Так ли актуально переименование улиц?

15.01.2012 
Количество показов: 562
26 апреля 2002 г. в Якутске состоялась конференция «Якутск в XXI веке», посвященная 370-летию столицы республики.
Материалы конференции вышли в том же году в книге «Якутск: история и современность». Статьи, включенные в книгу, рассказывают об истории столицы, ее развитии и современном положении. В этой книге была опубликована и статья В.П. Прокопьева «Происхождение наименований улиц и площадей г.Якутска». В ней говорится: «В республиканской печати неоднократно высказывалось предложение о переименовании ул. Пояркова. В. Поярков запомнился тем, что во времена присоединения края к России подверг истреблению часть ясачного населения Якутии и Дальнего Востока». Только ли Поярков запомнился таким?

В 2012 году будем отмечать 380-летие основания г. Якутска. В связи с такими праздниками, как всегда, снова и снова высказываются предложения о переименовании улиц.

Кто такой Василий Данилович Поярков? Землепроходец, мореход, один из первооткрывателей Дальнего Востока, «письменный голова». Именем Пояркова названа гора на Сахалине и поселок в Амурской области. В Якутске – улица. В «Якутской энциклопедии» читаем: «Но П. был слишком крут нравом и необуздан в своих действиях. По дороге, как жаловались 55 торговых и промышленных человек, он своих ватажников «бил и мучил и, пограбя у них хлебные запасы, из остроты вон выбил, а велел им чтить есть убитых иноземцев. И те служилые люди, не хотя напрасной смертью умереть, съели многих иноземцев, до оне же мертвых служилых людей, которые с голоду померли, приели 10 человек». Все это правда? Кто ответит утвердительно? Можно прочитать книгу В.А.Тураева «И на той Улье-реке…», изданную в 1990 году в Хабаровске. Он пишет: «Особенно много преувеличений, мне кажется, в описаниях «жестокости» сражения. Одни донесения сильно теряют свой зловещий оттенок при более пристальном описании тех же событий в других документах. Усомниться в других тоже есть немало оснований». Еще он пишет: «Нельзя не учитывать и другого обстоятельства. Казаки, в отличие от западноевропейских конкистадоров и колонистов в Америке, шли в Сибирь не за землей, а, следовательно, и не за скальпами тех, кому она принадлежала. Их интересовали, прежде всего, размер собранного ясака, и вряд ли они без особых на то причин рубили бы сук, на котором сами же и сидели. Писцовые книги свидетельствуют о неуклонном росте ясачного, то есть коренного населения в XVII и XVIII веках, на что в конечном итоге и была направлена официальная политика царизма в Сибири».

В Якутске есть улица, носящая имя Ерофея Павловича Хабарова. Кто такой Хабаров? Землепроходец и землепашец, промышленный и торговый человек, исследователь Восточной Сибири, сын боярский. Именем Хабарова назван край, город, поселок и железнодорожная станция. Еще раз процитирую В.А. Тураева: «История освоения Сибири и Дальнего Востока знает, безусловно и примеры неоправданного жестокого обращения казаков с местными жителями. Чаще всего в таких случаях вспоминают амурские походы Е.Хабарова, которые и впрямь являются далеко не светлым пятном в сибирской одиссее русских людей. Фольклор амурских народов до сих пор хранит многочисленные сюжеты об этом времени. Следует, однако, иметь в виду, что экспедиция Е.Хабарова была частнопромышленной. Она была организована по личной инициативе Хабарова и на средства якутского воеводы Д. Францбекова. Воевода, понимая, что Москва не одобрит подобной инициативы, в самый последний момент придал походу характер государственного предприятия: Хабаров получил статус приказного человека, ему была вручена наказная память. Все это, разумеется, нисколько не меняло откровенно грабительских целей экспедиции. Интересно, что из 900 человек хабаровские войска 700 были его «покручениками», то есть наемными работниками, и жили по законам ватаги – награбленную добычу «дубанили» (делили между собой). Государственные интересы не особенно беспокоили Е. Хабарова, главным для него оставалась нажива. Не случайно многие участники похода давали Хабарову однозначную оценку: «Государеву делу не радел своим нажиткам, шумам собольим».

Многие годы мы предпочитали не особенно распространяться о теневых сторонах амурских походов Е. Хабарова. Историческая правда требует, однако, объективного освещения деятельности этого землепроходца и, можно надеяться, что вскоре такие исследования появятся. Об этом землепроходце также пишется в книге «Якутия в XVII веке», изданной в 1953 г. в Якутске. Приведу выдержку из «Северной энциклопедии»: «В марте 1652 разгромил 2-тысячный отряд маньчжур и двинулся вверх по Амуру, собирая у местных жителей ясак. В августе на 3 судах из отряда Хабарова бежали 130 бунтовщиков, недовольных постоянными передвижениями, и срубили острог в низовьях Амура. Хабаров взял его осадой и жестоко наказал ослушников. Летом 1653 люди Хабарова собирали ясак по Амуру. В августе из Москвы прибыл царский уполномоченный с наградами участникам похода. За жестокость и лихоимство он отстранил Хабарова от руководства. В июле 1654 года Хабаров был доставлен в столицу. Спустя год царь вызвал Хабарова в «дети боярские», дал в «кормление» несколько деревень в Сибири, но на Амур возвращаться запретил. Между 1655 и 1658 Хабаров провел торговые сделки в Великом Устюге, отправился на Лену. В январе 1668 в Москве вновь просил отпустить его на Амур, но получил отказ. Вернулся на Лену и спустя 3 года умер в своей слободе в устье Киренги».

Еще необходимо вспомнить Михаила Васильевича Стадухина, землепроходца, арктического морехода, казачьего атамана. Он один из первых исследователей Северо-Восточной Якутии. Его именем названа улица в Якутске. В вышеуказанной «Северной энциклопедии» пишется: «По Колыме Стадухин поднялся до ее среднего течения, осенью поставил на берегу первое русское зимовье, весной 1644 – второе в низовьях реки, где жили юкагиры, позже названном Нижнеколымском. Собирая ясак с туземцев (эвенков), грабил их нещадно, дело доходило до кровопролитных стычек».

Я привел из литературы сведения о землепроходцах Пояркове, Хабарове и Стадухине, именами которых названы улицы в Якутске. Их имена увековечены и в других районах Сибири и Дальнего Востока.

Но вот что получается. В республиканской печати некоторые авторы неоднократно поднимали вопрос о переименовании улицы имени Пояркова. А почему молчат о Хабарове? Тогда надо переименовать и улицу имени Хабарова. Это у нас, в Якутии, такая шумиха. А в других регионах Сибири и Дальнего Востока? Что-то не слышно или не пишут о переименовании г. Хабаровска, Хабаровского края. Переименование – дело не простое, захотел сегодня – завтра сделал. Я лично не одобряю, когда поднимают вопрос о переименовании улиц, площадей, поселков… Например, как было выше сказано, Поярков один из первых первооткрывателей Дальнего Востока. Хабаров – исследователь Восточной Сибири. За это были увековечены их имена. Стоит ли вычеркнуть их заслуги? Может, прав В.А. Тураев, когда пишет: «Особенно много преувеличений, мне кажется, в описаниях «жестокости» сражений. И вообще вопрос о переименовании так ли актуален у нас? Лучше подумать о других актуальных вопросах, связанных с жизнью столицы. Таких как санитарное состояние города (мусор, грязь, бродячие собаки, гололед), ветхое жилье, автобусные остановки (нет скамеек, от дождя, жары не спасаться), посадка деревьев, тротуары и т.д. С другой стороны, не слишком ли мы стали увлекаться присвоением имен людей, не очень-то известных, улицам, школам, больницам… Почему такой критерий, как заслуги перед республикой, во внимание почти не принимается?

В. Л. Алексеев
Количество показов: 562
Выпуск:  № 2 от 13.01.2012 г.
Комментарии