Коровьи копытца

Коровьи копытца
Во все времена дети и подростки, и не только они, любят жанр ужастиков. Раньше их называли просто – страшные рассказы, теперешняя молодежь называет их страшилками или хоррором. Так или иначе, они, эти страшилки, довольно популярны.

Почти каждый человек проходит через увлечение эти жанром. Помните, вот что писал Пушкин о своей героине в романе «Евгений Онегин»: «… страшные рассказы зимою в темноте ночей пленяли больше сердце ей…» Значит, они были популярны во все времена.  Якутская детвора долгими зимними вечерами или летом в каком-либо сайылыке также любила развлекаться рассказами  «об абаасы».

Это были пробирающие до озноба страшные рассказы о шаманах и удаганках, о чечекках-домовых, духах, которые обитают на старых етёхах или близ арангасов ойунов или сельских кладбищ, или более современные – о привидениях, которых видели в так называемых нехороших домах, больницах или просто в очень старых домах, фермах, сайылыках, дорожные призраки, духи лесов, болот, речек и прочих мест…

История, о которой пойдет речь, относится к тематике  «Однажды в походе». Кстати, такая тема присутствует во многих американских или японских фильмах ужасов.

 

                                                           *          *          *

 

Однажды – это случилось в шестидесятые годы прошлого века – группа старшеклассников после завершения учебного года отправилась в поход в лес. Причем без руководителя, только сами дети. Времена тогда были более спокойные, особенно в сельской местности, потому никто и не мог запретить старшеклассникам ходить самостоятельно в поход по близлежащим местам. На дворе стояла середина июня – первого летнего месяца (практически это еще весна), когда природа, пробудившись от зимней спячки, начинает буйно цвести. Якуты называют его «бэс ыйа»(буквально – месяц сосны), а еще – месяцем летоворота. В лесу густо пахнет хвойным ароматом сосны, которая называется мутукча. Звонко поют лесные пташки, воспевая начало первых теплых дней.

Подростки, несколько парней и девчонок, шумной веселой ватагой шли по лесу, вдыхая полной грудью чистый лесной воздух. Пока не почувствовали голод – приближалось время обеда. Стали искать место временного привала, поспорили. Кто-то из парней вспомнил, что где-то неподалеку должен находиться алаас Онкучах. Там имеется заброшенная юрта с печкой-камельком, можно вскипятить чай, а заодно и переночевать. Затем юноши, чтобы дойти быстрее и успеть затопить печку, решили пойти более коротким путем, который пролегал через небольшой выжженный лесок – курун. А девушки пойдут по дороге, так как вряд ли смогут идти по сухому сушняку через бурелом, зато как раз успеют к готовому обеду. Сказано – сделано. Через час-полтора девочки приблизились к алаасу Онкучах и издалека увидели своих одноклассников-мальчишек, которые суетились возле старого балагана. Как оказалось, они уже успели не только затопить камелек, но и нашли где-то старый круглый стол, установили его, а вокруг него расставили чурбачки. Девочки уселись за уже накрытый к трапезе стол. Кто-то включил радиоприемник. Как и все подростки, подтрунивая друг над другом, со смешками и прибаутками приступили к обеду. И тут одна из девочек, сидевшая с краю, поперхнулась от смеха и выронила ложку на землю. Она нагнулась, чтобы поднять свой столовый прибор… и – о боже! – увидела, что у сидящих вместе с ними парней не ноги, а обросшие густой коровьей шерстью копытца! От страха и ужаса - девочка поняла, что рядом с ними сидят не одноклассники, а абаасы, принявшие каким-то образом их облики – она впала в ступор и какое-то время будто бы выпала в прострацию. Между тем веселье за столом вовсю продолжалось. Наконец, очнувшись от наваждения, девочка эта нагнулась к уху соседки и выдавила из себя: давай бежать, мы попали в страшную беду, это абаасы…

Но та, смеясь, отмахнулась от нее, да еще и громко выпалила: «Ой, тут Маша говорит, что вы абаасы, ха-ха-ха, это правда?!» И вдруг первая девочка видит, как после этих слов лица парней мгновенно перекосились, пошли волной и стали принимать мертвенный сине-зеленый оттенок, и пошел отвратительно мерзкий запах.  Но никто, кроме нее, казалось, не замечал этого превращения. Не в силах больше оставаться в страшной юрте, в окружении самых настоящих абаасы, девочка, закричав пронзительным голосом, оттолкнула стол и выскочила из юрты… И подгоняемая страхом, бежала прочь так, что только пятки сверкали. Вдруг видит: с горки спускаются мальчики, ее одноклассники, и слышит, как стих топот копыт за спиной и громко с треском захлопнулась дверь юрты, и чей-то голос проскрежетал: «Абаккабыын!»*

Мальчики, увидев бегущую к ним одноклассницу, побежали навстречу.

- Что, что случилось? Где остальные? – окружив ее, стали расспрашивать.

- Там …Остались в балагане, - девочка, все еще икая от слез, начала рассказывать. -  Мы пришли, а там уже вы… то есть это абаасы были, с копытами вместо ног. Я случайно увидела, но никто мне не поверил, все смеялись…

С большим трудом успокоив ее, вооружившись топором и якутскими ножами, парни направились к юрте. Ударом ноги открыли дверь и…- о боже! - увидели страшную картину. Посередине юрты валялись опрокинутые стол и чурбаки, остатки трапезы. И мертвые тела их одноклассниц, которые вот совсем недавно были живы и здоровы. Глаза их уже остекленели, лица и одежда были залиты кровью, хлынувшей из ушей и ртов.

Как оказалось, парни, которые должны были прийти к етёху раньше, каким-то образом заблудились, так сказать, в трех соснах,  и долго плутали в поисках дороги. И как только стали спускаться с горочки, ведущей к этому алаасу, вдруг увидели бегущую к ним навстречу девочку. Очень удивились: мол, где остальные? А несчастных девчонок, видимо, заманили к себе дериэтинньики (злобные духи, обитающие к заброшенных етёхах, обычно люди, умершие нехорошей смертью или самоубийцы). И только одна из них смогла спастись благодаря тому, что уронила ложку и, увидев копытца вместо ног, догадалась о ловушке, устроенной абаасы. И парней кто-то из духов нарочно водил по лесу, чтобы обмануть девчонок, приняв их облик.

 

                                                           *          *          *

 

Местности, где находятся арангасы кровожадных шаманов и удаганок, или места, где покоятся останки людей, умерших насильственной смертью или покончивших самоубийством, считаются «нехорошими», как правило, их обходят далеко стороной. По поверьям, сильный шаман, даже уйдя из Срединного мира, не полностью умирает, его призрачный дух остается и слышит, знает все в течение четырех веков. И потому, если ненароком оказались вблизи таких мест, нельзя не только шуметь, кричать, распевать песни, но даже громко разговаривать, дабы не оскорбить духов этих мест.

Подростки, герои этой истории, возможно, и слышали  об этом от своих родителей, бабушек и дедушек, но не придали этому значения. И не оказалось рядом взрослого мудрого человека, который бы предостерег их от ошибки и сказал бы, что в места с дурной славой – якуты называют их сибиэннээх – не стоит даже близко приближаться.

Несмотря на то, что наука продвигается вперед, человек все еще дитя природы и зависит от ее законов, потому как до сих пор нет внятного объяснения некоторым аномалиям природы, в которой еще много непознанного, загадочных и мистических явлений…

Количество показов: 244
Автор:  Яна Протодьяконова
Выпуск:  №14 (2591) от 14 апреля 2017 г.
Нашли опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter