Схватка с Хара Бэкир абаасы

29.07.2016 
Количество показов: 947
Слава о шамане Тимир Чарапчылаах – Железном Козырьке, о его великом даре распространилась по всем улусам и наслегам.
И люди потихоньку стали приезжать к нему в местность Берте с разными просьбами. Однажды к нему в самый рассвет его славы из Вилюя приехал вместе с сыном один богач по прозвищу Головастый Текут. Они, спешившись, привязали коней к сэргэ и осторожно вошли в юрту великого шамана. Хозяин, очень старый седой старик, сидел на своем ороне спиной к входной двери. Он, не здороваясь и не поворачиваясь к  гостям лицом, сказал своей старухе: «Люди приехали издалека, устали и проголодались, ты накорми их». Гости молча поели, старик-шаман остался сидеть, где сидел. 
Головастый Текут, поев,  сам начал разговор: 
 - Старец, наверное, ты уже знаешь, с какой просьбой мы приехали к тебе, проделав такой долгий путь. Этот парень, мой сын, несколько лет тому назад женился, привез жену из другого улуса. Но, к нашему огорчению, жизнь молодых не задалась. Едва приехав в наш дом, молодайка стала сохнуть и таять, а вскоре и совсем слегла и потеряла память. Вот уже третий год она не встает с постели. Мы приглашали к ней разных шаманов, они, покамлав, говорят, что за ее душой охотится большой и сильный  абаасы, с которым они не могут сразиться… Вот услышали о твоем великом даре, не поедешь ли ты с нами? В долгу не останемся, отблагодарим, как положено, да и сейчас приехали не с пустыми руками. 
Железный Козырек выслушал слова хоносо* и в ответ произнес следующие слова:
- Вы действительно приехали издалека неспроста по большому горю. Но поехать с вами на Вилюй я не могу: мой взор не каждый может выдержать, боюсь, что мой путь будет усеян трупами, поэтому вот уже несколько лет я не выхожу из дома. Хотя иногда хочется поехать куда-нибудь и развеяться. Но не огорчайтесь, я помогу вам из своего балагана. Вы ложитесь, отдыхайте, а я ночью, когда все живое заснет до следующего утра, наведаюсь к вам, на Средний Вилюй, так что, когда проснетесь, молодайка ваша будет здорова…
Ошарашенные такими словами и немного испуганные странным поведением великого шамана гости улеглись спать. Но сон не приходил, и они, накрывшись одеялами, исподтишка наблюдали за действиями старца. Тот велел жене принести ведерко с водой и усадить его лицом на запад. 
- Хочу осмотреть весь край трех Вилюев до самого донышка. Старуха, когда я закончу плескать руками воду, на мгновение приоткроешь мой железный козырек и сразу закроешь…
И тут же приехавших сморил глубокий сон, так что больше они ничего не услышали и не увидели. Утром во время утреннего чаепития шаман, так же сидя спиной, рассказал своим гостям, что ночью побывал на Вилюе, увидел, что вместе с молодой  женщиной три года тому назад к ним пришел абаасы, который привязался к ней еще тогда, когда она жила в другой местности. Он из-за ревности, что девушка вышла замуж, стал изводить ее, сживать со свету. Железный Козырек сожрал этого абаасы, немного оздоровил исхудавшую женщину, скоро она встанет с постели, и все будет хорошо, жизнь войдет в свою колею. 
- А что еще интересного увидел старец в наших местах? – поинтересовались обрадованные хорошей вестью гости. 
- Да ничего хорошего я там не увидел, даже неохота говорить, - ответил шаман. – Через века два там построят какую-то железную запруду, отчего много скота и народу уйдет под воду… 
Гости, не особо напуганные этими словами, – когда это еще будет! – тронулись в обратную дорогу, особенно спешил молодой мужчина, которому не терпелось увидеть свою жену здоровой. И, действительно, Железный Козырек не обманул: к их приезду на Вилюй молодая женщина была уже на ногах. Вот что она рассказала мужу и свекру:
- Однажды ночью, когда я еще жила у отца с матерью, ко мне явилась одна черная-пречерная страшная старуха-абаасы, которая, больно схватив меня за волосы, бросила меня в железную люльку. Не знаю, сколько времени я пролежала там не в силах пошевелиться и вымолвить слов, как вдруг услышала, как взволнованный мужской голос сказал кому-то: «Случилась страшная беда иэдээн! Сам великий шаман Орто Дойду (срединная земля, земля людей) остановил свой огненный взгляд на нас! Старуха, ты больше эту женщину не трогай!  Отнеси ее обратно!» Услышав эти слова, страшная старуха схватила меня за волосы и потащила обратно в постель. Я опомниться не успела, как оказалась в родной юрте, которая постепенно заполнялась водой. И по этой воде ко мне приблизился седой старец, который сел у моего изголовья и сказал: «Не бойся, тойуом (детка), умойся этой водичкой, видать, давно не орошала лицо водой». С этими словами старик помог мне умыться. После этого вода стала убывать. Мне стало очень легко и спокойно. На прощанье старик сказал: «Мне, однако, пора поспешать, скоро рассветет, люди-звери проснутся… Если увидят меня, быть беде. Тукаам*, скоро ты совсем выздоровеешь, все у тебя будет хорошо. А если вновь когда-нибудь во сне увидишь ту черную старуху с железной колыбелью, ты не бойся и крикни: «Дедушка Железный Козырек, помоги, спаси!», и я, где ни бы находился, обязательно услышу твои слова и приду на помощь. А если к тому времени меня на этом свете не будет, все равно мой ёр* придет к тебе на помощь с того света». 
* * *
Вот так помогал людям один из великих шаманов, которые когда-либо появлялись на этой Срединной земле, - хангаласский Тимир Чарапчылаах. Помогал, не выходя из собственной юрты. Один раз из олекминской земли, из Токки, к нему с нижайшей просьбой приехал тунгусский бай. Бай не знал подробностей о шамане, поэтому страшно был удивлен, что хозяин не встает со своего орона, сидит, повернувшись к гостям спиной. Но тем не менее весьма гостеприимен и разговорчив. 
После ужина бай поделился с хозяином, какая беда побудила его пуститься в  столь долгий путь. 
- Горе большое в моей семье приключилось. Вот уже который год не дает житья горный абаасы, совсем замучил всех. Каждую ночь приходит к нам Хара Бэкир  (буквально – черный и тощий) абаасы и не дает спать, сдергивает с оронов на пол. Иногда во время ужина, откуда ни возьмись, вдруг появляется черная рука и ворует из котла мясо. Нечисть эта уже сожрала обоих моих сыновей, они умерли друг за другом. Дочь стала припадочной и чуть что хлопается в обморок, старуху ударил паралич, а я стал собственной тенью. Боюсь, скоро уйду за сыновьями, оставив на произвол судьбы больную дочь и старуху. Сжалься надо мной и помоги, посоветуй, как избавиться мне от этого абаасы! – рассказал тунгусский бай со слезами на глазах. 
Услышав такие слова, Железный Козырек ответил:
- Что и говорить, ты перенес тяжелое горе. Горный абаасы – сильный абаасы, тем более если он принимает человеческий облик. Трудно будет его победить, но, что делать, придется сразиться. Ты вот что сделай: езжай поутру домой, а как только приедешь,  распусти хамначчитов*, скот закрой в хотоне, собаку заведи в юрту,  запри хорошенько все окна и двери и ложись спать. Ночью во дворе поднимется страшный шум – на это не обращай внимания, но, как только услышишь страшный вопль ворона, это я буду, завяжи глаза платком и выйди на улицу. Утром хорошо обыщи подворье, если найдешь что-нибудь, обязательно покажи старухе с дочерью. 
Тунгусский бай, приехав домой, исполнил все, как ему было велено. Ночью никак не мог заснуть, лежал, прислушиваясь к звукам. В это время дверь, только что закрытая им на засов, широко распахнулась, и в юрту шагнул сам великий хангаласский шаман с тросточкой в руках и с железным козырьком на глазах. «Нохоо, вставай, подбрось дров в  камелек, угости огонь куском мяса и ляг обратно!» - сказал он и пропал, как будто его и не было. Мужчина вскочил с постели и проверил дверь – она была заперта. Он исполнил сказанное шаманом и лег. Вдруг краем глаза увидел, как из-за камелька вылез Хара Бэкир абаасы и выскочил на улицу. И тотчас на улице раздался истошный крик и закричал ворон. Бай быстренько завязал глаза, вышел во двор и увидел, как огромный ворон гоняется за абаасы и клюет его в голову. Тот кинулся к стоящей неподалеку раскидистой старой лиственнице и спрятался среди листвы. Ворон на ходу стукнулся об дерево и снова истошно закричал. В это мгновение ударил страшный гром, сверкнула молния – и дерево запылало в огне. От страха бай потерял сознание и опомнился утром на своем ороне. Утром обнаружил во дворе обгорелую лиственницу, а возле нее ветку вербы с тремя ответвлениями, перевязанную конским волосом. Старухе же его приснился сон, будто бы к ней пришел седовласый старец и велел класть эту ветку под подушки, меняясь с дочерью, мол, тогда они выздоровеют.  Так и случилось: старуха встала с постели, а дочь  полностью выздоровела.


Тукаам – дитятко (обращение).
Хамначчит – батрак.           
Количество показов: 947
Выпуск:  №29 (2555) от 29 июля 2016 г.
Комментарии