Шаги в закрытом кабинете

13.07.2015 
Количество показов: 1445
Александру, наверное, можно причислить к кредитоманам, которые без конца приобретают  те или иные дорогостоящие товары, не считаясь со своей платежеспособностью.
Но это будет только частью правды, поскольку сама она ничего от этого не имеет. Ей самой, по большому счету, ничего не нужно. «Лишь бы детки мои были живы и здоровы», - вздыхает тетя Шура, шустро орудуя шваброй: она вынужденно работает уборщицей в нескольких учреждениях. А детки ее – основные потребители товаров, купленных в кредит тетей Шурой, - на самом деле великовозрастные девицы и детины далеко за тридцать. По справедливости они сами должны помогать своей матушке-пенсионерке, которой уже тяжело работать на такой работе.  У нее болят ноги, руки временами сводит судорогой, от высокого давления кружится голова... Но ради своих деток и внучат пожилая женщина готова горы свернуть. А ее чада этим бессовестно пользуются. То один сын потеряет дорогой телефон, то другому захочется профессиональную фотокамеру, то дочь-лапочка попросит норковую шубу. В общем, не успеешь закрыть один кредит, уже два новых появились. Удивительно даже, как уборщица, у которой априори мизерная зарплата, ухитряется получать кредит на кредите.
***
В эту организацию ее устроила племянница, работавшая там кассиром. Правда, работа была временной – во время отпуска основного работника. Зато офис был чистенький, убираться в нем было для тети Шуры одно удовольствие. Выбросить бумаги из корзин да протереть влажной тряпкой полы – вот и вся работа. Кроме прочего, здесь не экономили на всевозможных порошках и заграничных тряпках для уборки. Так получалось, что в этот офис женщина приходила поздним вечером, после всех своих других работ, поэтому ни с кем из работников не сталкивалась. Когда она приступала к уборке помещений, даже самые ярые трудоголики уходили домой. Нужно сказать, что в офисе была своя небольшая кухонька, где в обеденный перерыв служащие могли разогреть в микроволновке принесенный из дома обед, стоял кулер с чистой водой и холодильник. Руководство учреждения заботилось о своих работниках. Так что тетя Шура, придя сюда, первым делом шла на кухню, наливала себе горячего чайку и съедала купленный по дороге пирожок с картошкой или магазинскую булочку. 
Отдохнув душой и телом, не спеша начинала мыть полы, потихоньку продвигаясь к выходу. Чтобы не ходить лишний раз, сразу выключала свет на убранной территории. Тем самым она как бы экономила время, ведь ей нужно было еще добраться до дому. Иногда автобус в ее сторону не приходил, тогда четыре остановки ей приходилось тащиться пешком. 
Однажды она подзадержалась на своей, так сказать, главной работе: в тот день выдавали аванс. В офис этот пришла довольно поздно. Ничего, думала она, если сильно припозднюсь, деньги есть, вызову такси.  Она, как всегда, не спеша, с удовольствием выпила чай с вкусными пирожными, которые позволяла себе только в день получки (так, по старинке, она называла зарплату). Потом, вздыхая: доля, ты долюшка моя тяжкая! – начала мыть полы – единственную работу, которую умела и могла делать. Как обычно, сразу экономно гасила электричество. Осталась где-то половина длинного коридора, когда она почувствовала неладное: ей показалось, что в одном из кабинетов кто-то ходит, шуршит бумагами и даже разговаривает по телефону. Как так, я же везде уже помыла! И там никого не было! От удивления она замерла и уронила швабру. Та, как ей показалось, с грохотом упала на пол. Стало тихо, звуки прекратились. Женщина подумала, что ей то ли с усталости, то ли от выпитого накануне шампанского (на ее основной работе было принято выставляться перед уходом в отпуск, а сегодня как раз двое работников угощали коллег) просто показалось, и быстренько стала домывать полы. Но ей снова пришлось прервать работу, поскольку из кабинета заместителя начальника явственно раздались отчетливые звуки: там кто-то ходил, перелистывал бумаги, что-то ронял на пол и как будто даже чертыхнулся по этому поводу. Тетя Шура снова замерла в испуге и прислушалась – вроде снова наступила тишина... И тут ее обуял страх, тот самый страх, который называется ужасом. Волосы встали дыбом, по спине поползли мурашки, руки-ноги перестали слушаться, а сердце быстро-быстро заколотилось. Наверное, она бы закричала, чтобы снизу пришел вахтер, но и язык ей перестал повиноваться и прилип к гортани. Хотя никто никогда не назвал бы ее, Александру, трусихой или там какой-то излишне суеверной женщиной. Она одна воспитала своих четверых детей, причем  они, не все, конечно,  были от разных мужей. Мужья ей попадались все как один непутевые: пьющие, гулящие и бездельники, всех их она, прождав какое-то время, выгоняла на все четыре стороны, никто из них, естественно, не платил алиментов на детей, если вообще помнил, что они у него есть. Все они канули в вечность, иногда ей казалось, что у нее никогда не было ни одного мужа. Она всегда привыкла полагаться только на себя и всегда завидовала своим более удачливым знакомым, у которых были хорошие мужья и которые уже сидели дома и занимались только домашним хозяйством, а не вынуждены были работать на нескольких работах. Так что тетя Шура характер имела нахрапистый и слыла женщиной горластой, никому спуску не дающей. И поскольку родилась и большую часть жизни прожила в советское время, ни в бога, ни в черта не верила.  Хотя, как и все люди, любила на досуге послушать  разговоры о чем-то неизведанном, таинственном, будучи школьницей, тоже любила оставаться после уроков и, погасив свет, травить байки-страшилки. Слушать слушала, но в глубине души оставалась глубокой атеисткой и прагматиком, то есть верила только в то, что видела собственными глазами. 
Поэтому она бросила швабру на пол и пошла выяснять, кто там шумит в кабинете замначальника. Она зажгла свет – никого, все на местах, ничего не упало, окна закрыты, да и кто полезет на третий этаж? Балконов в этом здании не было. Немного постояв, женщина выключила свет и вышла в коридор, но дверь оставила открытой. Сердце по-прежнему сильно стучало, она быстро домыла коридор, унесла ведро и швабру в свой закуток, вымыла руки и стала переодеваться... Тут кто-то тронул сзади за плечо. Она резко обернулась – никого, но вместе с тем там, сзади, КТО-ТО был! Кто-то дышал ей в затылок, кто-то очень холодный и дурно пахнущий! Хотя буквально минуту за этого приятно пахло дезодорирующим средством. На плече до сих пор ощущалось холодное прикосновение шершавой руки. Сердцем, а не умом тетя Шура поняла: только что она прикоснулась к той, загробной, жизни. Не смея дышать, она схватила свою сумку и, скользя по еще влажному полу, выскочила в общий коридор, ведущий вниз, причем, когда она поворачивала ключ, ей послышалось, что там, в глубине того коридора, кто-то злорадно захохотал. Вахтеру, который удивленно посмотрел на нее, женщина ничего не сказала и, забыв вызвать такси, выскочила на улицу и что было сил припустила на остановку. На ее счастье, оттуда отходил автобус, видимо, уже последний, водитель, увидев бегущую женщину, притормозил и открыл заднюю дверь. Тетя Шура, громко дыша, рухнула на сиденье. Что это было? 
***
Детям она ничего не рассказала, но зато, нарочно придя заранее, поймала уже убегающую племянницу на улице и поделилась с ней своей историей. Они сели на скамейку. Стоял светлый летний вечер, кругом было полно людей, шумели дети. И было очень странно рассказывать про ЭТО в такое время. Но Надя (племянница) почему-то изменилась в лице и сразу поверила ее рассказу. Она вернулась вместе с тетей в офис и помогла ей вымыть полы. Во время работы они почти не разговаривали. Кроме того, еще оставались некоторые работники. Было совсем не страшно. А вот по дороге домой племянница наконец разговорилась: оказалось, что уборщица, та, которую Шура заменяла, давно жаловалась, что что-то такое странное происходит в офисе, что-то ее неоднократно пугало, она тоже слышала чьи-то шаги, правда, никто ее не трогал, в последнее время она никогда не приходила одна, всегда с кем-нибудь из родных. А началось все это после неожиданной смерти заместителя начальника. Тот уехал то ли на охоту, то ли на рыбалку и пропал, его так и не нашли. После этого пошли смерти – одна за другой, причем все, как говорится, скоропостижные, раньше времени умирали сотрудники – кто от скоротечной болезни, кто еще как... Вызывали даже какого-то экстрасенса, который подтвердил, что все началось с того, что один из работников еще не погребен и, видимо, превратившись в ёр, уносит с собой жизни коллег. За большие деньги провел обряд утуруйуу (гонения), но,  скорей всего,  не смог справиться: ер вернулся. В общем, и тетя Шура больше не приходит в этот офис одна, ей теперь помогают внуки..

Количество показов: 1445
Автор:  Яна Протодьяконова
Выпуск:  № 77 (2451) от 10 июля 2015 г.
Комментарии