К Международному дню театра

Àртисты Саха театра… Несколько поколений артистов, выпускников Щепкинского театрального училища вот уже многие годы покоряют наши сердца!
К театру меня приобщила мама, простая малограмотная якутская женщина, пронесшая любовь к театру через всю свою жизнь и передавшая это чувство мне, своей единственной дочери.
Мое первое знакомство с Саха театром и театром вообще произошло в далекие 60-е годы. Мы жили тогда в Сайсарах. Мама впервые повела меня в театр.  Перед спектаклем мы гостили у маминой подруги, которая жила рядом с театром. Все в этом доме для меня было в диковинку: ванная, туалетная, потолок, до которого можно было дотянуться, только встав на лестницу, огромные окна, много комнат… Мы пили чай, угощались пирогами. Хозяин дома был очень гостеприимный, веселый, даже забавный. Все время меня расспрашивал: «А не усну ли я во время спектакля?» Я не помню, что я ответила тогда, мне и лет-то было всего 5 или 6, хотелось быстрее соскользнуть и пойти играть с ребятишками, благо, их было много в доме.
Спектакль начался. И вот на сцену вышел негр. Мама дернула меня и спросила: «Ты знаешь, кто это?» Я замотала головой. Мама засмеялась и прошептала: «Это же дядя Митя, мы только что были у них и пили чай». Я не верила своим глазам и ушам. Этот спектакль я запомнила на всю жизнь.  «Отелло» с Дмитрием Фёдоровичем Ходуловым в главной роли.
Бинокль, балкон, благодарный зритель, буфет. Да, да. Наш  милый и очень уютный буфет в старом здании театра на Каландаришвили. Билеты. Очередь за билетами была почти всегда. Их приобретали заранее. Перед премьерой можно было встретить людей, стоявших в поисках лишнего билетика около автобусной остановки.
Великие  Ходулов, Кычкин, Слепцов, Петров, Спартак Федотов, Александра Иванова, Мария Канаева, Татьяна Мыреева, Анна Кузьмина… Что не имя – история.
Гипнотическое воздействие отдельных спектаклей объяснить невозможно. «Хаарыан хампа куех кытылым», «Добрый человек из Сычуани», «Ини-бии», «Сайсары» я смотрела по несколько раз, и каждый раз выходила из театра совершенно потрясенная.
Дверь. Большая, массивная, входная. На дворе декабрь, туман, страшный холод, открываешь эту дверь и как будто оказываешься в другом мире, где разыгрываются драмы, полные страсти…
Есть в Саха театре артист, спектакли с участием которого я стараюсь не пропускать. Это Ефим Степанов. Просто обожаю. Необычное амплуа артиста поражает. От подростка до старика, от бедняка до короля, от комедии до трагедии. Ему подвластно все.
Жаль, что не смогли сохранить старое здание Саха театра. Как-то равнодушно превратили его в «Чароит», а потом передали епархии. А можно было бы отреставрировать его и открыть в  нем музей театрального искусства республики, с небольшим камерным залом для встреч с артистами, художниками…
Заботливо храню старые программки.  
Интерес к театру к осени зашкаливает. Что нового ждет нас в этом театральном сезоне? Вот вопрос, который стоит перед самыми преданными поклонниками театра. 
Как-то поймала себя на мысли, что молодежь-то, оказывается, в театр ходит, и это радует.
Люстра. В старом Саха театре была огромная люстра. Ее мерцающий, волшебный, хрустальный свет буквально обволакивал зрительный зал и переносил в другое измерение.
Мне посчастливилось видеть спектакли разных театров: в Москве, Ленинграде, Волгограде, Благовещенске, Владивостоке, Прибалтике, Киеве…  Конечно, сравнивала. И всегда это сравнение было в пользу нашего театра.
Носовой платок. Может ли отдельный предмет жить на сцене своей отдельной жизнью? Может. Если он в руках мастера. Таким был Афанасий Прокопьевич Петров. Силой своего таланта он превращал обычный носовой платок в действующее лицо спектакля. Вот он мнет в своих руках этот платок, вытирает пот, надевает на голову, завязав узелочком концы платка, и мы чувствуем знойное лето, и перед нами мягкий, слегка добродушный, смешливый старец. Вот входит, размахивая платком, деспотичный, властный, расчетливый кулуба. Прошли годы, и я теперь с высоты своего возраста понимаю, что платок ему нужен был просто как пожилому человеку, но преклонение перед его мастерством, талантом перевоплощения, которым он владел в совершенстве, осталось навсегда. Единственный царь и владыка сцены, прямо по Станиславскому.
Однажды я попала на творческий вечер Зои Багынановой. Я очень люблю  стихи в исполнении Аллы Демидовой. Могу слушать часами. Совершенно потрясающе читает Зоя Багынанова. Какая память, эрудиция, чувство меры и вкуса! Она, несомненно, «штучный экземпляр», уникальное явление нашего театра.
Смена поколений. Ряды ветеранов сцены редеют. Годы бегут, берут свое. Это неизбежно. Но на смену приходит молодежь: дерзкая и талантливая.
Театр будущего. Каким я его вижу. Национальным, прежде всего. Главное не затеряться в этом театральном многообразии. Спектакли всех наших театров  на импровизированной, подсвеченной сцене Старого города...
Хочу долгими зимними вечерами смотреть спектакли Саха театра, сидя в кресле, с чашечкой горячего ароматного чая у себя дома. По Интернету.
Цель. В перспективе. В целях популяризации театрального искусства необходимо создание своего печатного издания, журнала, яркого, красочного, на качественной бумаге.
Часы пробили полночь. Я на одном дыхании закончила свое повествование.
Шедевры мировой классики должны быть в репертуаре Саха театра.
Щепкинцы. Пора поставить памятник первым выпускникам щепкинцам-артистам, сделавшим имя и славу Саха театра.
Успехов и удачи артистам Саха театра! Энергии и сил всему коллективу Саха театра!
Юношеского задора и оптимизма на долгие годы!

Татьяна Иванова, коренная горожанка, с любовью к театру!
Количество показов: 84
Выпуск:  №11 (2588) от 24 марта 2017 г,
Нашли опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter