Мистическая история

03.11.2016 
Количество показов: 249
Они росли в соседних дворах ещё в то время, когда двор был детской территорией.
Летом почти круглосуточно здесь резвилась детвора, зимой разве что в самые лютые холода площадка на какое-то время пустела. Все знали всё не только о жителях своего и соседнего дворов, но и всего поселка – такова была жизнь. Маришка, кажется, всегда была уверена, что нравится Сережке, или, как его тогда звали, Серьге. Любая женщина, в том числе и самая маленькая, наверняка угадывает это хотя бы по взглядам, брошенным в ее сторону тем или иным представителем сильного пола. Он ее любил, наверное, с пятого класса – с того самого момента, когда впервые появился в их дворе и увидел ее в кругу подружек. Маришка помнила, как он вытаращил на нее свои большие черные глаза, как будто увидел  чудо чудное или диво дивное. Хотя что она тогда из себя могла представлять? Маленькая девчонка с выгоревшей на солнце челкой и россыпью задорных веснушек на облупленном носу, в коротком ситцевом сарафанчике, вылинявшем от частой стирки. Не красотой, но ведь чем-то пленила его и, как оказалось потом, на всю жизнь. 
Когда вчерашняя малышня перешла, как сказал Пушкин, в «пору надежд и страсти нежной», уже все знали: Серьга – тень Марины, ее верный паж. И не только он. Поклонников у Маришки хватало. К выпускному классу она была самой популярной девчонкой в школе. Редкий школьный вечер проходил без мальчишеских драк из-за нее. Хотя были и в классе, и в других девушки куда красивей и ярче, чем маленькая ростом тщедушная Маринка. Правда, на лицо была прелестна. Училась стабильно, но особых талантов ни по одному предмету не имела, поэтому многие удивились, когда после окончания школы она вдруг поехала поступать на актрису. Конечно же, не поступила, но обратно в свой заполярный поселок не вернулась. Родителям написала, что осталась работать по лимиту на каком-то заводе, жила в общаге.  
Веселая школьная компания, оставшись без своих звездочек, распалась. Подружки  разъехались кто куда: кое-кто поступил в вуз, кого-то приняли в объятия многочисленные по тем временам ПТУ. Парней, за исключением двух-трех человек, забрали в армию. Сергей сумел поступить в институт сразу после школы. Через год или два его родители, работавшие по контракту на Севере, вернулись на родину, куда-то на юг России. Так след хорошего и верного друга затерялся надолго. Хотя в первое время ребята старались поддерживать отношения: переписывались, перезванивались, хотя звонить по межгороду  было не то что дорого, а скорей неудобно, отправляли открытки друг другу по большим праздникам. Но затем как-то все остановилось. Правда, основные новости все же доходили до поселка. Маринка так и не поступила на «актерку». «Куда ей тягаться со столичными штучками?» – злорадствовали некоторые. Через два года вернулась домой и вышла замуж за одного из своих поклонников, который к тому времени как раз пришел из армии. Сыграли свадьбу в поселковой столовой, бывшие одноклассники погуляли на славу.  Не было только Серьги, о котором вестей было мало: вроде бы учится, а вроде бы давно бросил и служит в армии. В общем, никто не знал правды. Он никому не писал, как будто с отъездом родителей обрубил все на корню.  «А как же любовь? – дивились друзья. – Как же Маришка, неужели уже успел забыть первое чувство?» 

* * *

Прошло, кажется, лет пятнадцать или около того. Марина с мужем и сыном давно уехали из северного поселка. В стране началась перестройка, и на Севере стали закрываться промышленные объекты. Работы в поселке не стало, народ потянулся в европейскую часть страны. Марина вместе с родителями, мужем и маленьким сыном переехала в один из южных городов России.  Жизнь на новом месте не задалась с самого начала. Вначале заболел тяжело отец, основной кормилец семьи. Видимо, ему, коренному сибиряку, не подходил жаркий южный климат, развилась астма, от которой он и умер в одночасье, так и не достроив дачный домик. Оставшись без любимого мужа, стала прихварывать и мать. Дальше – больше: вдруг ни с того ни с сего стал попивать муж и даже поднимать руку на жену, которую раньше на руках носил. Бедная Марина теперь часто ходила с фингалом. В конце концов не вытерпела – развелась. Он тут же ушел жить к одной разведенке с соседней улицы. А Марина устроилась продавщицей в коммерческий магазин. Хозяин, носатый маленький армянин, часто задерживал зарплату, старался обмануть своих работниц, но приходилось терпеть: другой работы все равно не было. Одна была только радость: по ночам, после ухода подозрительного хозяина, устроиться в маленькой бытовке и вдвоем с напарницей, развеселой вдовой Ниной, выпить стаканчик-другой дешевого домашнего винца, которое водилось тут в каждом хозяйстве.
Марина и не заметила, как постепенно стала втягиваться в омут пьянства. Если здоровенной Нине, привыкшей к такому вину с юности, ничего не делалось, то маленькая и по-прежнему худенькая Марина пьянела после первого стакана. После одной такой смены – а работала в ту ночь Марина – обнаружилась крупная недостача. Разгневанный хозяин в тот же день выгнал женщину с работы и, как говорят, включил счетчик: «Не вернешь к сроку деньги – пеняй на себя, а где возьмешь – не мои проблемы!». 
Бедная женщина, боясь признаться матери, сунулась туда-сюда – никто не дал ни копейки. Впрочем, лишних денег ни у кого не было. Это были страшные девяностые, когда народ выживал. Наступил день икс, пришлось пойти на встречу с бывшим хозяином с пустыми руками. Тот, кажется, и не удивился, посмотрел на сжавшуюся от страха женщину своими буркатыми глазами навыкат и велел садиться в машину: мол, тогда будешь моей рабой, пока не отработаешь.  Она вскочила – и сразу мощный удар в челюсть сбил ее с ног, дальше она ничего не помнила. Очнулась уже в машине на заднем сиденье. За окном мелькали какие-то поля, виноградники, быстро темнело.  По лицу потекли слезы, бедняжка Марина уже прощалась с сыном и матерью, знала, что живыми из такого рабства не возвращаются…
На какое-то время снова забылась, как вдруг машину сильно подбросило, раздался противный скрип тормозов. Марина увидела, как голова ее бывшего хозяина упала на руль. Внезапно задняя дверь резко распахнулась, и сильная рука выдернула ее  из машины. «Давай быстро! – сказал чей-то очень знакомый голос. – Бежим отсюда!» И они понеслись вперед сначала по асфальту, затем уже по земле, бежали долго. Какой-то мужчина, молодой и сильный, крепко держал ее за руку, и она бежала рядом, боясь посмотреть назад, а там что-то творилось: визжали тормоза, выла милицейская сирена, раздавались крики. 
Наконец они добежали до какого-то двора с садом, парень открыл потайную калитку, и они успели только юркнуть в нее, как мимо с воем пронесся еще один милицейский «УАЗик». «Тут тебя никто не тронет! – сказал знакомый голос. – Отдохнешь до утра, а затем уйдешь домой, света здесь нет». С этими словами неизвестный спаситель провел ее в маленькую комнатку и сразу куда-то ушел. Обессиленная долгим бегом и стрессом последних дней Марина легла на кровать и провалилась в сон. Утром проснулась чуть свет и пошла искать того парня, хозяина дома, но никого не обнаружила и – делать нечего – вышла на дорогу. Нашелся добрый человек, который довез ее до дому. К вечеру пришла Нина и сказала, что теперь она – вольный человек, поскольку хозяин не далее чем вчера заснул за рулём и погиб. «Так что повезло тебе, никто с тебя ничего теперь требовать не будет, наследнички закрывают магазин и уезжают». 
После этой истории Марина завязала с выпивкой и утроилась работать на почту. Однажды ей приснился тот парень, ее спаситель. Он сказал: «Ничего не думай, не ищи никого, просто живи…» И она вспомнила этот голос. Конечно же, это был ее верный и преданный друг, её Серьга…

Количество показов: 249
Автор:  Яна Протодьяконова
Выпуск:  №41 (2567) от 21 октября 2016 г.
Комментарии