Келтёк-молодец

02.06.2015 
Количество показов: 1045
В старину наши предки верили, что при помощи слов можно даже убить человека. К примеру, если кто-то совершал тяжкий грех: лишал жизни другого человека, грубо нарушал обычаи предков, позорил кровных родственников своими проступками, то прибегали к обряду кырыыс -  проклятью. Или такие слова произносил  смертельно обиженный кем-то человек, чтобы хоть как-то поквитаться с обидчиком. 
По преданию, жил три века тому назад в одном из улусов один богатый человек. И однажды на свою беду он во время ысыаха он поссорился с одним тунгусским шаманом. Тот, находясь в изрядном подпитии, недолго думая, дал якутскому богачу пощечину. Причем принародно. С этого случая началась их вражда. Шаман наслал мор на скот богача, и те стали ни с того ни с сего подыхать. В отчаянии богач обратился за советом к старикам, те посоветовали пойти к большому озеру и, совершив положенный обряд, попросить на заре у духа этого озера стать защитой и спасти его стада от козней шамана. Тот человек отправился к священному озеру, разжег костер на берегу, покормил духа огня и, стоя на коленях, стал просить помощи у духа озера. Не прошло и года после этого, как тунгусский шаман сильно заболел легкими и вскоре отправился на тот свет. А по наслегу прошел слух, что дух священного озера убил шамана. 
Особенно обиженные, по слухам, даже пели песнь-проклятье, в которой подробно описывали, как, когда их обидчика настигнет смерть, как его оплачут родственники, но и на том свете ему придется несладко, так как за свои злодеяния на этом свете он не сможет успокоиться и превратится в ёр, который, застряв между мирами, будет пожирать своих кровных родственников.  Если такая песнь-проклятье передавалась из уст в уста и наконец достигала ушей виновника, то, действительно, обидчик вскоре умирал так, как было сказано в проклятии.  Таким образом, проклятье было призвано отбирать у обидчика жизненные силы, здоровье, счастье и ложиться тяжелым камнем на плечи виновного человека. А если человек не был виновен, то проклятье возвращалось обратно к тому, кто оговорил без вины виноватого.
* * *
Этнограф А. А. Саввин записал случай, который произошел в селе Кыыллаах Олекминского улуса в позапрошлом веке. Этот вопиющий по своей жестокости случай был назван «Жертвоприношение человеком». 
В этой местности в те далекие времена проживал богатый человек, голова улуса по имени Саптай. У него был единственный взрослый сын, у которого начала отказывать одна нога. Ничего не помогало. Саптай приглашал самых именитых сильных шаманов не только из своего улуса, но и из других дальних, ближних местностей. Те приезжали, камлали, но болезнь никуда не уходила, а наоборот,  парню становилось все хуже и хуже. Тогда мать юноши идет к плутоватому и хитрому начинающему шаману Тырылыыру и просит у того помощи. Тот обещает помочь, но ставит условие: пусть привезут ему из Сунтар одежду шамана Аргысыаха. Поехали, привезли, к их радости, сунтарский шаман оказался человеком покладистым и согласился одолжить свою одежду для этого случая.
Таким образом, хитроватый шаман, облачившись в чужую одежду, приходит в дом улусного головы и начинает камлание. Закончив, обращаясь к хозяину дома, говорит, что ему сказали, что болезнь можно победить, если найти и принести в жертву пегого, с черными отметинами, как будто присыпанного золой пса и молодого, только начинающего входить в возраст парня с острым подбородком и дрожащим голосом. Мол, в таком случае абаасы, которые сжирают ногу сына головы, согласны оставить его в покое и взять жизнь этого парня. Услышав такие слова, голова и его жена начинает по всей округе искать жертвенных пса и юношу, которые бы подходили под такое описание.  Пегий пес с черными отметинами находится сразу, не сходя с места – в собственной ограде. Подходящего парня – шестнадцатилетнего юношу по имени Келтёк, живущего в качестве кумалана1, – находят в нескольких верстах от усадьбы наслежного головы в местности Аргысыах. Ничего не понимающего, спящего парня будят и приводят силком к наслежному голове Саптаю. Там его принимают со всеми почестями, угощают жирным мясом и саламатом. Вечером того же дня приезжает шаман Тырылыыр. Все это время хамначчиты2 головы не сводят с парня глаз, чтобы тот ненароком никуда не убежал, и вечером после ужина под руки приводят к Саптаю. Тот, развалившись на своем стуле, долго пялится на бедного, плохо одетого сироту и наконец приказывает: «Ступай, нохоо*, во двор и отвяжи пегого пса с черными отметинами и приведи сюда!» Парень, который, конечно же, ничего такого не подозревал и, так как привык исполнять приказы старших, побежал во двор и вскоре привел того пса – товарища по несчастью. Нужно сказать, что паренек этот, несмотря на то, что проживал у людей в кумаланах, был весьма шустрым и, как говорится, себе на уме. Как только Келтёк зашел в балаган, на него сзади набросились два дюжих молодца и, скрутив руки, подвели к стоящему возле камелька столбу и крепко привязали пестрой волосяной веревкой. После этого зашел шаман Тырылыыр и начал камлание. И только тогда бедный парень понял, что его, несчастного сироту, за которого и заступиться некому, хотят принести в жертву, чтобы спасти больного сына головы  Он в отчаянии глядел на скачущего вокруг него шамана, который призывал своих чертей, может быть, другой на его месте тут же с перепугу испустил дух. Но, как говорится, не на того напали. У Келтёка от ненависти к мучителям откуда-то появляются силы, и он, перекрывая бормотание Тырылыыра,  начинает  громко изрыгать проклятья: 
- Саптай кулуба3, мало тебе, что, разжирев от богатства, ты презираешь и топчешь всех вокруг себя, не считаешь никого за людей! Так ты дошел до того, что ради спасения своего сына уже приносишь в жертву человека!  Но ты не спасешь этим черным делом сына! Меня мои ангелы-хранители уберегут, и я назло вам всем стану главой большого рода-племени! А у тебя, Саптай кулуба, скоро дымовая труба покроется снежным куржаком, все восемь столбов юрты будут одиноко торчать, окна буду зиять пустотой, родная возвышенность станет местом, где кричат-вопят журавли-стерхи! Не пройдет и трех лет, как ваш род разорится и сгинет, и пусть ваше счастье раздавит этот пройдоха шаман! Пусть найдет ваш род страшная болезнь – сэллик3!»
Услышав страшные, идущие от души отчаянного парня слова, все на миг оторопели. Наконец хозяйка выдохнула: 
- Как страшно говорит этот парень, его слова пробирают до печенки!  
Что было потом, почему-то в легенде не сказано. Но страшные слова проклятья дошли до рода Саптая, и весь его род вымер в течение трех лет 
А паренек Келтёк (Корнилов Константин Андреевич), ставший жертвой камлания, дожил до глубокой старости и умер в 1923 году, уже во время советской власти. Говорят, когда его особо любопытные спрашивали про тот случай: мол, кто тебя, почти подростка, надоумил произнести такие магические, проникновенные слова, которые сбылись? – старик говорил, что слова эти сами пришли к нему в голову, как будто его ангелы-хранители стояли рядом и вложили в его уста эти вещие слова проклятья. А чаще сердился, отмахивался от любопытствующих, не любил вспоминать тот случай: мол, прошлое закрыто облаками, и нечего его ворошить. Кстати говоря, он сам действительно, как и предрекал, стал родоначальником большого рода-племени.



Кумалан – живущий на иждивении.
Хамначчит – батрак.
Кулуба – улусный голова
Сэллик – туберкулез.         
Количество показов: 1045
Выпуск:  №58 (2432) от 29 мая 2015 г.
Комментарии