Поборы или поддержка?

09.12.2011 
Количество показов: 252
В середине недели Общество «Знание» провело «круглый» стол по теме «Предотвращение случаев коррупции в образовательных учреждениях».
На повестке - один вопрос: есть ли поборы в школах?

Квазидобровольная традиция

Разговор получился интересным. Да и тема животрепещущая. Ведь, по сути, бесплатное образование у нас существует только на словах. И то, что с родителей в школах регулярно собирают деньги на юбилеи, ремонты классов, покупку штор, - это общепринятая норма. Платят все: богатые родители - деньгами, а бедные - кто чем может, вплоть до добровольной работы на благо школы. И куда деваться, если хочешь дать ребенку образование. И чтобы на него не тыкали потом пальцем…

Такая у нас традиция пошла еще с советских времен, а расцвела в голодные 90-е. И уходить никуда не собирается. И понятно, что учительство будет за нее держаться и, может быть, не открыто, но подспудно ее поощрять.

Премьер-министр Владимир Путин по этому поводу высказался предельно ясно еще в прошлом году: «Родители учеников даже добровольно не должны участвовать в финансировании содержания и ремонта школ, потому что это обязанность государства. Государство должно оплачивать весь процесс образования, содержание, ремонт школы, а также оборудования», - сказал Владимир Владимирович. По его словам, если речь идет о добровольных взносах, «то даже этого не нужно, потому что добровольность может вылиться в обязательную квазидобровольность». «Государство должно нести стопроцентную нагрузку за содержание и развитие образования», - подчеркнул глава правительства.

Мы развращаем молодежь

Господин Мартынов открыл заседание очень деликатно. Мол, мы собрались сегодня поговорить о коррупции, и один из ее элементов - это бытовая коррупция, так называемые поборы в школах, которые, может, и имеют место быть, а, может, и нет. Или под каким предлогом, соусом они нам преподносятся…

«А случаи в республике были со стороны заведующих, когда люди хотели устроить ребенка в детский сад, а им предлагали отремонтировать что-либо или приобрести для садика какое-то оборудование», - сказал, посмотрев на руководителя городского управления образования Евдокию Евсикову, главный якутский общественный обличитель коррупции. Евдокия Ивановна зябко поежилась. Мартынов поспешил ее успокоить: «Но такие случаи, по мне известной информации, минимизированы. Такая работа ведется четко. Я знаю, кто занимается этой работой. В управлении образования города пока особых случаев мы не видим», - сделал комплимент Андрей Андреевич.

Слово взял заслуженный юрист республики, почетный судья РФ и попечитель четырех школ республики Василий Васильев: «Коррупция - это иностранное слово, мы его долгое время не знали, хотя соответствующие статьи в уголовном кодексе были, - поделился своим прошлым опытом Василий Николаевич. – Здесь, как я понял, в основном сидят представители школ. Очень много вопросов у населения возникает по вопросу сбора денег с родителей школьников и воспитанников детских садов. Нельзя заниматься поборами. И есть законы, категорически запрещающие поборы. Однако, нигде, - тут попечитель раскрыл юридическую хитрость, - нет запретов, если общественное объединение, родительский или попечительский комитет по своей инициативе оказывает школе посильную материальную помощь. Но это все должно проходить на добровольной основе. Поэтому директора школ должны усилить работу попечительских советов и родительских комитетов. И ни в коем случае не должны вмешиваться в эту работу ни классные руководители или директора школ. Все должно исходить от инициативы самих родителей. И еще один аспект. У нас много вопросов возникает от родителей и учеников при организации выпускных балов. При нас таких пиршеств и торжеств не было. С кумысом и лепешкой за круглым столом с учителями посидели, отметили. А сегодня у наших детей запросы большие. Надо обязательно сшить костюм, выходное бальное платье, прогулка по реке не меньше чем на «Демьяне Бедном». Сами знаете, во сколько это обходится. Тут надо относиться с большой осторожностью. Здесь надо как-то продуманно вводить ограничительные меры. Мне кажется, это излишество. Развращаем молодежь.

Потом в отношении подарков. Ни для кого не секрет, родители собирают деньги, делают подарки учителям. Конечно, это дело благородное, дети должны выражать благодарность своим педагогам, но не путем преподношения дорогих подарков. Тем более что с каждым годом суммы на подарки увеличиваются».

«Хорошо, спасибо, - остановил юриста Андрей Андреевич, - я такой интересный пример приведу. Совершенно недавно еду по улице Лермонтова, где перед Днем учителя компания «Эпл Даймонд» поставила очень нехорошую рекламную растяжку: «Лучший подарок учителю - это бриллиант». Я был в недоумении, - поделился своим возмущением федеральный общественник, - и прямо хотел позвонить народному депутату, одному из учредителей этой компании. Было как-то не по себе. Как вызов родителям, заказ от самих учителей». Народ, выслушав историю, принялся на все лады склонять алмазную компанию, народного депутата и рекламистов.

Между молотом и наковальней

А между тем в дискуссию включились директоры школ. Слово взял директор школы № 23 Георгий Афонский.

«Тема, поднятая на дискуссии, сложная, и для нас, директоров, неприятная, - начал Георгий Афанасьевич. - В последнее время в СМИ часто поднимается этот вопрос о взятках, о поборах в школах. Но опускается самый главный момент: в школах сбор денег практиковался всегда. Другой вопрос, что сейчас крен делается на то, что образовательные учреждения получают из бюджета огромные деньги и эти деньги должны покрывать все расходы. Здесь сидят учителя, и они знают, что это не так. Не все, что выдается государством, покрывает расходы, которые несет школа. Прежде всего это зависит от наполняемости казны муниципалитета. И здесь возможности у школ разные. У нас остались школы, в которых практически не проводился капитальный и текущий ремонт двадцать лет! Ведь интенсивный капитальный и текущий ремонт школ идет только последние 5-6 лет. До этого деньги не выделялись. Материальная база общеобразовательных учреждений тоже разная. И естественно на покрытие всех расходов госбюджета не хватает. И мы, к сожалению, вынуждены обращаться к нашим попечительским советам, чтобы они помогли школе решить те или иные проблемы. В начале идет решение от родительского комитета класса. Идут конференции, всеобщее собрание, принимаются решения. Родители пишут заявления, что они добровольно сдают эти деньги. Мы объясняем ситуацию родителям, показываем сметы, публикуем на сайтах школы отчеты, сколько и на что выделены средства. Но все равно находятся недовольные люди. Думаю так, что мы находимся между молотом и наковальней. Наковальня - это наши родители, молот – органы государственного управления муниципального и регионального уровня. И понимаем, что если мы школу к 1 сентября не покрасим и не проведем ремонт кабинетов, то детей туда будет просто стыдно запускать…»

О бедном директоре замолвите слово…

Свое мнение выразил и директор школы № 15 Борис Горбатюк: «Во-первых, я бы хотел сказать, что мы отказались от так называемых прокуратурой, поборов! А что значит поборы? К примеру, на сегодняшний день в школе не организована охрана. Хотя есть закон, который требует организовать охрану детей, находящихся в образовательном учреждении. Но законы не говорят, за счет каких средств организовывать эту охрану. В бюджете на это денег нет. Управление образованием просчитывало, что в год нужно около 18 миллионов рублей. Все прекрасно помнят слова Владимира Путина, когда случилась беда в Беслане, – организовать охрану. И до сих пор никто ничего не делает.

На сегодняшний день многие родители обвиняют школу в коррупции. И никто не занимается теми, кто пишет эти доносы. А, как правило, пишут родители, которые не занимаются воспитанием своих детей. Когда дети находятся на определенной грани. И вот они всякой грязью, вы меня извините, готовы облить педагогический коллектив. А у нас стало модно чуть что в Интернет…

Я приведу пример такой, вот мы с родительницей одной судились. Три суда прошли за то, что ученик спровоцировал охранника, и он ударил ученика. Мать требует моральный и материальный ущерб в размере 600 тысяч рублей со школы и охранного агентства. В конечном результате городской суд выставил счет за моральный ущерб на 30 тысяч рублей ЧОПу и школе на 15 тысяч рублей, также судебные издержки солидарно - по 10 тысяч со школы и с охранного агентства, плюс 4 тысячи рублей пополам госпошлины. Какую цель этим преследовала родительница?

И последнее – мы заключаем договор с ЧОП на охрану. Но в законе прописано, что они не отвечают за жизнь и здоровье детей. Они только отвечают за имущество школы. У нас получается, что дети остаются в стороне – ни денег, ни нормального закона, который бы охранял детство. А директор школы несет ответственность за жизнь и здоровье не только в школе, но и на территории школы во время учебного процесса. Почему директор крайним остается? И если что-то случится нигде ни у кого не найдет защиту».
Количество показов: 252
Выпуск:  № 95 от 09.12.2011 г.
Комментарии