Из истории переписи

13.03.2010 
Количество показов: 434
Всесоюзная перепись населения 1937 года проводилась в тяжелейшие для страны годы.
Ее итоги так и не были опубликованы – их признали дефектными. Статистики были репрессированы как контрреволюционеры
и заговорщики, а не за подлинные или мнимые дефекты переписи. Вредительство же в переписи было присочинено, чтобы придать этим обвинениям видимость правдоподобия.

На эту перепись Сталин возлагал большие надежды. Она должна была продемонстрировать всему миру достижения страны социализма. Результат оказался ошеломляющим: прирост населения был небольшим, много смертей пришлось на тюрьмы, лагеря, голод и произвели эффект взорвавшейся бомбы. Иосиф Сталин вынужден был признать ее «вредительской» и засекретить ее результаты.

Основных причин было две. Первая – в результате переписи «прорисовались» страшные последствия голода 1932-1934 годов, когда страна потеряла, по разным данным, от 6 до 8 млн. человек. Причина вторая – «неправильные» данные о религиозных убеждениях населения, к которым привел «неправильный» вопрос в опросных листах. Он звучал примерно так: к какому вероисповеданию принадлежит опрашиваемый? Даже не сильно верующие люди отвечали: православный, мусульманин и т.п. По итогам переписи получалось, что в стране «воинствующего атеизма» собственно атеистов почти нет. Вопрос о вероисповедании навсегда исчез из советских переписных листов.

С тех пор в течение полувека перепись населения 1937 года считалась в истории советской статистики примером плохой организации, ненаучности и недостоверных данных. 17 января 1939 года была проведена новая внеплановая перепись, которая дала «правильные» результаты. Тем не менее, они так и не были опубликованы, поскольку ее организация была признана неудовлетворительной. В этой переписи впервые были применены специальные меры для повышения точности счета населения. Ее краткие итоги опубликовались в 1939-1940 гг., однако начавшаяся война не позволила завершить обработку всех собранных материалов.

Перепись 1939 года имела четкую цель: любой ценой показать рост численности населения СССР. Этой цели она достигла, но вместе с тем эти данные не давали общей картины, были разрознены и часто противоречивы. Видимо, понимая все некорректность проведения переписи и дефектность материалов, значительную их часть перевели в секретные фонды, а в открытую печать попали лишь некоторые цифры. Сохранившиеся предварительные результаты переписи по ряду показателей были опубликованы только в 1990 году.

Впервые в практике советского переписного дела ввелось уголовное наказание за уклонение от переписи. Был принят специальный негласный указ о розыске и учете при переписи бездомного и не прописанного в городах населения, скрывающегося в подвалах, котлах для варки асфальта, на чердаках, под мостами и т. д.

Между тем, перепись в Якутской АССР проходила по плану. По результатам переписи численность населения составила 413,8 тыс. человек, в том числе в городской местности проживало 111,5 тыс. человек (26,9 %), а в сельской 302,3 тыс. человек (73,1 %). По сравнению с предыдущей переписью численность населения увеличилась в основном за счет городского населения, на 124,7 тыс. человек, в том числе городского на 96,2 тыс. человек, а сельского – 28,5 тыс. человек.

Когда было завершено обобществление во всех отраслях, характер статистических публикаций изменился коренным образом. Цифровой рассказ о жизни людей уступил место отчетам о выполнении плана. Если попытаться определить, на какую категорию пользователей были рассчитаны статистические публикации того времени, то трудно ответить на этот вопрос. Для управленцев данные государственной статистики были слишком обобщенные для своих нужд, они могли использовать более подробную ведомственную информацию. Ученые, даже читая «между строк», мало, что могли почерпнуть для целей анализа состояния и перспектив развития экономики. Потребности граждан в информации вовсе перестали учитываться, и люди, зная, что они всегда увидят цифры выполнения и перевыполнения плана, к тому же лишенные выбора как главного стимула к изучению статистических данных, постепенно утрачивали к ним интерес. Укреплялось глубокое убеждение россиян, что «бумага все терпит». Свою лепту внесли и традиции цензуры, недостоверность данных учета, некачественное выполнение статистических работ, а подчас и прямая фальсификация данных.

Донельзя упрощенная после переработки схема переписи 1937 года, несмотря на устранение при переписи 1939 года некоторых наиболее явных ее методических недостатков, по существу осталась образцом для всех последующих переписей населения в стране, вплоть до наших дней.

ВС ВПН по Якутску
Количество показов: 434
Выпуск:  Выпуск "Эхо столицы" № 17 (1830) от 09.03.2010 г.