Как юная удаганка наказала байского сынка

07.10.2018 
Количество показов: 49
Внучка знаменитой удаганки Урдуусы росла в бедности, видимо, потому  близко к сердцу принимала все тяготы, которые в те далекие времена ложились на плечи простых людей.
Храбрая, отважная девочка-подросток всегда вставала на сторону сирых и убогих, которых обижали все кому не лень: наслежный князек, местные богатеи-баи, батюшка, писарь и другие. 
Слава о том, что в наслеге подрастает внучка удаганки, которая со временем обретет настоящую силу и, возможно, даже будет сильнее всех местных шаманов, быстро распространялась по всему околотку.  Ее имя было у всех на устах. Это, конечно же, не нравилось местным богачам, надменным и гордым, которые привыкли к безоговорочному послушанию бедняков и хамначчитов: еще бы, какая-то чернь будет огрызаться в ответ на побои и пинки! Как-то после одного случая, когда девочка проучила одного бая, избившего своего работника до полусмерти, местная, так сказать, «элита» пожаловалась наслежному князьку: мол, девчонку-то надо проучить, пока хамначчиты  не восстали! Так и так, князек и сам побаивался строптивой девочки, обладающей магической силой и настроенной против богачей, поэтому послал надлежащую бумагу уряднику в город, чтоб прислали стражников, пусть забирают девчонку-смутьянку в городскую тюрьму и там разберутся. 
Через какое-то время в маленький наслег, где проживала наша героиня, нагрянули стражники.  Люди – от греха подальше – попрятались по домам и в страхе затаились. Но были все-таки смельчаки, которые хоть издали, но наблюдали за тем, что произойдет. А произошло, по их словам, следующее: солдаты с оружием в руках лихо подъехали на тройке лошадей к маленькому балагану и бесцеремонно влетели в него. Прошло всего несколько минут, как те же стражники, выпучив от страха глаза, теряя на ходу шапки, выскочили оттуда, повалились кучей в сани, и возница что было сил погнал лошадь в обратном направлении.  Что с ними случилось в балагане, что они увидели там, осталось тайной за семью печатями.  Родители же девочки об этом не распространялись. После этого случая князек и другие богатеи отступились от маленькой удаганки и больше ее не трогали, наоборот, всячески ее избегали. 
Беднота, конечно, радовалась втихомолку, чувствуя незримую силу своей защитницы. Однако у этих богачей имелись дети, которые не верили в чудесную силу маленькой девочки. Мол, чего ее бояться, такую сопливую еще, бегающую по наслегу в драной шубейке и заплатанных торбасах? Если эта девчонка действительно обладает таким даром, то почему она не разбогатеет?  Не все, конечно, но были такие избалованные донельзя оболтусы.  
В наслеге проживал великовозрастный сын местного бая по имени Куоста, так сказать, обалдуй из обалдуев. Он был широко известен тем, что родители в поисках невесты для любимого единственного чада объездили почти все близлежащие наслеги и улусы, но байские дочери, увидев щекастое и губастое  лицо потенциального жениха, даже на малую толику не обремененное каким-либо интеллектом, все, как одна, категорически отказывались выходить за него замуж. И – что греха таить? – в наслеге над бедолагой посмеивались, а поругавшись, каждый с превеликим удовольствием колол этим обстоятельством  своего оппонента. И тут самое главное было – вовремя дать стрекача, ибо от таких нелицеприятных речей Куоста зверел и  бросался  на языкастого обидчика с кулаками. 
К тому времени, о котором идет повествование, это был уже вступивший в мужскую силу здоровенный бугай. Как говорится, сила есть – ума не надо. Организм требовал своего, и Куоста повадился подстерегать девушек-хамначчиток, которые в поисках коров в одиночестве бродили по аласам или возвращались с вечерней дойки, ну мало ли забот у таких девушек? Он неожиданно нападал на бедняжку, затаскивал за косу в кусты и там насиловал.  И напрасно девушка умоляла и просила его не позорить ее, жестокое сердце байского сына не внимало их просьбам и плачу. Одна из таких опозоренных девушек понесла от него и, не выдержав позора, повесилась в ближнем лесочке.  Родные девушек жаловались местному начальству в лице князька, но тот просто прогонял несчастных бедняков с порога, типа лучше смотрите за своими сэлээрчэх* девками.  Жаловались и родителям великовозрастного оболтуса, но тоже безрезультатно. Мать с бранью и криками обрушивалась на них: мол, мальчик просто балуется, не убудет, мол, от ваших грязных девок!   
Слухи эти дошли и до маленькой удаганки Кэтии (в миру ее звали Екатерина), ее сердце переполнялось праведным гневом, и наказание ждало своего часа. 
Как-то девушка, живущая по соседству от семьи Кэтии, пошла вечерком в лес за хворостом. На ее несчастье, в том лесочке околачивался «мальчик» Куоста в ожидании следующей жертвы. А пока суть да дело, ловил евражек и подвергал зверушек мучительным пыткам. Заслышав шаги, он отбросил очередного зверька прочь  и перегородил дорогу обомлевшей от страха девушке.  И без лишних слов схватил ее за длинную черную косу и потащил в кустарник.  Девушка сначала умоляла, плакала, но насильник уже начал срывать с нее одежду. Внезапно ее озарило, она вспомнила о защитнице бедняков, девочке Кэтии. У нее появились силы сопротивляться, она царапалась, кусалась и в то же время взывала к удаганке:  «Внучка великой Урдуусы, защитница бедных, удаганка Кэтириинэ, помоги мне, спаси от этого негодяя, байского сына Куосты мою честь!» После таких ее слов вдруг, откуда ни возьмись, появился огромный вихрь, который легко поднял насильника с места, покружил в воздухе и что было сил шмякнул в самую середину близлежащего озера. Куоста, уже успевший спустить свои штаны, запутался в них, наглотался воды и утонул бы, если бы не был вытащен проходящими мимо сенокосчиками своего отца, которые, однако,  не сразу ринулись спасать байское дитяти, но потом все-таки один из них бросился в воду и выволок его на сушу.  
После этого рокового происшествия байский сыночек бросил свои мерзкие проделки, более того, вообще тронулся умом и стал кидаться с кулаками на собственных родителей. Испуганные родные тут же отправили работника за шаманом Суордаах, пообещав щедрую оплату его трудов. Тот, польстившись на это, прибыл, но в середине камлания наотрез отказался от дальнейшей работы. Сказал на прощание: идите к внучке Урдуусы, просите ее, это все ее проделки. Те, поругавшись вначале друг с другом на тему неправильного воспитания сынка, отправили за девчонкой, но та выгнала посыльного со словами: если, мол, они не хотят, чтобы сын попал в Ирээки бараах (сумасшедший дом), пусть обойдут всех обиженных сынком девушек и откупятся от них деньгами и попросят за него прощения.  Тогда, возможно, сжалюсь и, так и быть, сниму с него свою порчу. 
Родителям Куосты передали слова удаганки, тем  - что делать?! – скрепя сердце  пришлось исполнить условие маленькой удаганки. Самой же девочке отправили богатые дары.  После этого Куоста перестал кидаться на людей, стал тихим, спокойным, но все-таки полностью не излечился, не женился, не народил детей, постепенно став кем-то вроде деревенского безобидного дурачка.


Все материалы защищены авторским правом.
Сэлээрчэх- легкомысленный, гулящий.
Количество показов: 49
Выпуск:  №39 (2668) от 4 октября 2018 г.