Закон бумеранга

19.09.2014 
Количество показов: 1157
Как показывает практика, всплеск интереса ко всему загадочному, непознанному возникает в эпоху перемен.
Возьмем, к примеру, начало 20 века, когда интерес эзотерикой и оккультными науками просто, как говорится, зашкаливал. Ясновидящие, ведуны, спириты, контактеры, знахари, прорицатели, всевозможные пророки... в общем, все кому не лень вещали, прорицали, занимались гаданием и т.д. и т.п.

С начала 90-х прошлого века, когда наша страна находилась в экономическом тупике, история повторяется. Откуда ни возьмись, снова появляется множество таких людей, которые позиционируют себя новыми пророками, наследниками дара великой ясновидящей Ванги... Спрос рождает предложение – вот уже книжные прилавки и газетные киоски пестрят такого рода литературой с кричащими заголовками.  И все это моментально раскупается, верят-не верят, но большинство людей все равно читает. 
В то время у меня была хорошая знакомая, можно даже сказать, подруга, очень креативная и современная женщина, которая была закройщиком-модельером.

Так вот она буквально помешалась на этой почве: скупала почти что оптом эзотерическую литературу и все, что в ней написано, считала руководством к действию. Вытаращив глаза и задыхаясь от волнения, она пересказывала (причем чаще всего сильно преувеличивая и утрируя) прочитанное (по большей частью чушь собачью), так и ссыпая эзотерическими терминами, типа «чакра», «прана», «карма»... Надо сказать, что в то время, в середине 90-х, мы все, за небольшим исключением, жили очень плохо: зарплату не выдавали по несколько месяцев, отпускные также задерживали чуть ли не полгода, в магазинах хоть шаром покати... Между тем есть-пить хотелось каждый день, не говоря уже о детях, которых надо было кормить-поить, одевать-обувать, да и, так сказать, не хлебом единым жив человек. В общем, хотелось просто ЖИТЬ, а приходилось выживать.
Кроме прочего, хотелось знать: что ждет нас в будущем?  Моя подруга стала бегать по всяким гадалкам, ясновидящим, которых тоже в мгновение ока развелось видимо-невидимо. Она приходила от них загадочная, с блестящими глазами, возбужденная. По ее словам, все эти маги и экстрасенсы предрекали ей блестящее будущее, новый дом-коттедж за городом и прочие блага жизни. 

Я ее новое хобби не то что не одобряла, признаюсь, мне тоже все это было в новинку и интересно, но безоговорочно верить во все это не собиралась, да и не очень-то верится этим прорицателям, которые за деньги что угодно тебе скажут. У Вики (так звали мою подругу) имелся муж, довольно мрачный тип, который, кажется, ненавидел весь свет. Он постепенно выжил нас, ее подруг и приятельниц, со своей территории, и мы стали собираться у меня. Вика приходила ко мне со своими детьми, и мы, пока наши дети бесились в соседней комнате, с таинственным видом гадали и даже крутили блюдце. Я – с некоторой долей иронии и скепсиса, потому, наверное, ничего не запоминала и напрочь все забывала до следующего гадания, Вика – с пылом фанатика и слегка помешанного человека. Вот она все отлично помнила и, если что сбывалось, с торжествующим видом восклицала: «Вот видишь! Сбылось же!»

В то время она проживала в 17-м квартале и всеми фибрами души ненавидела и квартал этот, и дом, и соседей, которые, по ее словам, почти все были алкоголиками и вечно просили в долг деньги, заходили без спроса в гости и всячески набивались в друзья. Конечно, они такую экстравагантную женщину, как модница Вика, наверное, никогда не видели. Стоило посмотреть, как она, подобно райской птичке, выпархивает из своей квартиры – в ярко-зеленом пальто, в широкополой шляпе, на высоченных каблуках. Кроме модного прикида, она очень любила носить всевозможные кольца, браслеты, серьги и все это вместе и много-много. На мое замечание, не слишком ли кричаще, она обычно надменно отвечала, что кто-кто, а она-то разбирается, что и как носить. 

Надо сказать, что Вика действительно была гуру своего дела, во всяком случае, в организации, в которую она только-только перешла, ее ценили и даже обещали дать благоустроенную квартиру в новом доме. А это, заметьте, были 90-е, когда об этом приходилось только мечтать, поскольку принародно с высокой трибуны было объявлено: халява в виде бесплатного жилья,  господа-товарищи, кончилась! Но ей обещали.

Между тем там, в этой организации, была огромная очередь на получение жилья. И первым стоял там один товарищ, который был примечателен тем, что его женушка трудилась в одном цеху с моей подругой и даже числилась ее заместительницей. На этой почве у них часто происходили разборки на производственной (и не только) почве. Вика как гуру моды не терпела никаких препирательств и считала, что должно быть сшито только по ее лекалам и моделям, а то, что не все хотят носить что-то экстра и ультра модное, даже не хотела слышать. В общем, микроклимат в их цехе нельзя было назвать здоровым. Хорошо, что пока не доходило до рукопашной. А тут еще прошел слух, что дом, который вот-вот буден сдан, последний, больше строить ничего не будут в связи отсутствием финансирования. Да и в этом строящемся доме только две-три квартиры будут предоставлены бесплатно, а за остальных придется доплачивать свои кровные. 

Все переполошились донельзя, некоторые особо смелые стали штурмом брать кабинет начальника, чтобы доказать последнему, чтобы доказать свое право на эти две-три квартиры.

Вика в эти дни ходила прямо сама не своя, однажды она пришла ко мне с просьбой поехать с ней куда-то за город к очередной гадалке. Именно в этот день я не могла ее сопровождать, тем  более что вообще не люблю ходить к таким людям, поскольку считаю: гадать, да еще так часто, чревато последствиями.  Сейчас, когда прошло столько лет и знаю, что посоветовала моей приятельнице та гадалка, иногда жалею, что в тот злосчастный день меня не было с ней рядом. 

* * *

Небольшой экскурс в историю якутских магических обрядов. В старину якуты иногда, в крайних случаях, обращались к шаману с просьбой исполнить магический обряд, который назывался «кэйээрин» и относился к одному из видов сильного проклятья. Кэйээрин, как пишет доктор исторических наук Розалия Иннокентьевна Бравина в книге «Олох. Дьыл5а. Олуу» («Жизнь. Судьба Смерть»), в особых случаях. К примеру, в случаях кражи скота, когда предположительно знали имя вора, а доказательств не было. В таком случае затапливали камелек и бросали в огонь конский волос с маслом, чтобы появился запах горелого. Затем один из мужчин брал в руки лук, и все хором протяжно, речитативом несколько раз выводили имя предполагаемого вора. После этого должен появиться дымок, и в этот дымок нужно было стрельнуть из лука. Если имя вора было угадано, тот должен был умереть в течение нескольких дней после обряда, а если была возведена напраслина, то проклятье возвращалось к тем, кто его совершил, и убивало самого лучшего из них. Вот почему  у наших предков существует пословица «Кырыыс баса хаанннаах», которую дословно можно перевести так:  голова у проклятья кровавая. Так что, прежде чем совершать такой обряд, нужно хорошо подумать: а не вернется ли твое проклятье по закону бумеранга обратно? 

* * *

Как потом рассказывала сама Вика, та ведунья посоветовала ей сделать, пока не поздно, обряд «кэйээрин». Для этого ей нужно было в полночь выйти к какому-нибудь водоему, желательно к озеру, зажечь небольшой костерок  и назвать имя своего неприятеля и пожелать ему разных напастей. Знаете, столько воды с тех пор утекло, а я до сих пор удивляюсь, как взрослая женщина в своем уме решилась на такое, и не страшно ли было ей шастать глухой ночью по самому криминогенному району города в поисках озера, жечь костер... По ее словам, муж ее в это время спал сном младенца и, как говорится, ни  сном, ни духом не ведал, куда ходила ночью жена и что она там совершала. После ее рассказа мне, признаюсь, стало как-то не по себе, и я впервые засомневалась в ее адекватности. Но самое удивительное то, что магический обряд как бы достиг цели. Муж ее заместительницы вдруг ни с того ни сего запил, и у него на время снесло «крышу», иначе как объяснить, что он с матами ворвался в кабинет начальника и схватил его за шкирку: мол, гони квартиру, а то плохо будет. Начальник, естественно, после этого сразу его уволил. Таким образом, вожделенная квартира досталась Вике, и она, торжествуя, туда переехала. Заместительница в слезах уволилась, на прощанье также всех «приласкав» крепкими словами. 

Прошло несколько лет. Начался другой век. Мы с Викой как-то постепенно разошлись. А недавно я узнала, что у нее был инсульт, после которого она с трудом оправилась, подволакивает ногу, левая рука висит плетью. Характер, по слухам, стал еще хуже, так что и те немногочисленные знакомые, которые у нее остались, стараются лишний раз с ней не сталкиваться.


Количество показов: 1157
Автор:  Яна Протодьяконова
Выпуск:  № 105 (2330) от 19 сентября 2014 г.
Комментарии