Старая учительница

12.02.2018 
Количество показов: 361
Старая женщина шла после работы домой. Снег поскрипывал под ногами, где-то залаяла собака, раздавался крик детей.
Очень много лет она ходит по этой улице в школу, где сеет разумное, доброе, вечное. Уже давно выросли и успели состариться ее первые ученики, теперь она учит уже их внуков. Ее собственные дети живут в столице республики, им также давно за сорок. Они давно уже перестали звать мать к себе. Все равно она их не слушает и не хочет уезжать из родной деревни, где все ей знакомо и где она знает каждого жителя. В частный дом, который они построили вместе с мужем лет тридцать назад, дети провели отопление от газового котла, так что печку топить не приходится. И это все, что ей нужно. 
Муж умер лет десять назад. Долго болел, был лежачим, в то время ей пришлось несладко, но и тогда она не ушла из школы, работала, приходила в обед, затем снова уходила. Хотя тогда ей вначале намеком, а затем  и открытым текстом сказали: идите на пенсию, вы заслужили отдых. Но она дала понять директору, кстати говоря, тоже своему ученику, что ее из школы вынесут только вперед ногами. Некоторые коллеги были недовольны, шипели вслед сквозь зубы: мол, шла бы на пенсию, старая карга. Особенно старались две женщины: одна старая дева средних лет, другая – с мужем-алкоголиком. Причем только одна из них преподавала тот же предмет, что и старая учительница. Ее поведение, по крайней мере, можно было как-то объяснить: больше часов – больше денег. Хотя зачем женщине, не имеющей семьи, живущей со старенькой матерью, столько денег? Другая же старалась ради дружбы с первой. Конечно, в коллективе находились люди, которые были на ее стороне, но таких с каждым годом становилось все меньше. Да и те поддерживали как-то вяло, наверное, про себя также думали, что пора бы на покой. Остальные заняли индифферентную позицию. 
И только она одна знала настоящую причину того, почему так держится за свою работу, почему не хочет уходить из школы. Возможно, некоторые подумают, что из-за любви к детям или к преподаванию. Ну, конечно, не без этого. Старая женщина любила работу, привыкла каждый день вставать с петухами, чтобы идти в школу. Деньги ее особенно не волновали. Много ли нужно ей в таком возрасте? Костюмы для работы ей дарила дочь, когда обнаруживала, что гардероб матери вышел из моды. После смерти мужа она никуда  далеко не ездила. Во время летнего отпуска гостила у детей, чтобы повидать внуков. Правда, сами внуки (кто уже был студентом, кто заканчивал школу) на деревенскую бабушку, пусть и заслуженную учительницу, не обращали особого внимания, поздоровавшись, сразу уходили в свои комнаты или убегали по своим молодым делам. Она на них не обижалась: дело молодое, о чем им с ней разговаривать-то?  
Пожив какое-то время у обоих детей и найдя какую-нибудь причину,  чтобы не обидеть их, старая учительница уезжала домой и до сентября уже безвылазно сидела в деревне. Подруг в живых уже не было, с коллегами близких отношений она не поддерживала. В последнее время высаживать огород ей было не по силам, садила только цветы и одну грядочку огородной зелени. 
* * *
Когда-то в это село ее привез ее муж, выпускник сельскохозяйственного техникума. Он был тут местный, и ничего удивительного, что очень скоро трудолюбивого парня повысили в должности. Сразу дали жилье. Сын, родившийся с десятилетней разницей, появился уже тогда, когда они отстроились. Это были самые счастливые годы в ее жизни. Жизнь в деревне в то время била ключом, молодежь не стремилась уехать из села сразу после окончания школы, как сейчас. Работы в совхозе всем хватало. В праздники в сельском клубе, тогда еще стареньком, негде было яблоку упасть. Вначале по обыкновению кто-либо из начальства читал доклад, затем шел концерт художественной самодеятельности, а после – танцы. Они с мужем тоже оставались, чтобы потанцевать. 
После так называемой перестройки совхоз развалился, люди, оставшиеся без работы, переехали в райцентр, оставшиеся стали прикладываться к рюмке. Молодые парни  устраивали драки, хватались за ножи. Муж также оказался не у дел. Вот тогда у него как-то сразу испортился характер. Нет, он не спился, как другие мужчины, пил в меру, но, приняв на грудь, часто унижал жену, придирался по пустякам: то невкусно сварила, то не так посмотрела, не то сказала… В общем, стал настоящим энергетическим вампиром собственной жены. Дочь к тому времени была уже студенткой, сына он не трогал. 
Она понимала: муж переживает оттого, что перестал быть кормильцем семьи и сидит на ее шее. Через некоторое время, переборов себя (все же был совхозным начальником), он устроился на простую работу с мизерной зарплатой. Но депрессия никуда не ушла: мужчина забросил свое любимое увлечение охотой и рыбалкой, стал замкнутым и угрюмым, был против того, чтобы приходили гости. Лучше бы немножко пил, думала она, глядя на него. А потом – инфаркт, после первого удара вроде быстро оправился, хотя ходил, немного подволакивая ногу, после второго – слег, не мог говорить, только мычал. Как она тогда выдержала такой груз? Ведь все - работа на подворье, огород, уход за парализованным - легло на ее плечи. Дети были в городе, у каждого своя семья, дети, кредиты… 
А ведь муж лежал не год, не два, а целых пять лет… Поймут только те, кто пережил такое. Наверное, сложно поверить, но отдыхала она тогда только в школе. Ведь дома был сплошной ад. Ей было и жаль мужа бесконечно, и хотелось убить… Постепенно чувство ненависти к человеку, который мучил ее несколько лет, одержало верх. Ушла жалость. И она его убила… своим  равнодушием, брезгливостью, редко подходила, плохо кормила, лекарства когда давала, а когда и нет. Глядя  прямо в его плачущие глаза, кричала страшные слова проклятья. И совсем не удивилась, когда однажды, придя со школы, обнаружила, что он уже не дышит. 
* * *
Потом он повадился приходить домой по ночам. Она отчетливо слышала его шаги сначала на террасе, затем неслышно открывалась и закрывалась дверь (которую она перед сном тщательно закрыла), он проходил в большую комнату и усаживался в свое любимое кресло перед телевизором, вздыхал, кряхтел, скрипел сиденьем… Уходил только с рассветом, с первыми петухами. Пожилую женщину накрывало волной страха, она, затаив дыхание, не в силах пошевелиться, лежала до самого утра. Больше всего она боялась, что вот-вот откроется дверь в ее комнату, и покойный муж зайдет и уляжется на кровать. Но постепенно страх притупился, женщина  проваливалась в беспокойный сон, даже во сне чувствуя его присутствие. Старая учительница чувствовала: покойник приходит по ее душу, когда-нибудь он уведет ее собой. Он ждет, когда она ослабнет, заболеет, чтобы напасть на нее. Каким-то шестым чувством учительница знала: пока она работает в школе, где полно молодой энергии, она сильнее призрака, а как только ее выпроводят на пенсию, засядет дома, силы ее оставят. Она видела, как быстро стареют ее неработающие ровесницы, как быстро заболела и умерла ее единственная подруга, тоже учительница, как только ушла на заслуженный отдых. 
Нет, она будет работать до последнего, пока есть какие-то силы. А призрак пускай пока подождет… 

Количество показов: 361
Выпуск:  №5 (2634) от 8 февраля 2018 г.
Комментарии