Эта страшная правда

25.03.2014 
Количество показов: 376
Мы все очень любим наших детей и желаем им только добра. Это аксиома.
Поэтому вполне логично, нам так хочется оградить их от любого зла, от жестокости и несправедливости, от суровой правды жизни.. Правда, во имя этой благородной цели нам часто приходится... ну, не то чтобы врать, а просто умалчивать или придумывать.

Например, умер хомячок или котенок, маленький любимец. Как сказать об этом ребенку, который еще не понимает, что такое «смерть»? И мы начинаем выкручиваться. «Он не умер, ведь смерти нет, правда, малыш? Он ушел жить в прекрасную страну, где живут только хомячки и котята». А бездомная собачка, которая обреталась у помойки и вдруг исчезла, вовсе не стала жертвой живодеров, и ее не пристрелили злые дяди (вам не захочется после таких слов, скрипя зубами и ругаясь нехорошими словами, выкинуть из дома вон телевизор)... «Просто пришла одна добрая девочка и увела ее домой». Ребенок счастлив. Вот только: «Мам, а почему не мы взяли собачку?»... И опять придется лгать. Чтобы не расстроить, сказав ему всю правду: что хомячок умер, собаку забрали соответствующие службы, чтобы она никого не укусила случайно (бешенство-то никто не отменял, да и весна, собачьи свадьбы), а я костьми лягу, но бродяжку с помойки в дом не приведу. Ну, вот как говорить малышу ТАКУЮ правду? Но что ждет ребенка, если мы никогда не расскажем ему, что в мире есть несправедливость, разочарование и боль? И если об этом надо рассказывать, то как именно?

Правда жизни, или долой Марка Твена?

Детей от этой жизни хочется как-то защитить, чтобы они раньше времени не увидели, к чему она в итоге приводит. Мы-то уж как-то привыкли, а вот они... Они маленькие. Нежные и трепетные. Легкоранимые. И если задуматься, что мы им сообщаем с помощью, например, книжек – просто сердце в пятки уходит. Вот в детстве мы зачитывались Марком Твеном, и только сейчас в голову приходит мысль: а ведь не отдавали себе отчета, о чем рассказывается в таком нежно любимых когда-то «Приключениях Тома Сойера». Несовершеннолетний из проблемной семьи, сирота, воспитываемый теткой, которая не гнушается физическими наказаниями и различает своего сына и бедного племянника, прогуливает школу, хватается немытыми руками за дохлых кошек и крыс, ночами с безнадзорным Гекльберри Финном бегает за преступными элементами в поисках сокровищ, скрывается на острове среди реки, подвергая свою жизнь опасности, три дня сидит в пещере с несовершеннолетней Бекки, целует ее и обнимает! «Мама, то есть он на ней женился?». Вот как ответить на такой вопрос? И хочется спросить автора: куда смотрит тетя Полли? Но каждый ребенок, прочтя «Тома Сойера», завистливо вздохнет: вот это жизнь... Ни тебе школы, ни тебе уроков и секций, целыми днями на улице – ну, подумаешь, ухо выкрутили или забор красить заставили. Невелика беда.

Сказать правду, или ложь во спасение

До определенного возраста мы еще можем уберечь детей от травмирующих моментов. Вот только вопрос: а какими мы хотим видеть их, когда они благополучно станут взрослыми? Смелыми, добрыми, ответственными, решительными – или осторожными, осмотрительными и трусоватыми? Хотим ли мы заботиться о них всю жизнь, опекая и контролируя каждый шаг, или предпочтем в старости спокойно принять их заботу?
В действительности родители сталкиваются с пытливыми детскими вопросами, которые касаются не только книжек или собачек-кошек-хомячков. И они тем сложнее, говорит психолог Светлана Заболотняя, чем больше касаются жизни членов семьи и событий, о которых не принято говорить. И проблема строится вокруг того, как сказать ребенку то, о чем говорить непросто: «Почему вы разводитесь?», «Почему у меня ДЦП?», «Почему не приходит папа?», «Откуда берутся дети?». Вопросов много, ребенок хочет полуить ответ, простой и понятный, а мы начинаем теряться, что-то выдумывать, чтобы смягчить правду. А стоит ли?

- Нужно просто и лаконично рассказать, не вдаваясь в детали и объяснительные теории. Однако такая рекомендация часто не устраивает родителей, которые мучаются опасениями: а как ребенок воспримет информацию? Опыт работы практикующих семейных психологов же показывает, что дети гораздо менее склонны переживать по поводу явного, чем скрываемого, легче переносят проговоренную правду, чем таинственную, обрастающую детскими догадками неправду. Прежде всего, важно признать, что детские ответы требуют ответа и должны его получить. Ясный ответ намного целебнее, чем добродетельное ограждение ребенка от горькой правды. Почему? Отсутствие ответа создает богатую почву для фантазии, вызывает ощущение чего-то плохого, страшного, опасного, что воплощается в соответствующих детских образах. На фоне подобного рода непонятных для ребенка ситуаций могут возникать страхи, кошмары, капризы, странные предрассудки и удивительные умозаключения. Атмосфера тайны создает впечатление того, что происходит что-то ужасное. И маленькие дети часто склонны воспринимать происходящее на свой счет, видеть в себе источник того, что происходит вокруг, поэтому могут испытывать мучения и чувство вины. 

- А как же учитывать возраст? То, что поймет десятилетка, не под силу четырехлетнему малышу...

- Конечно, важно учесть, что сможет понять ребенок в своем возрасте. При этом нужно привносить правду не только фактическую, но и эмоциональную, к примеру: «Ты, наверное, волнуешься, потому что слышал, как мы ночью ругались. Мне грустно из-за этого, поэтому я плакала. Но так бывает между мужем и женой. И это никак не связано с тобой и твоим поведением. Это наши с папой дела». Если кто-то умирает или покидает семью, ребенку тоже может быть спокойнее, если об этом можно говорить, и ситуация не обрастает табу молчания. Детям, которые спрашивают об отце важно сообщать, что он есть, что его место не пусто, что даже если отца нет рядом, то в принципе он есть. Где-то. 
 
Так почему родители боятся сказать правду? Светлана Заболотняя утверждает: этому есть несколько причин. 

Совет первый: «Маленький возраст – говорите проще»

- Казалось бы, ребенок слишком мал и не сможет понять всю сложность ситуации, которая сложилась. Он не имеет большого запаса интеллектуальных и эмоциональных ресурсов, чтобы осмыслить ситуацию во всей ее полноте, но ему достаточно очертить общие контуры, не драматизируя. 

Совет второй: «Освободиться от собственных эмоций»

- Родителям сложно дать простой ответ, потому что их переполняют чувства. И вместо того, чтобы сказать «У папы другая семья, и он не сможет приходить к тебе часто», мы говорим «папа глупый, плохой, ничего не понимает, кого потерял». Вместо «мы разводимся, наши отношения с мамой испортились, но ты здесь не при чем, это только наши дела», мама говорит, заливаясь слезами: «папа больше нас не любит и бросает ради другой тети». Вместо «дети так смотрят на тебя, потому что ты отличаешься от них, у тебя другая походка, им это непривычно, но это не твоя вина, все дети разные», родители говорят: «дети злые, вот они тебя и обижают. Значит они сами виноваты, сами дураки, больше не играй с ними». Отрицательных вариантов ответов множество, так же как и достаточно простых объяснений. Различные интерпретации, намеки, скрывающие обвинение, упреки, разочарование, досаду, обиду – вот то, чего действительно стоит опасаться в разговоре с ребенком. 
 
Совет третий: «Никаких мифических ответов!»

- Ребенок стал «почемучкой» и стал задавать слишком много вопросов. Родители боятся, что их со временем станет еще больше. Или, что еще хуже, ребенок призовет родителя к ответу, начнет использовать полученную информацию. Испуганный ребенок, которого оставили без предупреждения, может отреагировать настолько остро, что поставит родителей в тупик: «а почему вы ушли в кино? Вы же обещали меня никогда не оставлять одного. Вы обманули меня! Предатели!». Или: «Откуда берутся дети? Что происходит с аистом после того, как он принесет ребенка? Как ребенок попадает в живот?» - и «неудобные» детские вопросы смущают родителей. Но злоупотребления со стороны детей возникают чаще всего, если родительские ответы перегружены оценкой и отношением, а также носят «мифический» характер – например, «дедушка отправился на небо и теперь смотрит на нас». Поэтому задача родителя, когда он показывает ребенку темные стороны жизни, заключается в том, чтобы ребенок не придумывал лишнее и отнесся к ситуации адекватно. 

Совет четвертый «Не облегчайте ребенку жизнь своей ложью»

- Сталкиваясь с необходимостью поведать ребенку о тяжелых жизненных проблемах, родители умолкают, так как хотят оградить ребенка от «взрослых» проблем – не желают познакомить его с понятиями «смерть», «боль», «расставание», «болезнь», «тяжелые перемены». В сознании ребенка рождается множество искаженных, мифических историй, которые призваны облегчить ребенку жизнь, но только больше запутывают его в уже взрослой жизни. Проблемы в том, что детям дается нереальная надежда, а как результат - много неоправданных депрессий впоследствии. А ведь их можно было избежать, если бы, к примеру, больной ДЦП дочке вовремя просто, адекватно объяснили ситуации, не уверяя ее, что все будет просто отлично, и с ней обязательно произойдет чудо. Я столкнулась с таким случаем: до тех пор, пока девочка с ДЦП жила с мамой и папой, она практически не обращала внимания на свои дефекты. Переломный момент наступил, когда она поступила в институт: «Пока надо мной не стали смеяться на парах, я даже и не обращала внимания, что у меня проблемы с речью. Мне пришлось переспрашивать об этом у врача, а не у родителей, так как они продолжали мне врать, что все хорошо».

Оградить ребенка от трудностей жизни нельзя, но можно адаптировать к ним, а для этого важно говорить то, что есть, говорит Светлана Заболотняя. И самый надежный способ – это научить своих детей разумному взгляду на вещи и заложить в них реальный подход к жизни.

Количество показов: 376
Выпуск:  № 31 (2256) от 21 марта 2014 г.
Комментарии