Легенды об Алысардаах

19.01.2018 
Количество показов: 199
Вот и наступил первый месяц нового года – январь (тохсуннньу – девятый месяц у якутов), самый холодный зимний месяц, который наши предки метафористически называли: «тоно5ос торулуур тохсунньу», то есть месяц шумящего дятла.
Это месяц тишины и белого безмолвия, когда малейший шорох раздается на далекое расстояние и слышен тихий шелест – так называемый «шепот звезд». Лед приобретает крепость горной породы, стоят низкие, густые туманы. 
Кроме этого, якуты называли январь месяцем шамана: в это время начиналась Танха – гадания на будущую жизнь. 
* * *
По преданиям, женщины-удаганки были намного сильнее мужчин-шаманов. Их в старые времена было не так много, как мужчин, но, как правило, они на голову превосходили своих собратьев по ремеслу. Несомненно, самой сильной из них была знаменитая великая удаганка Алысардаах, в миру Анна Павлова, проживавшая в Вилюйском улусе. Об этой уникальной женщине ходит в народе великое множество легенд. Родилась она в середине 19 века, родной дядя по отцовской линии был знаменитым шаманом Баабысом. Мать звали Евдокия Олоодун, она рано осталась вдовой, имея на руках дочь Анну и сына Николая Холохуна, который впоследствии также станет шаманом. От голодной смерти их спас родной брат матери – Никифор Олоодун, который в то время княжил во 2-м Лючинском наслеге (сейчас территория Кобяйского улуса).  Никифор перевез сестру и племянников в свою усадьбу и поселил во втором своем балагане.
Когда девочка стала подрастать, ее поведение сильно изменилось к худшему: она перестала есть со всеми, ни с кем не разговаривала, перестала следить за собой – не мылась, не расчесывала волосы, с ней стали случаться припадки беспричинной ярости. Бедная мать, измученная поведением дочери, в конце концов была вынуждена обратиться за помощью к своему брату-князьку: мол, так и так, видимо, дочь моя и твоя племянница страдает от шаманской болезни, нужно бы пригласить знаменитого шамана Хаарпу, который живет в местности «Куба сиэбит» (с якутского – местность, где съели лебедя), а помощником – Афанасия Оллука, сына знаменитого шамана Афанасия. Никифор выслушал сестру и согласился. Все сделали, как положено в таком случае. 
В назначенный вечер в просторном доме местного князька собралось великое множество народу. Камлание проходило с остановками в течение трех суток подряд. В первую ночь приглашенные шаманы спустились в Нижний мир, однако очень быстро вернулись обратно. Во второй день поднялись в Верхний мир с девятью остановками. Под конец шаман Хаарпа провозгласил присутствующим: у Анны не будет связи с Нижним миром, но она будет великой и сильной удаганкой, к которой будут благосклонны все Верхние Аар Айыы, и отныне ее будут называть Удаган Дохсурума. Она будет великой целительницей и защитницей своего рода. 
* * *
Вскоре девочка выздоровела и очень похорошела: высокая ростом, по слухам, росту в ней было метр девяносто, что нехарактерно для невысоких якутов тогдашнего времени, крепкая и ладная, с довольно светлой кожей и густыми длинными волосами до пят, но особенно выделялись на ее лице глаза – большие и проницательные. Звук ее низкого и сильного голоса вызывал у многих холодок по спине. Одевалась всегда очень нарядно, носила богатые серебряные украшения. К досаде матери, всем претендентам на ее руку отказывала, а ведь к такой красавице и к тому же удаганке отваживались свататься только сыновья  зажиточных и влиятельных людей. Вскоре она с матерью и братом-подростком переехали в местность Мастаах около озера Алысардаах, где они без чьей-либо помощи сами построили дом, хотон и все хозяйственные постройки. Возможно, девушка и вовсе не вышла бы замуж, если бы однажды не случилось одно происшествие. После ее очередного отказа какому-то парню Евдокия Олоодун в гневе произнесла страшные слова: «Наверное, ты не хочешь выйти замуж за простого смертного, потому что ждешь сына Верхнего Абаасы!»  В тот же вечер Анна, выйдя вечером во двор, услышала какой-то странный небесный звук и увидела, как по небу спускается какой-то человек, который в мгновение ока оказался перед ней и заявил, что пришел по зову ее матери, чтобы жениться на ней. Голос у него был сильно неприятный и гнусавый. Девушка, сильно напуганная, попыталась убежать, но пришелец крепко держал ее и не пускал. Они стали бороться, наконец Анне удалось вырваться и захлопнуть дверь перед носом нежданного жениха. 
С того времени пришелец с неба начал являться к ней по ночам, и девушка вынуждена была срочно выйти замуж за молодого шамана Николая Сыгынньах.  Жили они богато, держали множество скота и хамначчитов-работников. Однако детей у них долго не было, и они взяли на воспитание приемную дочь. Вскоре после этого женщина забеременела, однако родила не человеческое дитя, а… вороненка. Приглашенный на роды шаман Сонтуорка сказал ей: «Твоего сына, Анна, рожденного от небесного демона, отправляю обратно на Небо на воспитание к бабушке и дедушке!» По слухам, впоследствии при камлании Алысардаах обращалась за помощью к своему сыну-вороненку. Прошло года три, и женщина вновь почувствовала себя в тягости. Когда пришло время рожать, женщина как будто сквозь землю провалилась. Хотели было отправиться на ее поиски, но муж, Николай Сыгынньах, сказал: не надо ее искать, все равно родит что-то несуразное и необъяснимое. Так и случилось: одна из ближайших соседок случайно увидела ее возле озера  - женщина засовывала в полый пень окуня и говорила ему странные слова: мол, моя дочь Окунь, придешь ко мне, когда мне нужна будет твоя помощь! 
Через три-четыре года удаганка снова забеременела, на этот раз была приглашена удаганка Хойбочох. На этот раз родилась птичка, которой Анна, посадив ее на ладонь, сказала: «Когда ты мне будешь нужна, я скажу: прилетай ко мне, моя Кэкэ Бука!» - и выпустила в небо. 
* * *
Великая удаганка прожила  долгую и интересную жизнь и умерла в 1929 или 1930 году. Она была доброй и вылечила множество народу от разных болезней, не отказывала даже тем, кто каким-то образом ее оскорбил или обидел. Если бы не новая власть, которая запретила ей и им подобным уникальным людям лечить нетрадиционными способами, то вылеченных ею было бы еще больше. Не любила она только спесивых и глупых людей, которых вознесли коммунисты и у которых не было ни чести, ни совести, ни благородства.
Умирая, Алысардаах предупредила жителей своего тюбэ (местность): никуда далеко не уезжайте на охоту или на рыбалку, заранее запаситесь сеном, будет большая, очень большая буря! И действительно,  разыгралась очень страшная буря, которая бесновалась в течение трех суток, не переставая. Так сама природа отметила смерть великого человека.
И даже после смерти удаганка не давала себя в обиду: не позволила лесорубам рубить лес поблизости от своего арангаса – у них начались неполадки и сгорел балок; газопровод также не смогли проложить мимо ее могилы, наконец, вертолетчик, который летал над ее могилой, наотрез отказался летать по этому маршруту. По его словам, каждый раз, когда он летает в этих местах, ему навстречу летит старуха и грозит ему кулаком. Его подняли на смех: мол, что за россказни! Однако вскоре другой вертолет потерпел там крушение, пришлось поменять маршрут. 

Количество показов: 199
Выпуск:  №1 (2630) от 11 января 2018 г.
Комментарии