В больнице

18.12.2014 
Количество показов: 1627
Лариса и Вера познакомились в больнице. Их объединила общая беда: у обеих был обнаружен рак. Каждая из женщин приехала в онкологический диспансер из района, в городе ни у той, ни у другой не было даже просто знакомых. Вера вместе с мужем приехала из Краснодара, как говорится, за длинным рублем и оказалась в Нерюнгри. Город тогда только строился, работы по специальности не было, и Вера, имея на руках диплом института культуры, пошла работать штукатуром-маляром. Вскоре им дали однокомнатную квартиру в новостройке. Муж работал водителем-дальнобойщиком. Зарплата у обоих была хорошей, часть они отправляли Вериной маме, у которой росла их дочь, остальное откладывали на сберкнижку, чтобы потом купить дом на берегу Черного моря. Но, как говорится, человек предполагает, а Бог располагает. Во время очередного медосмотра у Веры обнаружили новообразование в груди и направили в Якутск. Она не хотела ехать, до конца не верила медикам, ведь у нее ничего не болело. Правда, года два тому назад она упала с козел и больно ударилась грудью об ножку сооружения. Грудь опухла, но все потом прошло без всякого лечения. В глубине души она думала, что, скорей всего, там что-то не рассосалось до конца, и вот это что-то и принимают за опухоль. Однако диагноз подтвердился, ей пришлось лечь на хирургический стол, и домой она вернулась без одной груди. По приезду она сразу же обнаружила в квартире следы пребывания другой женщины, кто-то носил ее халат и стоптал домашние тапочки. Муж-изменщик признался, что у него есть любовница. А через год, когда Вера уехала на повторное обследование в столицу, ушел совсем. 
Ларисе с мужем повезло больше. Он ее не предал, а наоборот, ухаживал и всячески поддерживал. Но надо было работать, кроме того, у них были дети школьного возраста, которые не могли долго жить без родителей. Лариса была сибирячкой и приехала в Якутию по распределению после института, тут вышла замуж и осталась жить. Все было хорошо, пока однажды после медосмотра ее срочно не вызвали в поликлинику и не огорошили страшным диагнозом. В этой больнице она лежала уже в третий раз. От прежней яркой красоты ничего не осталось, даже волос: они просто остались лежать на подушке однажды утром. Тогда с ней случилась истерика, прибежали медсестры и вкололи успокаивающее. 
Вера как более сильный духом человек взяла бедную Лару под свою опеку. Так они и сдружились. По вечерам вместе пили чай, ухаживали друг за другом после уколов «химии», когда тошнило и было очень плохо. Вскоре Вере предстояла еще одна операция – на этот раз по удалению яичников. 
Она мужественно отнеслась к этому известию и стойко перенесла операцию, так как думала не о себе, а о дочери, которая еще слишком мала, чтобы остаться сиротой, на мужа же, этого предателя, не было никакой надежды. Что ему дочь, когда новая жена уже родила новенького ребенка! Она лежала совершенно одна в послеоперационной палате, изредка ее навещал лечащий врач, да сестра приходила вколоть очередную дозу промедола. Она то проваливалась в забытье, то просыпалась. И вдруг услышала на соседней койке стон. «Кого это прооперировали?» – подумала она и, повернув голову, увидела женщину, которая лежала на боку спиной к ней. Спина была странно знакомой. «Это же Лара! – удивилась она. – Как она тут оказалась?» Ларисе не собирались делать никакую операцию, она на этой неделе вообще заканчивала лечение и должна была уехать домой. 
Тут дверь отворилась и вошла медсестра Надя с шприцом в руках. Вера опять провалилась в сон. И снова ее разбудил женский стон на соседней койке. «Ларочка, что с тобой?» – с трудом ворочая языком, спросила Вера. Женщина будто не слышала ее, ее спина судорожно вздрагивала, затем она резким движением сбросила одеяло и вдруг оказалась на подоконнике. Вера, страшно испуганная, стала приподниматься на кровати. Что хочет сделать эта сумасшедшая, ведь она может упасть со второго этажа? Тем временем окно настежь распахнулась вроде само собой, и женщина вылетела в окно, но не упала, а почему-то взмыла вверх, в небо. Вера только ахнула и... проснулась. Было уже довольно светло. Окно было плотно закрыто на все задвижки, а соседняя койка пустовала, никакой женщины там, конечно же, не было. Через несколько дней Веру перевели в обычную палату, где ее радостно встретила Лариса. За ней уже приехал муж, ее не сегодня-завтра должны были выписать. Она сказала, что, видимо, совсем выздоровела, поскольку лечащий врач не сказал ей, когда в следующий раз ей приезжать. Несмотря на худобу, Лариса хорошо выглядела и была очень оживленной. Теперь была ее очередь ухаживать за подругой. Ее муж по ее просьбе привез с Севера черную икру, которая так нужна была Вере после тяжелой операции. Вера по какому-то внутреннему наитию не стала рассказывать ей про свое странное видение (а это было именно видение, а не сон, в этом Вера была уверена). Зачем портить ей настроение, а потом, она ведь не упала, а взлетела, это, наверное, скорей хорошо, чем плохо, думала она. 
Лариса выписалась и уехала в свой северный поселок. Подруги обменялись адресами, обещали писать друг другу (в те времена еще жив был этот эпистолярный жанр), поздравлять с праздниками и, если получится, даже приезжать в гости. «Я покажу тебе настоящий Север, поедем на рыбалку, будем ночевать в палатке, ты почувствуешь настоящую экзотику!» – звала подругу Лариса, и ее голубые глаза искрились счастьем. В тот момент Вера даже почувствовала укол зависти, на глаза навернулись слезы, ведь ее, Веру, никто так не любил и не ждал дома. «А не уехать ли к маме с дочкой, ну ее, это Север с его тяжелым климатом?!» – мелькнуло в ее голове.
Но она вернулась в Нерюнгри, правда, ушла со стройки: ее истощенный после жесткой «химии» организм не справился бы с тяжелой работой. Ей нашли место в городской библиотеке, зарплата была мизерной, но ее больше не интересовал высокий заработок, остаться бы в живых. Наоборот, ее увлекла новая спокойная работа, она много читала, увлеклась эзотерикой, потому что ей не давало покоя то призрачное видение, которое она увидела в больнице в Якутске. Что это было? Зачем все это ей привиделось? 
Вера написала письмо подруге, та ей ответила, все звала в гости. На второе письмо Вера не ответила. Получив отпуск, она уехала к родным в Краснодар. Обняла подросшую дочь и стареющую маму, вместе съездили на море, отдохнули. Осенью, перед началом учебного года, вернулась с дочерью. «Хватит сваливать на других свои обязанности, сама буду воспитывать своего ребенка», – сказала она сама себе. 
Почту, пришедшую на ее имя, забрала соседка. Писем от Лары не было. Вера стала беспокоиться и решила позвонить Ларисе на работу, домашнего не было. Лариса работала в школе учительницей начальных классов. Вера пошла в обеденный перерыв на почту и заказала межгород. В школе долго не брали трубку, видимо, она попала во время уроков. Наконец на том конце провода, в далеком северном поселке, подняли трубку, и женский голос, так похожий на голос Ларочки, ответил: «Да, слушаю». От волнения у Веры пропал голос, она хриплым голосом попросила позвать Ларису Павловну. На том конце будто бы смешались, что-то зашуршало, и трубку кому-то передали. «А кто ее спрашивает? – новый голос был не то что сердитым, скорей недоумевающим. – Кто это? Откуда вы звоните? Подруга? Из Нерюнгри? – На конце провода снова воцарилось молчание. – Ой, вы не знаете еще, да? Лариса Павловна ведь умерла. Еще летом, в июле... Да-да, от своей болезни...» Вера, не в силах что-то сказать, молча положила трубку телефона и пошла прочь. 
* * *
Прошло где-то около года. Жизнь Веры была довольно однообразной и серой. Временами она ловила себя на том, что тревожно прислушивается к себе: ей казалось, что болезнь возвращается. В один из коротких декабрьских дней, придя домой после работы, она обнаружила в дверях плотный конверт, в котором было два письма. В первом была короткая записка от Николая, мужа Ларисы, во втором, вложенном в первый конверт, длинное письмо... от самой Ларочки. Письмо это умирающая Лариса написала перед самой смертью. В нем она просила, даже умоляла Веру приехать в ее северный поселок. Она хотела, чтобы Николай и Вера поженились. Она была уверена, что лучше жены и матери для своих детей ее муж не найдет, и желала им счастья. А она, Лариса, будет им ангелом-хранителем. Вначале письмо немного покоробило Веру: как, мол, так? Потом она подумала, каким преданным и верным мужем был Николай, не то что ее бывший, о котором даже вспоминать не хочется. В общем, когда после смерти Ларисы исполнилось два года, они поженились и действительно живут очень дружно, воспитывают троих детей. А Лариса смотрит на них с небес и радуется.

Количество показов: 1627
Автор:  Яна Протодьяконова
Выпуск:  № 141 (2366) от 12 декабря 2014 г.
Комментарии