Побывавшие на том свете

04.10.2015 
Количество показов: 1666
По верованию якутов жизнь в нижнем мире немного похожа на жизнь в срединном мире. В одном из номеров был рассказ о том, как один охотник, выстрелив в белку,  случайно попал на тот свет и даже несколько дней провел в одной юрте незамеченным, пока приглашенный хозяевами шаман не прогнал его при помощи своих чар.

А вот другая подобная история. Жил, по рассказам, в прежние времена один бай в Мегинском улусе. Однажды у него потерялся табун лошадей. Это случилось поздней осенью, когда земля уже замерзла, но снег еще не выпал, вода в озерах и реке покрылась первой наледью. Бай вызвал к себе молоденького парня, своего хамначчита*, и послал его на поиски животных. Он скакал от аласа* к аласу, от речки к речке, но нигде не нашел даже следов табуна.

Между тем быстро стемнело. Опасаясь совсем заблудиться, парень стал искать какое-нибудь жилье или заброшенный етех*.  К его беде, ничего подходящего для ночевки не было. Молодой мужчина совсем отчаялся и под конец отдался воле судьбы – ехал туда, куда везла его лошадь. Вдруг вдали замаячил неяркий огонек, запахло дымком. Он поехал в ту сторону и вскоре оказался перед небольшим балаганом, из трубы которого валил дым, а из каждого ледяного оконца мерцал огонек. «Ну, нашел все-таки ночлег, не оставили Айыы* меня под открытым небом в такую холодную ночь», - подумал он про себя и, привязав лошадь к сэргэ*, вошел в балаган.

В балагане жарко пылал натопленный камелек, весело потрескивая дровами. В задней части жилища на ороне* восседала хорошо одетая пожилая женщина-хотун*. Кроме нее, в юрте находилась молоденькая девушка-красавица, которая суетилась по хозяйству, готовя ужин. Парень поздоровался по якутскому обычаю и, как подобает гостю-хоносо*, прошел на правую половину юрты, снял верхнюю одежду и повесил для просушки на крючки. Затем приблизился к камельку, чтобы погреться возле огня.

- Уйбаан*, что нового слышал? – вдруг спросила хозяйка. Услышав свое имя, парень очень удивился и застыдился, что не узнал знакомых. Потихоньку завязалась беседа, парень рассказал о том, что, разыскивая лошадей хозяина, заплутал. На его счастье, нашел их. Между тем молодая хозяйка, поставив ближе к огню круглый якутский стол, поставила в деревянных кытыйа* вареное мясо, свежеиспеченные лепешки  со сливками. Парень, с утра ничего не евший, был страшно голоден и набросился на еду. Насытившись, сразу прошел на правую половину юрты, где ему на гостевом ороне уже приготовили постель. Он улегся на мягкую подстилку из шкуры бурого медведя и накрылся теплым заячьим одеялом. И тут же крепко заснул.

Наутро, проснувшись от обжигающего, пробравшего до самых костей холода, обнаружил, что спит на холодном земляном полу. Никакой женщины с девушкой и в помине нет. Вместо теплого балагана остатки давным-давно заброшенного етеха с пустыми окнами и обвалившимся камельком. А возле етеха на суку толстой сосны покачивается берестяной гроб. Бедный, ничего от сна не соображающий паренек страшно испугался и, вскочив на своего коня, что было сил ринулся прочь от страшного места.

Долго ли, коротко ли он скакал, не помня себя от страха, но через пять верст нашел-таки человеческое жилье. Хозяева пригрели незадачливого хамначчита, накормили, напоили горячим чаем. Он рассказал им про свое приключение.

Те поведали гостю  следующее. Давным-давно в том етехе, где парень провел ночь, жила одна знаменитая удаганка*, которую боялись во всей округе, считая, что она «илэ абаасы»* (то есть самая настоящая чертовка). У этой женщины, по слухам, была дочь-красавица, к которой, несмотря на ее красоту, никто не сватался, видимо, боясь ее матери-удаганки. Так они и жили вдвоем, пока не умерли друг за дружкой. Их, конечно, погребли как положено, рядышком. Но, видимо, им скучновато живется на том свете, потому что иногда они развлекаются, заманивая к себе заплутавших путников вроде этого парня-хамначчита. Правда, ничего плохого им не делают, но все-таки даже врагу не пожелаешь оказаться на месте этих бедолаг.

 

                                   *          *          *

 

У якутского классика Платона Алексеевича Ойунского есть рассказ «Как якут стал абаасы». Однажды один парень гулял по лесу и лакомился брусникой. Вдруг случайно наступил на какое-то отверстие и попал на тот свет.  Вообще, у наших предков существовала легенда, что земля в некоторых местах имеет естественные дыры, отверстия (по-якутски – сир хайа5аса), через которые запросто можно попасть в нижний мир. Придя в себя от падения, обнаружил, что находится в странном месте, где было сумеречно, темновато, а сам он лежит на стогу сена. Возле юрты ходили люди,  которые разговаривали по-якутски. Заслышав родную речь, парень очень обрадовался и зашел за этими людьми в их жилище. Домочадцы как раз сидели за столом за вечерней трапезой. Он громко поздоровался, но на его приветствие не ответили и даже как будто совсем не замечали непрошеного гостя. Удивленный таким холодным приемом парень оробел и стал слушать разговоры хозяев дома.

- Ой, что-то будет нехорошее, - подает опечаленный голос старая бабушка. – Сегодня с южной стороны неба на  нашу изгородь с сеном напал сильный вихрь и сильно его взбаламутил.

- Ээ, с божьей помощью как-нибудь проживем, - отвечает старик.

 Все переглядываются. Хорошенькая юная девушка, внучка хозяев, страшно пугается и прижимается к  матери.

"Да они, кажется, меня не видят", - думает парень и начинает есть вместе с хозяевами. Видя, как кто-то уничтожает их пищу, домочадцы еще больше пугаются: мол, в юрте поселился непрошеный дьукаах-абаасы*.  Вечером, когда обитатели юрты улеглись спать, молодой парень устроился на свободном гостевой ороне и, вошедший в самую пору жениховства, никак не мог заснуть, мечтая о миловидной дочке хозяев. Наконец встает и влезает  к ней под одеяло. Девушка  как будто не чувствует, что рядом с ней лежит еще кто-то, но ей снится страшный сон, она начинает стонать, метаться по орону, и в конце концов с ней начинается припадок. Испуганные ее стонами родители, несмотря на ночь, вызывают шамана, который, по всей видимости, живет неподалеку, так как сразу приходит и с помощью своих прислужников-бесов тут же находит парня.  «Чертов сын южного неба, превратившись в огненного вихря, упал на вашу изгородь, его огненный взгляд проник через две почки вашей дочери в ее нутро и хочет ее сожрать», - делится он своими видениями с напуганными донельзя хозяевами. Затем берет парня за шкирку и выдувает его обратно на срединную землю. Так что незадачливый жених вскоре обнаруживает себя в том лесу, где собирал ягоды…

 

 

                                               *          *          *

            Как видно из этих преданий, уклад жизни того света как будто походит на уклад жизни на этом свете. Тем не менее, обычный человек, попавший туда, считается абаасы, его сравнивают с огненным вихрем, его никто не видит, не слышит его голоса, а тот, к кому он приближается, тут же заболевает и чуть не умирает. То есть все происходит с точностью до наоборот.     

     


 

1.      Хамначчит – батрак.

2.      Алас – поляна с озером.

3.      Етех – заброшенная усадьба или балаган.

4.      Айыы – добрые духи.

5.      Сэргэ – коновязь.

6.      Орон – деревянные нары для сна.

7.      Хоносо – гость, который остается ночевать.

8.      Уйбаан – Иван.

9.      Кытыйа – деревянная чаша.

10.  Удаганка – шаманка.

Дьукаах – живущий в одной юрте, квартирант.

Количество показов: 1666
Автор:  Яна Протодьяконова
Выпуск:  №112 (2486) от 2 октября 2015 г.
Комментарии