человек. В этом году будут перевыборы – тебе надо выставить свою кандидатуру, земляки тебя поддержат. Станешь во главе - первым делом уберешь отсюда место ысыаха, ограничишь ввоз спиртного, тогда в скором времени станет спокойно, пьющие разъедутся отсюда в другие места, прекратятся драки, убийства...Женщины вспомнят о своем предназначении, дети будут рождаться здоровыми, мужчины снова станут кормильцами семьи.
- А почему это место называют етехом двух сестер? Я слышал вас у отца было восемь человек.

- Ааа, -- девушка улыбнулась, - мои другие сестры вышли замуж в другие улусы, переменили фамилии, и у них судьба стала другой. Остались только мы с Айталыын, да-да, с той, у которой был очень злой нрав. И обе наказаны за то, что лишили себя жизни и потому навечно привязаны к этим местам. За мои страдания мне позволено жить в доме и иметь красивую внешность, а бедняжка Айта не имеет права перешагнуть порог родного дома и имеет безобразный вид. Все, что происходит плохого в деревне – это ее рук дело, вы ее сами подпитываете своими плохими поступками. Ну ладно, иди, здешний воздух для тебя отрава, и помни: у тебя мало времени, ты проживешь еще меньше своего отца, так что спеши делать добрые дела...

Семен потянулся, подобрал ружье, валявшееся в ногах. Возле опушки леса играют какие-то дети. Да ведь это же Кюннэй – его любимая ученица!
- Ой, девочки, кто-то идет сюда из етеха! – Анчик первая заметила учителя. – Ой, да это же Семен Петрович! 

- Кюннэй, Анчик, Катюша! Как вы тут оказались? Что же вы словно язык проглотили? Что случилось? Кюннэй, почему ты плачешь? – Семен еще плохо соображал и не знал, что отсутствовал не пару часов, а целых две недели и что многие в деревне уже считали его покойником, и только мать, да вот эта девчушка на что-то надеялись. Девочки убежали вперед, чтобы первыми принести матери учителя радостную весть. Кюннэй и Семен Петрович шли медленно, наслаждаясь теплым июньским днем. Мужчина изредка поглядывал на притихшую девушку – как она похожа на ту, из етеха: те же черные большие глаза, те же брови, нос с небольшой горбинкой, такой же ласковый взгляд.

- А где вы были? – наконец Кюннэй задала мучавший ее вопрос.
- Я был...эээ, у друзей, - Никому, даже ей, он не должен говорить, где он был на самом деле – он помнил это.— А ты когда едешь в город? Уже завтра? Ну что ж, желаю удачи, скоро заменишь меня в школе.

А навстречу уже бежали люди, впереди всех, забыв о больных ногах, неслась мать с радостно-испуганным лицом...

Количество показов: 458
Выпуск:  № 99 (2216) от 6 декабря 2013 г.
Комментарии