Своя кровь

17.05.2018 
Количество показов: 160
«За все надо платить, мать была права», - думал Павел Никифорович, сжимая в руке бумажку с окончательным диагнозом врачей.
Зря он ехал в Москву: и здесь ему вынесли смертный приговор, жить ему осталось не больше трех-четырех месяцев. Ну что ж, надо ехать домой и подготовить завещание. Деньги его, притом немалые, недвижимость он даже не считает, должны перейти в надежные руки. Иначе вся его жизнь, его труды пойдут прахом… Он родился в конце 50-х прош­лого века в семье простых колхозников, семья была многодетной, он был самым младшим. Донашивал за старшими братьями их обноски, мечтал о том времени, когда у него будет достаточно денег, чтобы покупать собственную одежду. Он хорошо учился, и на семейном совете было решено: пусть Байбал учится, у него светлая голова, далеко пойдет. И он, действительно, пошел… Сначала по комсомольской линии, затем по партийной, анкета была очень хорошей: отец – фронтовик, семья трудовая, крестьянская, сам спортсмен и так далее… Как самый младший в семье, привык подчиняться старшим, и потому очень нравился высокостоящим – такой вот услужливый паренек. Его замечали и продвигали. Все выше и выше. После приснопамятного августовского путча, когда, казалось, вся страна пребывала в растерянности, ему тоже повезло: он получил еще более высокий пост. А когда начался всеобщий дележ государственной собственности, в народе именуемой приватизацией, сумел оттяпать солидный кусок, который был помещен в один из швейцарских банков. Не гнушался и крупными взятками, на которые открыл свое дело, естественно, на имя жены и прочих родственников. Но об его основном вкладе никто, даже супруга, не знал. Можно, конечно, сделать, как обычно – просто разделить поровну между женой и детьми, и каждому достанется немалое достояние. А заслужили ли они это? Жене, он знал, много не надо, достаточно и того, что останется – квартиры, дома за городом, машины, она всегда была скромной в своих притязаниях. Старший сын у них неудачный, как говорится, в семье не без урода: имеет склонность к алкоголю и азартным играм, все деньги спустит за очень короткий срок. Детей и жены у него нет. Дочь в школе подавала надежды: отличница, спортсменка. Но потом начались проблемы. Во-первых, выбрала легкомысленную, на его взгляд, профессию дизайнера, он хотел, чтобы она пошла на экономический или на юридический. Во-вторых, привела в дом этого охламона-спортсмена. Невооруженным взглядом было заметно, что каким-либо интеллектом тут не пахнет, что юноша абсолютно лишен элементарного чувства долга и легко поддается влиянию первого встречного. После первых же неудач будет обвинять всех, только не себя, затем впадет в долгую пьянку. Но дочь, ослепленная его смазливой внешностью, ничего не хотела слушать и настояла на свадьбе. Молодым купили в Москве квартиру, дали денег… Но семейная жизнь, как и прогнозировал Иван Никифорович, не удалась. Теперь дочь с сыном у них, зятя прогнали. Ей он уже больше не доверяет. Младший сын вроде не дурак, имеет хорошую специальность, недавно женился, имеет дочь. Но опять-таки не тот у него характер, чтобы возлагать на него такую ответственность. А наследство он получает только в том случае, если берет на себя заботу об остальных членах семьи до конца их жизни. Ну, за жену можно не беспокоиться, она была хорошей матерью, и дети любят ее. А вот что касается старшего сына, то тут у Ивана Никифоровича были сомнения. Он никогда особенно не слушался матери, которая всегда ему потакала, а после его смерти сын запьет окончательно, никто его особенно удерживать и возиться с ним не будет. В лучшем случае будут давать деньги, в худшем – выгонят на улицу и вычеркнут из своей жизни. Нет, младший сын слишком эгоистичен и приберет все к своим рукам. Иван Никифорович не был верующим и никому по большому счету не доверял, он не оставит свои деньги никаким общественным организациям и никаким фондам. По своему опыту государственного чиновника и казнокрада он знал, что львиная доля перечисленной суммы осядет в чужих карманах, а детям и инвалидам достанутся жалкие крохи. И потом, чужие дети и чужие несчастья его особо никогда не волновали. Только своя кровь получит его главное наследство. Так получилось, что из его законных наследников никто не достоин того, чтобы унаследовать такие деньги. Постой, ведь у него есть еще один ребенок, дочь, кажется… Была у него однажды связь на стороне, можно сказать, мимолетная. Он даже и не вспомнил бы, наверное, о ней, если бы однажды эта женщина не пришла к нему: мол, у нас общий ребенок, нужны деньги для лечения. Он тогда, помнится, был очень зол на кого-то, наорал на нее и выгнал, да и не поверил он ей тогда: родила, ничего не требовала и вдруг через несколько лет заявилась. Теперь он должен сам все проверить. Через неделю он все уже знал: да, это была его дочь, 26 лет от роду, экономист одного из банков, разведенная, имеет дочь трех лет, живет с мамой. Он уже полностью знал ее расписание: ровно в половине восьмого выходит из дому, садится в свою машину, едет на работу, приезжает домой где-то в восьмом часу. Сейчас пока живет одна, дочь с мамой уехали в санаторий на южное побережье Крыма. Для одинокой молодой женщины неплохое начало. Бывший муж, бездельник, не помогает материально, потому и развелась. Все это он узнал от словоохотливой соседки, которая любила сидеть на скамейке возле детской площадки. Видел и саму Ирину и каждый раз удивлялся прихоти природы: его незаконная дочь как две капли воды была похожа на свою бабушку, которую и в глаза никогда не видела. Такая же круглолицая и коренастая, тот же разрез глаз, тот же рост и, самое главное, та же походка – немного косолапая и грудью вперед. Его мать в деревне так и звали – Матайар Эруунэ, что по-якутски означало: ходит, выпятив грудь. И надо же, какое совпадение, что и зовут их одинаково. А характер, настойчивый, упертый, тоже от бабушки, а значит, от него. Это его дочь и по крови, и по духу. Так сказать, ирония судьбы. Если бы не болезнь и близкая кончина, он никогда бы не узнал о ней. Через полгода, ровно перед Новым годом, Ира Попова (по мужу) получила сберкнижку на огромную сумму денег на свое имя, в конверте больше ничего не было, кроме старой черно-белой фотографии, где была изображена сама Ира, вернее, женщина, как две капли похожая на нее. И еще через некоторое время Ирина Ивановна начала свой бизнес – отец в ней не ошибся.
Количество показов: 160
Выпуск:  №18 (2647) от 8 мая 2018 г.
Комментарии