«Я обращаюсь с просьбой открыть сердца»

24.03.2017 
Количество показов: 88
Обращения в редакцию из так называемого 17 квартала нашего города - одни из самых сложных. Данный квартал в Якутске, пожалуй, самый неблагоустроенный. Санитарные точки, представляющие собой участки земли посередине дворов, на которые выливаются помои, туалеты, в которые страшно зайти, серые лица прохожих, неухоженные дети, аварийные перекошенные «деревяшки» и безнадега, безнадега. Даже небо здесь кажется другим – свинцовым и мрачным.

Нас позвала с мольбой о помощи Лариса Ивановна Дабаева, коренная горожанка, жительница дома по адресу: Семёна Данилова, 14 корпус, 1. «Помогите найти справедливость», - просила она. Корреспондент «ЭС» приехал к ней в гости. Лариса Ивановна живет на втором этаже. Войти в квартиру довольно непросто: дверь перекошена, приходится протискиваться. Внутри дома небогато, но чисто, в небольшой квартирке проживают три человека: хозяйка, муж и внучка, девочка учится в школе, она сирота, находится на попечении бабушки. Скажу сразу, я много повидал аварийных домов, но мне было до зябкого страшно сидеть за столом у этой семьи. Не по себе, когда видишь отошедшие от балок стены, рушащийся по углам потолок, по которому идет волна, косой и прогнивший пол. У Дабаевых пачка документов, подкрепленных авторитетными независимыми экспертизами, проверками специалистов жилищного отдела гостройнадзора, СЭГХ, где везде написано: «Жить здесь нельзя, квартира в любой момент может обвалиться, и крыша, и пол, и жизнь жильцов находятся в непосредственной опасности…» Мы разговариваем с Ларисой Ивановной. Несмотря на проблемы со здоровьем, она достаточно активный в социальном плане человек, и о ее проблеме знает довольно широкий круг руководителей. И по большому счету ей уделяется больше внимания, чем остальным молчащим о своей беде жильцам, как, к примеру, людям, живущим на первом этаже, куда грозит провалиться квартира Дабаевых. К ней приезжал руководитель Департамента жилищных отношений Игорь Ткаченко, и лично повез смотреть новую жилплощадь, которую город был готов выделить этой семье в новом доме для аварийщиков в районе республиканского сборного пункта. Но бабушка отказалась, даже не став заходить в многоэтажку. У нее свои доводы: «Нам этот дом не нужен!» Не устраивает дорожная схема (как я понял про себя, ей больше не нравится перспектива жить рядом с собранными со всего города из самых неблагополучных домов новыми соседями, и она больше опасается за ребенка). Требования бабушки просты: дайте нам любое вторичное жилье или временную «деревяшку». Главное, чтобы она отвечала санитарным нормам с правом получить за свои квадратные метры при расселении Семёна Данилова, 14/1. «Это мой последний крик души, - говорит Дабаева, - хотелось бы, чтобы сердца чиновников открылись людям, проживающим в таких условиях. Власть не должна так поступать с рабочими людьми, пенсионерами, инвалидами». «А вы не боитесь, что вас не поймут такие же, как и вы, люди, - спрашиваю ее, - вы ведь отказались от хорошего предложения?» «Нет, - отвечает она. - Мне лишнего не надо, а то, что положено, пусть дают. Отказываясь, я сказала, пусть отдадут предложенную мне квартиру нижнему соседу – дедушке, он заслуженный, старый, больной, с одним глазом, мне ответили: нам есть, кому дать». Зашли мы и к нижнему соседу. Право слово, у него еще страшнее. Изначально стандартная по высоте квартира стала до того низкой из-за постоянных усадок, что высокому человеку здесь жить невозможно, будет упираться макушкой в потолок. Дед отгибает лист ДВП и показывает прогнившие насквозь несущие стены, в углу плещется черная, тухлая вода, и я ухожу из этой печальной обители зыбких надежд.
Количество показов: 88
Выпуск:  №11 (2588) от 24 марта 2017 г,
Комментарии