Тетя Дуня

14.03.2011 
Автор: Иннокентий Лукин
Количество показов: 291
К столетию Бетюнской школы односельчане попросили меня непременно написать о ком-нибудь из работников нашей школы.
Я сильно задумался, как, с чего начинать. О чем, о ком? Около месяца я не мог выбрать, о ком же лучше написать.

В школу я пошел в деревне Шмидт в послевоенном 1946-м году. Как холодная, вымерзшая школа отапливалась, становилась теплым гостеприимным углом, о чистоте внутри деревянного здания, о вкусной еде для интернатчиков, о создании условий для успешной учебы. Кто же этим занимался? Замечательная, добрейшей души женщина, наша старшая невестка – Лукина Евдокия Николаевна, больше известная в народе как Эдьиэй Дьэбдьиэй – тетя Дуня.

Евдокия Николаевна родилась в 1903 году в местности Тирбэх, ныне деревня Искра. Ее девичья фамилия была Сивцева.

Дьэбдьиэй вышла замуж за жителя Бетюна Лукина Гаврила Григорьевича. Они поселились в деревне Шмидт, ранее называемой деревней скопцов. В 1943 году Гаврил был призван на фронт, а в 1944 году Дьэбдьиэй получила известие о том, что ее муж пропал без вести. Четверо ее сыновей: Бонифатий, Мирон, Михаил, Илья – сполна нахлебались тяжелой сиротской доли. Бонифатию было тринадцать лет, когда отец ушел на фронт. Как старшему в семье ему пришлось бросать учебу и всю жизнь проработать конюхом, молодой человек был успешен в работе, не зря, я думаю, его наградили медалью со Сталиным. Мирон и Миша наравне со взрослыми работали в колхозе. Об этих парнях во время войны писала местная газета «Колхоз сирдьитэ» («Путь колхоза»), позже, в семидесятые, я писал о них в газете «Бэлэм буол» («Будь готов»). Мирон Гаврильевич работал инженером в основном аппарате такого крупного предприятия, как «Якутскэнегро», был рационализатором, выпустил книгу «Каждый киловатт-час – народному хозяйству». Илья Гаврильевич закончил физико-математический факультет ЯГУ и работал в управлении образованием Намского района. Умеющего хорошо разъяснять и обходительно обращаться с населением молодого специалиста скоро направили на руководящую должность. Он долго работал в райкоме, позже в администрации улуса. В мутное перестроечное время он был заместителем главы, приложил все усилия, чтоб уровень жизни в улусе не стал ниже. Сейчас он находится на заслуженном отдыхе, есть два сына с высшим юридическим образованием: Чыгыл и Айаал, которые сейчас успешно трудятся по своей специальности в городе Якутске.

Эдьиэй Дьэбдьиэй выполняла всю колхозную работу, дети, кто хватался за юбку, кто за руку, а кого ей приходилось носить на спине. Работала она на совесть, свидетелями того могут служить многочисленные грамоты, благодарственные письма и медаль «За трудовую доблесть». Перед самой Победой она работала в школе, говоря современным языком, техничкой. Растапливала несколько печек, заносила с улицы лед, кипятила воду, начисто мыла все классы и длинные коридоры, натоптанные множеством ног, готовила хлеб так, что хватало не только интернатчикам, но и всему населению наслега. Почему-то раньше школьных техничек называли сторожами. Может, потому что сторожили, следили за порядком, следили за безопасностью? И ведь действительно за тридцать лет работы Эдьиэй Дьэбдьиэй в деревянном, с печным отоплением здании не произошло ни одного возгорания. На самом деле старый, рассохшийся деревянный домишко, построенный еще скопцами, вспыхнул бы, как спичка, в одночасье уничтожив все здание.

В деревне Шмидт я учился в доме купца Аполлонова, где стояло 5 печек. Думаю, это было нелегкое дело растапливать огромный дом древесиной в такие долгие и лютые морозы, как у нас в Якутии. Когда старшие сыновья уехали в районный центр, с Эдьиэй Дьэбдьиэй остался младший сын Илья. Даже сейчас стоит перед глазами эта картинка: маленький раскрасневшийся Ильюша заносит с улицы поленья ростом с себя самого и помогает матери отапливать печку. Недавно Илья Гаврильевич рассказал мне: «В доме Аполлонова, в углу, где мы жили, была большая печь. Помню, мама все время готовила хлеб, а я ни зимой ни летом не отходил далеко от этой печки. До боли в спине помогал матери месить тесто».

До недавнего времени в новой Бетюнской школе имелись 17 печек-«голландок». Сколько было работы для пожилой Эдьиэй Дьэбдьиэй и его малолетнего сына Ильи.

Благодаря ей мы учились в Бетюне в теплом помещении, вкусно пахнущем хлебом. Поэтому я и написал эту статью, чтоб в истории столетней Бетюнской школы вспомнили это светлое имя – Эдьиэй Дьэбдьиэй (Евдокии Николаевны Лукиной), которая посвятила большую часть жизни этой школе.
Количество показов: 291
Выпуск:  Выпуск № 17 от 11.03.2011 г.
Комментарии