Случай на Севере

02.12.2016 
Количество показов: 256
Виктор уложил вещи и с трудом застегнул молнию чемодана.
Вроде бы почти все вещи были отправлены контейнером еще весной, когда уезжали жена и дети. Но за несколько летних месяцев накопилось столько, что мужчина диву давался, ведь в их поселке, расположенном далеко за полярным кругом, и порядочного промтоварного магазина не осталось. Как и жителей. С закрытием в их поселке некогда процветавшего промышленного комбината жизнь тут как бы приостановилась. Сначала закрыли школы и детские сады, а затем и магазины, чтобы не обанкротиться, и переехали в другие районы. Население, в основном состоящее из работников закрытого предприятия, потянулось кто куда. Кто на материк (так называют на Севере центральную Россию), кто в столицу Якутии, а кто еще куда. Но кое-кто, конечно, остался – местные эвенки, да те, кого никто нигде не ждал, люди из породы так называемых перекати-поле, коих всегда предостаточно на Севере, маргинальные личности, которые, наверное, уже сами не помнят, кто они и откуда, по какой причине оказались в здешних, отнюдь не курортных местах.
Дом, в котором жила семья Виктора, представлял из себя довольно старое и мрачное каменное здание. Здесь когда-то располагалась контора комбината, которая затем, в 70-х годах прошлого века, была переделана под жилье для работников. В двух верхних этажах уже давно никто не жил, лестница туда была заколочена.
Завтра он уедет из этих мест навсегда на родину своей тещи Зинаиды Васильевны - на самый юг России, и присоединится к своей семье, которая давно ждет его в станице недалеко от большого и шумного южного города. Там он будет жить по соседству с родителями жены, которые чуть раньше них купили там просторный дом с садом. И будет, как и они, заниматься выращиванием фруктов, овощей и зелени, помогать закручивать жене многочисленные консервы и варить в саду в специальном тазу варенья. Чем не жизнь после нехватки витаминов?
Наверное, будет скучать в первое время по Северу, по его неповторимой природе, по рыбалке и охоте, а может, даже по комарам. Потом приспособится к той жизни, как постепенно привык его тесть Алексей Саввич, который был коренным северянином и родился в кочующей семье оленеводов, а детство провел в различных интернатах и сумел получить высшее образование в институте имени Герцена в Ленинграде. После учебы вернулся на родину и всю жизнь работал в школе, сначала рядовым учителем, а затем стал директором школы. Виктор очень уважал своего тестя и долго не мог понять, как это он согласился покинуть родные места и уехать не куда-нибудь, а на самый юг России, если даже он поначалу категорически отказывался уезжать с Севера. Как он, чистокровный эвенк, заядлый охотник и рыбак, всю жизнь живший в одном районе, смог прижиться в жарком климате? Когда даже жена Виктора, Лена, родившаяся здесь, но все-таки не чистая эвенка, а только наполовину, вначале жаловалась в письмах не только на климат, но и на все остальное.
Чемодан собран и стоит возле стенки, в ручной клади немного вещей. Сейчас он сварит ужин, свой последний ужин на этой земле из самой настоящей тушенки, а еще его угостили вкусной-превкусной рыбой-малосолкой (уж по ней он точно будет скучать на юге, поэтому везет с собой юколу). За окном уже стемнело, завтра, когда он уедет, в доме отключат электричество, и он опустеет и будет стоять с выбитыми стеклами, зиять провалами окон – неприглядное зрелище… А ведь здесь родились все его трое детей, и дом этот был полон детского смеха, топота ног, во дворе до сих пор стоят покривившиеся качели, на которых с визгом качалась вся окрестная детвора. Прощай, дом!
От этих печальных мыслей мужчину отвлек негромкий стук в дверь. Кто это? Он вроде никого не ждет, со всеми он распрощался еще вчера, когда ставил, так сказать, отвальную…
- Не закрыто, входите! – крикнул, выходя в коридорчик.
Дверь со скрипом, как бы нехотя, открылась, и вошла, вернее, влетела Валька, двоюродная сестра его жены Лены. Как? Валька здесь, в поселке? Каким ветром ее занесло? Ведь ее не было, когда Лена собирала всю родню перед отъездом. Тогда, помнится, никто так и не мог сказать, где черти носят беспутную Вальку. Когда-то она была местной звездой. Ее отцом был какой-то заезжий геолог, который, скорей всего, и не подозревал, что где-то на Севере имеется внебрачная дочь от местной поварихи. Девчонка в юности была чудо как хороша, просто глаз не отвести – так завораживала ее дикая самобытная красота. А Виктор, глядя на нее, с сожалением думал: вот бы ее в хорошие руки и какое-никакое образование, получилась бы настоящая красавица, Но куда там, не закончив даже десятилетку, Валька выскочила замуж, не прошло и года, как с ребенком нарисовалась в дверях отчего дома, где и без не было мал мала меньше. Оставив сына у матери, непутевая красавица ударилась во все тяжкие: гуляла, пила, бывало, устраивала и побоища. В конце концов, ее куда-то выслали из поселка, как тогда говорили, дали 24 часа. Через какое-то время, год или два, она снова оказывалась в поселке, находила нового сожителя, с каждым разом все хуже и хуже, в последние годы бичевала, нигде не работала, а потом и вовсе пропала. Был человек, и нет. Говорили разное: убили собутыльники, угорела при пожаре, отравилась паленой водкой… Оказывается, это были всего-навсего слухи, и вот она, живее всех живых стоит в коридоре. И даже не изменилась, все такая же – с обрюзгшим от многолетнего пьянства лицом со следами былой красоты. Эх, Валька, Валька! Что ты с собой сделала!
- Ты завтра уезжаешь? – полуутвердительно спросила она, оглянулась в поисках стула, не найдя его, присела на краешек дивана. – Не боись, я ненадолго, вот передать только кое-что зашла…
Виктор был рад увидеть ее трезвой и мирной (обычно женщина была агрессивно настроенной, как и все пьющие люди, ведь лучшая защита – это нападение, мол, не боюсь я ваших осуждающих глаз, как пила, так и буду пить!). И что такого она хочет передать и кому? Сестре или дяде, родному брату матери?
- Проходи на кухню, я как раз садился ужинать, покушаем вместе, - пригласил Виктор.
- Нет-нет, я не хочу, - наотрез отказалась Валька и, как будто вспомнив о каких-то неотложных делах, вскочила с места и протянула ему небольшой сверток. – Вот, передашь это Саввичу…
Виктор не успел ничего спросить, как женщина уже хлопнула дверью… Приехав домой, Виктор не сразу вспомнил об этом свертке, который засунул во внешний карман дорожной сумки и совершенно забыл о нем. И только спустя неделю спохватился: кажется, я что-то должен был передать? Вернее, вспомнил только потому, что ему приснился сон. В этом сне он вдруг оказался один в тундре во время страшной пурги и не знает, куда ему идти, кругом снег и ветер. Ему очень страшно, так как он знает, что это верная гибель. Тем более что он почему-то во сне полураздет. Неожиданно из белой мглы появляется какой-то человек и медленно идет в его сторону, и оказывается, что это не кто иной, как Валька. Она очень строго смотрит на него и что-то говорит на незнакомом ему языке, и почему-то он понимает, что она говорит: Валька недовольна, что он не выполнил их поручение, она так и говорит: наше поручение.
Утром, даже не умывшись, он кинулся искать тот самый сверток, который с трудом нашел в кармане сумки, убранной женой Леной в кладовку. Слава богу, сверток оказался там. И там было что-то плоское, нетяжелое, хотел было посмотреть, что там такого таинственного, но тут как раз – на ловца и зверь бежит – с улицы его окрикнул тесть, который пришел за чем-то к дочери, и Виктору ничего не оставалось, как отдать ему этот сверток – весточку из родины. Тот с удивлением принял его, но не стал открывать его при зяте и сразу ушел, так и не сказав, зачем он вообще приходил. По его лицу было заметно, что он сильно разволновался. А через два дня вдруг заявил жене, что ему срочно нужно уехать домой: мол, весточка плохая пришла. Жена, теща Виктора, понятное дело, была недовольна: дома работы полно, а он ни с того ни с сего едет на родину, и кто его там ждет, кому так срочно понадобился? Ведь близкой родни никого там не осталось, кроме непутевой Вали. А самое главное, не может толком объяснить причину такого поспешного отъезда: мол, это касается только его.
И Саввич спешно уехал. Провожая его в аэропорт, Виктор с удивлением всматривался в его непроницаемое лицо, и думал, что кажется плохо знал своего тестя. А еще через неделю администрация района известила их о том, что Алексей Саввич скоропостижно умер сразу по приезде, и выразила соболезнование по этому поводу. Оказалось, что его уже успели похоронить, согласно его последней воле, на родине рядом с могилами других родственников. Прислали и фотографию могилы. И, что удивительно, на ней было отчетливо видно, что могила тестя находится рядом с могилой…Вальки, которая, если верить надписи, умерла лет пять тому назад. Ну как такое может быть – вот этот вопрос очень мучает Виктора, наверное, потому, что никогда не верил во все это мистическое. Он даже хочет приехать летом в поселок, чтобы самому убедиться во всем в этой загадочной истории.

Количество показов: 256
Выпуск:  №45 (2571) от 18 ноября 2016 г.
Комментарии