Сестра

20.09.2015 
Количество показов: 1139
Наталья вышла замуж сразу после школы, первая девочка у них в семье родилась подозрительно быстро после свадьбы, из чего учителя сделали вывод, что, видимо, сладкая парочка стала жить как муж с женой, будучи еще школьниками.

В общем, это не столь важно. Главное в том, что вроде бы сельские Макаренко и Ушинские были правы: ранний брак, увы, обречен. Муж стал смотреть по сторонам после рождения третьего ребенка, по вечерам его тянуло то в клуб, то по дружкам, так что молодая многодетная мать одна оставалась с детьми.  Помогать было некому: отец давно умер, а мать одновременно с дочерью выскочила замуж и уехала жить в соседнюю деревню, взяв с собой дочь-старшеклассницу.

В те времена деревенские молодухи ничего не знали о противозачаточных средствах, да и кто мог их просветить в то время. Считалось ведь, что и секса в нашей стране нет и быть не может. Вскоре Наталья почувствовала, что снова оказалась в интересном положении. Хотя, конечно, ничего такого интересного в этом положении нет, особенно для молодой сельской жительницы, обремененной тремя детьми, живущей в избе без элементарных удобств. У нее мелькнула мысль съездить в район и избавиться от нежеланной беременности, но, как это часто бывает, пока думала, пока собиралась, поезд, как говорится, ушел. Глядя, как живот жены растет не по дням, а по часам, муж вообще впал в уныние. Приезжала мать и тоже выразила недовольство: мол, куда столько, солить их, что ли, собираешься! Сказала, чтоб от нее помощи не ждала, но вскоре отправила сестренку помогать по хозяйству.

Пожилая акушерка тетя Маша, заподозрив многоплодие, отправила Наталью в райцентр в больницу.  И не ошиблась: женщина родила двойню. Сестренка, как могла, вместе с зятем смотрела за детишками и вела хозяйство.

После выписки Наталья еще долго приходила в себя. Организм, истощенный частыми родами, давал сбой, она очень уставала, все время хотелось спать… Скорей всего поэтому не сразу заметила, что между ее сестрой-десятиклассницей и мужем установились какие-то чересчур игривые отношения. Слишком часто Афоня в шутку задирает девушку, играет с ней, как с малышкой: то схватит и кружит по дому, то дернет за косу, то еще что… А то и в кино пойдут вечером вместе и останутся на танцы. И, что странно, муж, как приклеенный, сидел дома. Ей бы тогда призадуматься, но она очень уставала.

В общем, узнала Наталья обо всем, наверное, самой последней в деревне. Когда все село гудело: Афанасий, как восточный хан, живет с двумя женами. Вначале женщина не поверила, когда ей открыли глаза чересчур доброжелательные соседки. Потом, естественно, устроила дома разборку с криками, слезами, тасканием за косу сестры, этой малолетней потаскушки, забыв, что и она в ее возрасте имела сексуальный опыт. И, наверное, зря. Поскольку ровно через два дня после этого влюбленные голубки,  собрав свои пожитки, дали деру из села. Бедная Наталья с пятью детьми осталась совершенно одна. Без мужа, без сестры, без работы и помощи. Придя домой откуда-то и увидев следы поспешного бегства, долго не могла поверить в такое двойное предательство и рухнула на кровать. Ей тогда очень хотелось умереть, чтобы ничего не чувствовать. Очнулась от плача двойняшек, которые хотели есть, и тут сразу стук в дверь: нянечка привела старших из детского сада, о них она совершенно забыла.

Так началась для Натальи новая полоса в жизни. Ее не оставили одну в беде. Пришли из женсовета активистки, заходили соседи, школьные учителя и воспитатели детей, подружки… Помогли выправить пособия на детей, привезли дрова, старшеклассники накололи и сложили их аккуратно в поленницу. В общем, жизнь потихоньку стала налаживаться. Мать изредка приезжала, привозила картошку, овощи, мясо. Уезжая, совала деньги. А вскоре Наталья устроилась на работу в сельскую библиотеку. Сначала помощницей, затем, когда заочно поступила учиться в культпросветучилище, стала на полных правах библиотекарем. Зарплата, правда, была очень маленькой, зато недалеко от дома и не так тяжело, как дояркам.

 

                                   *          *          *

 

Прошли годы. Многое изменилось за это время в жизни Натальи. Она вышла замуж за вдового учителя черчения. Вместе с ним построили новый двухэтажный дом для их большой семьи.  Теперь семья Натальи и ее нового мужа Ивана Петровича считалась благополучной во всех отношениях. Дети подросли, стали помощниками и постепенно вылетали из родительского гнезда. Вскоре дома остались только мальчики-близнецы.

Стоял август. Глава семейства вместе с сыновьями косил сено: в последние годы они еще и обзавелись живностью. На месте старого дома вырос добротный хотон. Наталья в эти дни осталась вдвоем со средней дочерью, приехавшей на каникулы из Якутска. И вот в этот тихий август в доме начало происходить что-то странное. Женщина часто просыпалась ночью от какого-то невнятного шороха, ей казалось, что кто-то легкой поступью входит дом и обходит все комнаты, а потом приближается  к ее дверям и стоит там, вздыхая. От этого становилось не то что очень страшно, нет, невидимое существо почему-то не внушало ужаса, но все равно было не по себе. Наталья хорошо помнила, что перед сном лично запирала все двери. В соседней комнате ворочалась во сне взрослая дочь, которой, видимо, снилось что-то тяжелое.

Кто это мог быть? Чья неприкаянная душа каждый раз приходит к ней и зачем? Наталья,  лежа без сна, вспоминала свою жизнь и близких. Она знала, что ее непутевый муж Афонька уже умер, причем так же плохо, как и жил. В северном поселке, куда они сбежали с ее сестрой, жизнь у них не сложилась. Там много пили, так что вскоре Афоня втянулся в это дело, нигде толком не работал, кажется, кочегарил где-то, в пьяном виде становился агрессивным, по слухам, бил свою молодую жену и в конце концов замерз пьяный. Его Наталье было совсем не жалко, ни разу за это время он не вспомнил не то что о ней, даже о детях, ни разу не послал денег или хотя бы продуктов, ведь тот район славился на всю республику своей деликатесной рыбой. Да ну его к черту! А вот сестренку было жаль. Постепенно злость на нее прошла, и Наталья часто, глядя на своих дочерей, вспоминала сестру: они были очень похожи на свою тетю, жизнь которой сгубил ее муженек. Со слов матери, которая один раз все-таки съездила к ней, жила она из рук вон плохо. Пила беспробудно, нигде не работала, сожительствовала со всеми подряд за бутылку, а потом вообще куда-то сгинула. На запросы родных пришел ответ: уехала, а куда, никто не знает. Но в родных краях не появлялась.

Куда она могла уехать без денег? Скорей всего, ее убили и спрятали так, что никто так и не нашел. Да и кто будет искать какую-то бичиху?! Мать поплакала и, кажется, забыла о ней. А вот Наталья почему-то все время о ней вспоминает, особенно в последнее время. Ее детскую улыбку, ямочки на щеках, тоненькую фигурку и раскосые большие глаза. Как она бегала за ней хвостиком в детстве, как пыталась подражать, как любила ее… И тут женщина всегда плакала: ну почему, почему все так получилось? А однажды сестра ей приснилась. Это был страшный сон и какой-то реальный. Будто бы она входит в свой старый дом и видит сестру, стоящую к ней спиной возле окна. «Ой, Сарданка приехала!» - восклицает она и бросается к ней. Та резко оборачивается и смотрит на нее сурово, и тут Наталья, к своем ужасу, замечает, что из груди сестры торчит нож…Она кричит и просыпается. И долго-долго плачет, понимая, что только что увидела вещий сон: ее сестру убили именно таким образом.

Значит, это ее неприкаянная душа приходит к Наталье по ночам. Может, хочет попросить у нее прощения? Но ведь Наталья давно ее простила и не держит на нее зла. Наоборот, считает, что в какой-то степени сама виновата в произошедшем.

Однажды под утро сестра снова приснилась ей: на этот раз она была веселой, села к ней на кровать, нежно погладила Наталью по щеке и растаяла. После этого в доме прекратились неясные шорохи, вздохи, все кончилось…

Количество показов: 1139
Автор:  Яна Протодьяконова
Выпуск:  №106 (2480) от 18 сентября 2015 г.
Комментарии