История одного дома

27.11.2017 
Количество показов: 264
«Прежде почти в каждом населенном пункте существовал такой дом. Если дом был расположен в унылой местности или выстроен в старинном романтическом стиле, если в его стенах случилось какое-нибудь необычайное происшествие или убийство, внезапная смерть или что-либо в этом роде, можете не сомневаться, что такой дом становился «особым» домом и впоследствии приобретал славу обиталища призраков».
Борн «Древности»
С этим утверждением не поспоришь, действительно, такой дом – обиталище призраков – имеется почти в каждом населенном пункте, будь это большой город или маленькая богом забытая деревушка. Был такой дом и в том поселке, где прошло мое детство. Кстати говоря, поначалу это был довольно добротный частный дом, первыми хозяевами была одна молодая семья. Муж работал водителем в каком-то предприятии, жена сидела с детьми-погодками, вела домашнее хозяйство. Пара вела уединенный, замкнутый образ жизни, ни в гости никого не приглашали, ни сами ни к кому не ходили. По слухам, виной всему был угрюмый, нелюдимый характер главы семейства. Молодая женщина, может быть, и рада была иметь подруг, выходить, так сказать, в люди, но природная робость или боязнь рассердить ревнивого мужа заставляли подчиняться ему во всем. Но, по словам ближайших соседей, в доме часто происходили скандалы, раздавались крики, плач детей, а на лице женщины не заживали синяки. Почему бездействовала милиция, история умалчивает. Скрытая от чужих глаз и ушей семейная драма длилась года два или три. На четвертый, аккурат накануне новогодних праздников, бедная женщина, вконец забитая мужем-тираном, отвела детей в детский сад и повесилась в кладовке. В предсмертном письме просила прощения у своих маленьких детей, больше никого из родных у нее не было, писала, что у нее не осталось больше сил терпеть ежедневные побои и моральное давление со стороны мужа, которого давно разлюбила. Для мужа самоубийство жены стало неожиданностью, более того, он расценил ее поступок то ли как побег, то ли как предательство. После ее смерти мужчина стал пить уже по-черному, как говорится, не просыхая, и вскоре также закончил жизнь плохо – застрелился. Детей сразу куда-то увезли, кажется, их забрали дальние родственники мужчины. Дом поначалу пытались продать, но кто в своем уме купит дом, где за короткий срок (меньше года) случилось два самоубийства? Его просто закрыли и уехали к себе домой, а потом, видимо, было лень возиться с «нехорошим домом». Сейчас, конечно же, просто так бы не бросили, но в те времена люди были проще и не такие меркантильные. 
Такие заброшенные дома, где в течение длительного времени никто не живет, очень быстро приходят в упадок без надлежащего ухода, что-то печальное и зловещее появляется в их облике. Даже днем становится не по себе, когда проходишь мимо такого заброшенного дома, не говоря уже про темное время суток. А дом этот, как назло, стоял на центральной улице поселка (видимо, его не могли снести, поскольку он был частной собственностью), и его нельзя было обойти, хочешь – не хочешь, а приходилось проходить мимо этого зловещего дома. 
Прошло несколько лет, и однажды селяне с удивлением обнаружили, что дом снова стал обитаемым: в окнах горел свет, висели занавески. К вечеру того же дня уже все село знало: в доме поселилась семья приезжих. Что греха таить, вольно или невольно стали ждать, насколько долго продержится эта семья в «нехорошем доме», ведь там обязательно должны были обитать призраки. Об этом на селе ходили разные слухи: по ночам в доме видели свет, слышался шум. Кроме прочего, одно время в доме пытались заселять погорельцев, которым некуда было деться, но более двух-трех дней никто не выдерживал в этом доме и сбегал куда-нибудь. 
А еще рассказывали про один случай, который произошел с кочегаром дома культуры. Тот, как и почти все представители этой профессии, любил закладывать за воротник, и его чаще можно было увидеть в состоянии перманентного «подшофе». Так что его рассказ мог подвергаться сомнению, впрочем, большинство все-таки верило. Как-то кочегар – назовем его Гаврилом – заступил на ночную смену, глубокой ночью он зачем-то пошел домой, как он сам говорил, поесть. Естественно, был уже в изрядном подпитии, хотя сам он отрицал: мол, был трезв, как стеклышко. Путь его пролегал мимо того злополучного дома, который к тому времени стоял давно заколоченный. И вдруг он увидел, что в заброшенном доме во всех окнах горит яркий свет. Удивленный и крайне заинтересованный, Гаврил подошел поближе и увидел в окне мужской силуэт, который стучал в окно и махал рукой: заходи, мол, заходи! Обрадованный, что раз приглашают, то, скорее всего, нальют, мужчина дернул калитку, она не открывалась, зараза, недолго думая, перемахнул через низкий штакетник и по глубокому снегу дошел до заметенного снегом крыльца… Дернул ручку двери … и вдруг его как будто током ударило: на дверях висел большой огромный амбарный замок! На снегу четко отпечатались только его следы. Однако в окнах горел свет и кто-то по-прежнему звал его в дом. И этот кто-то был не кто иной, как сам бывший хозяин дома и нынче покойник. Гаврил его узнал. От страха мужчина как будто на время помутился в рассудке, он не помнил, как добежал до дому, и во дворе грохнулся в обморок. Хорошо, что кто-то из соседей вышел на улицу и наткнулся на него, и мужчина не успел сильно обморозиться. Из больницы он вышел уже инвалидом, испытанный им ужас спровоцировал страшную наследственную болезнь – пляску святого Витта, у бедного мужика непроизвольно дергались не только руки и ноги, но и мышцы лица. А ведь до этого случая он был вполне здоровым мужчиной, раз мог выполнять тяжелую работу кочегара. 
Приезжая семья прожила в «нехорошем доме» месяц или два, после этого тоже куда-то съехала. На этот раз, говорили, беспокоил призрак повешенной женщины, который по ночам душил главу семьи, в конце концов, тот заболел. Возможно, они узнали о трагедии, разыгравшейся в этом доме, и о том, почему дом пустовал несколько лет. 
После этого дом окончательно был заброшен и долго пустовал, пока в одну летнюю ночь не сгорел полностью. Зная, что в доме никто не живет, его даже тушить не стали. Но когда принялись убирать развалы, обнаружили на пожарище обгорелые останки женщины и грудного ребенка (от ребенка осталась только одна обгорелая ножка, я, вместе с другими чрезмерно любопытными подростками и другими ротозеями, шла мимо и не заметила, как оказалась в толпе, так сказать, наблюдателей. До сих пор жалею об этом: зачем я ЭТО увидела, никакому врагу не пожелаешь, этот удушливый запах горелой человеческой плоти, который потом долго не мог выветриться из памяти!) Оказалось, что накануне в пустующий дом забрела и заночевала одна пьющая женщина. И не одна, с собутыльниками. Что случилось, почему женщина осталась одна, кто ее закрыл снаружи на замок, об этом так и не узнали, скорее, не захотели портить показатели очередным «глухарем». Вскоре останки пожарища убрали, и все заросло травой, постепенно о доме с призраками забыли…

Количество показов: 264
Выпуск:  №46 (2623) от 24 ноября 2017 г.
Комментарии