Через тернии к справедливости

03.02.2014 
Количество показов: 1541
Ни для кого не секрет, что в нашем городе погорельцы и жильцы аварийных домов решают свои жилищные проблемы годами.
И семья Анжауровых среди них является одним из рекордсменов, добиваясь справедливости и законных квадратных метров на протяжении 16-ти лет. И добилась таки! 28 января судья Якутского городского суда Наталья Иванова вынесла для многострадальной семьи справедливый «вердикт». Но обо всем по порядку.

Жертвы пожаров

Хотя иск в суд подали Татьяна Анжаурова с сыном Иваном, в этой истории пострадавших больше. Так как сама Татьяна по состоянии здоровья не могла ходить по инстанциям, все долгие 16 лет пороги обивала мать истицы – Галина Михайловна, которой сейчас 68 лет. Дочери на момент начала мытарств было 29 лет, а ее сыну Ване - семь. Сейчас парню 20 с лишним, парень буквально рвется в армию, готов даже судиться с военкоматом, но отдать свой долг родине он не может из-за отсутствия прописки, так как он с матерью, получается, бомжи. 

Первый пожар в доме, в котором они проживали, случился в ноябре 1998 года по адресу: ул. Северная, 2/3, где семья (в том числе и Галина Михайловна с опекуном – дальним родственником-сиротой) проживала по договору соцнайма и все ее члены были прописаны с июня 1996 года. 

Во время тушения пожара дом был весь залит водой, которая в ноябрьские морозы замерзла, коммуникации были отрезаны, и жильцы съехали кто куда. А в то время Татьяна с Галиной Михайловной работали в Техучастке, и руководство предприятия проявило чуткость и разрешило погорельцам временно заселиться в 3-комнатной квартире в соседнем доме по ул. Северная, 2/1. С тех пор семья стала исправно оплачивать все расходы по коммунальным платежам. 

В марте 2002 года Галине Михайловне родное предприятие предоставило 1-комнатную квартиру на ул. Б-Марлинского, 1/2., по соседству с Северной, 2/1, и женщина переехала в новый дом вместе с племянником.
В ноябре 2002 года Татьяна заключила договор соцнайма занимаемой ею с сыном 3-комнатной квартиры. Договор был заключен с Губинским округом и МУП «ЕРКЦ». И хотя дом был уже ветхим (в нем уже мало кто жил, постоянно дом затапливало, первый этаж пустовал), все же была крыша над головой на законных основаниях – по договору, а не временно. Но счастье продлилось недолго. 

В апреле 2003 года Анжауровы вновь становятся погорельцами. И вновь дом залили, и вновь все замерзло. Жильцам велели временно выехать, а участок, мол, выставляется на торги, кто снесет дом, тот и предоставит жилье. Татьяна с сыном переехали к матери, где ютятся в ее 1-комнатной до сих пор.

Затем с лица земли стали исчезать их дома – в 2004-м снесли дом № 2/3 по улице Северная, где Татьяна с сыном, помните, были прописаны. И до сих пор, хотя от дома давным-давно остались «рожки да ножки», в их паспортах значится именно этот адрес. При сносе дома никто не поинтересовался зарегистрированными в этом доме людьми, чтобы расселить их по закону. Объяснили, что, мол, «вас искали, но не нашли», с чем Анжауровы категорически не согласны: да вот ведь они рядом, в соседнем доме, руки только протяни, в околотке «каждая собака» знает их - и такая «отмазка». 

Дом № 2/1 на Северной после пожара долго стоял «бельмом на глазу», но и его очередь исчезнуть с лица земли настала осенью 2010 года.
Так как на момент сноса дома 2/3 Анжауровы фактически являлись нанимателями ветхого и аварийного дома № 2/1, что в нем даже запретили им зарегистрироваться, им сказали, чтобы ждали сноса этого дома по федеральной программе.

Так как семья стала дважды погорельцем, им везде обещали, что предоставят квартиру. Но одно дело обещать, другое – сдержать слово. Это про других говорится, что обещанного ждут три года, Анжауровы ждут его 16 лет.

Кто в доме хозяин?

Тот, кто когда-либо разрешал свой жилищный вопрос, прекрасно поймет Галину Михайловну, сколько времени, сил и средств она потратила, чтобы доказать власть имущим право дочери и внука на достойное жилье. Так как половина Якутска – ветхий деревянный жилой фонд, сочувствующих окажется гораздо больше, чем думается.

В поисках хозяина дома № 2/3 по улице Северная, где до сих пор прописаны ее дети, Галина Михайловна обошла все мыслимые и немыслимые инстанции. Так, ей стало известно, что сгоревший в ноябре 1998 года дом №2/3 принадлежал ФБУ «Ленское бассейновое управление водных путей». Через несколько месяцев после пожара - 16 июня того же года дом был передан на баланс города Якутска. Об этом свидетельствует распоряжение № 65р-1 от 16.06.1998г. за подписью тогдашнего исполняющего главы города Анатолия Скрыбыкина (ныне зам председателя правительства республики). Вместе с этим домом тогда город принял еще 21 дом. И дома эти были приняты на баланс во исполнение постановления правительства РС (Я) № 174 от 23 апреля 1996 года.

О том, что дом – «городской», также подтверждается вступившим в законную силу решением Якутского городского суда от 31 июля 2001 года, который отказал в иске некой К. к Техучастку о предоставлении жилья по причине, что дом принадлежит не Техучастку, а Окружной администрации Якутска. А, как известно, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением суда, вновь доказыванию не подлежат.
Таким образом, стало ясно, что дом №2/3 принадлежал городу. 

Что касается дома № 2/1, то и здесь было подтверждено, что он муниципальный, в 2007 году распоряжением правительства вошел в список подлежащих расселению и сносу ветхих и аварийных домов по республиканской целевой программе «Жилище» еще... в 2007-2009 годах. Так как на месте сносимого дома должен был быть построен объект ОАО «Сахатранснефтегаза» (именно ему достался освобождаемый земельный участок), между ним и ОАО «РИА» был заключен договор, согласно которому расселением должен был заняться последний – «РИА» - за счет «Сахатранснефтегаза». Сказано – сделано, и сейчас здесь красуется жилой дом с офисными помещениями «Сахатранснефтегаза» с адресом: ул. Губина, 5/2. 

Заколдованный круг

При расселении жильцов все получили свои квадратные метры. История умалчивает, все ли при этом были довольны новым жильем. И только семья Анжауровых осталась «за бортом» - все про них «забыли». Отмазка была очень удобной – нет прописки. А о том, что семья жила на основе договора соцнайма, исправно оплачивала все коммунальные услуги, прописать ее не могли из-за ветхости дома, никто не вспомнил при распределении жилья. И началось отфутболивание семьи.

Сначала объяснили, что квартиру должна приобрести Окружная администрация вместе с правительством республики и Минстроем. И между этими ведомствами началась долгая переписка, пока Минстрой вовсе отказал за отсутствием прописки.

ОАО «РИА», которое занималось расселением, «стрелки» переводит на мэрию и ссылается на отсутствие прописки.
ОАО «Сахатранснефтегаз» отправляет к «РИА», мол, расселение поручили им.
И после долгих мытарств (за это время у Галины Михайловны в разное время умерли сын и племянник-сирота) Татьяна с сыном за помощью обратились к юристам.

Представитель Анжауровых, юрист Денис Чистоедов:
- Первый дом был снесен в 2004 году. В то время, согласно ст. 92 ЖК РСФСР, жилое помещение обязана предоставить организация, кому принадлежал дом, либо Окружная администрация. Так и так, обязательства возлагаются на мэрию. По второму дому обязанность возлагается на правительство в силу ст. 86 ЖК РФ, как органу госвласти, принявшему решение о сносе. В связи с эти, в октябре 2013 года я обратился к четырем ведомствам с просьбой восстановить права и решить вопрос по предоставлению жилья. Но, так как до сих пор ничего не было предпринято, за помощью и защитой прав мы обратились в суд.

Надежда умирает последней

Затем был суд. В иске Анжауровых в качестве ответчиков вошли пятеро ведомств. По заявлению «Сахатранснефтегаза» в список шестым ответчиком суд уже добавил «Службу госзаказчика». Во время суда правительство «кивало» на «Сахатранснефтегаз», тот на «СГЗ», «СГЗ» на мэрию, на мэрию же «кивают» «Ленское бассейновое управление» и «РИА». Никто не хотел брать ответственность на себя, а значит, признать свою ошибку.
И сегодня обратившиеся в суд благодарят судьбу, что их дело попало к судье Наталье Ивановой, которая, как им кажется, 28 января справедливо вынесла свое решение – обязать ОАО «Сахатранснефтегаз» предоставить Анжауровой Татьяне Ивановне и Анжаурову Ивану Яковлевичу 3-комнатную благоустроенную квартиру площадью не менее 42 квадратных метров.

Мать истицы Татьяны Анжауровой – Галина Михайловна:
- Когда сносили дома, мы поверили властям, а теперь доказываем свое право, пишем во все инстанции, годами ждем от них ответа, ходим по судам. Моя дочь и внук до сих пор живут в моей квартире, будучи прописанными в давно снесенном доме, имея полное право жить отдельно в своем жилье. Ну где еще можно встретить такое? По состоянии здоровья дочь не может ходить по инстанциям, и все эти долгие 16 лет правды добиваюсь я. За эти годы постарела уже. За эти годы меня уже хорошо узнали несколько директоров ДЖО. Еще бывший руководитель Анна Александрова поручила своему подчиненному, чтобы он взял меня на контроль – «она давно ходит, возьми ее на контроль», мол, как только появится что-то, вспомнили обо мне. Потом Жарников. В конце-концов их же работник посоветовал найти хорошего юриста и уже с его помощью искать правды. Вот такая система жизни... Кошмар! Устала я уже...

Количество показов: 1541
Выпуск:  № 10 (2235) от 31 января 2014 г.
Комментарии