Как "Золото Якутии" прельстил долгострой - 2

Как "Золото Якутии" прельстил долгострой - 2
«Эхо столицы» продолжает публикацию серии материалов о вкладчиках, обманутых различными кредитными, ипотечными кооперативами.
В прошлом пятничном выпуске мы писали о судьбе людей, вложивших личные средства в строительство дома № 55 по проспекту Ленина.

Все золото, что выгодно

Напомним читателям, что процедура банкротства по имуществу ЖСПК «Строим вместе» (именно этот кооператив под председательством Михаила Ермолаева, бывшего учителя истории, долгие годы пытался построить дома 55, 55/1 по пр. Ленина, а на деле все завершилось банальным «кидаловом» дольщиков) подходит к завершению. Согласно принятому общим собранием кредиторов решению, люди, внесшие восемь лет назад деньги на строительство дома и так и не дождавшиеся вожделенных квадратных метров, получат кто 97% от «бывшей будущей» квартиры, а кто только 16%... И это в недострое. Притом, что дальнейшая судьба дома неизвестна никому.

Правда, в свете последних событий говорить о том, что будущее здания так уж туманно, не приходится. Как мы писали в прошлом пятничном выпуске «ЭС», на площади в недостроенном доме претендует крупнейшее в республике золотодобывающее ювелирное предприятие ОАО «Золото Якутии» (бывшее ОАО ИФ «Сахаинвест»). И если руководство ТАКОЙ структуры во что-то вкладывает свои средства, то само собой напрашивается вывод: «Ой, не зря, не зря!».

«Золото Якутии» решило обзавестись еще одним зданием в центре города? При любой другой ситуации желание вполне объяснимое, логичное и даже благое. Но, если это делается вразрез с правами дольщиков ЖСПК «Строим вместе», которые, еще раз напомним, уже полностью рассчитались с кооперативом за свои квартиры, то действия «Золото Якутии» выглядят по меньшей мере некрасиво.

Так что, если перефразировать известную поговорку, для «Золото Якутии» все золото, что дает хоть какую-то выгоду…

Больше долг – больше прав

Сегодня бывшие члены кооператива «Строим вместе» бьются за то, чтобы принадлежащие им по закону квадратные метры в доме 55 по проспекту Ленина не реализовались через торги как конкурсная масса, то есть как имущество ЖСПК «Строим вместе», выставляемое на продажу.

Как мы уже писали в первой части материала, когда составлялся реестр требований кредиторов должника, ОАО «Золото Якутии» доказало в суде, что «Строим вместе» должен им 14,5 миллиона рублей. Вышло так, что, коли кооператив должен «Золото Якутии» 14 с половиной миллионов, соответственно ему отходит пять квартир (!), а людям, которые уже оплатили их строительство, остается, согласно их долям, лишь по куску площади дома. Таким образом, кому-то достается квартира (пусть и недостроенная) целиком, а кому-то – лишь площадь, сравнимая по размерам с туалетом.

«Почему «Золото Якутии», «Авангард» и остальные не судятся с Ермолаевым (председатель ЖСПК «Строим вместе»)? Ведь он их должник, а не мы. Почему они претендуют на наши квартиры?» – задаются вопросом бывшие члены кооператива.

За ответом мы направились к заместителю генерального директора ОАО «Золото Якутии» Владиславу Тресвятскому, который также является членом комитета кредиторов – органа, которому с подачи членов комитета и конкурсного управляющего Глеба Громова переданы полномочия по продаже и распоряжению имуществом должника.

– Владислав Анатольевич, каким образом ЖСПК «Строим вместе» оказался должником ИФ «Сахаинвест» затем и ОАО «Золото Якутии»?
– Кооператив в свое время заключил договор подряда на строительство дома с нашей дочерней фирмой ООО «Монтажник». Так как на тот момент у фирмы не оказалось достаточно средств, мы выдали ей займ для приобретения строительных материалов и прочего. «Монтажник» выполнил свою работу на сумму 12 миллионов рублей, а «Строим вместе» не расплатился с ним. Все просто. «Сахаинвест» также был пайщиком кооператива, мы претендовали на квартиру в этом доме, выплатили 2,5 миллиона. Но, как вы уже знаете, не увидели ни денег, ни квартиры.

Все документы, доказывающие, что кооператив нам должен, мы в Арбитражный суд РС (Я) предоставили. Более того, мне директор «Монтажника» говорил, что «Строим вместе» проводил экспертизу, согласно которой наша дочерняя фирма проделала работу больше, чем на 12 миллионов.

– Действительно ли арбитражный управляющий Глеб Громов был членом наблюдательного совета ОАО ИФ «Сахаинвест»? Если да, то в этом случае у вашей компании более чем выгодное положение…
– Если Громов и был членом наблюдательного совета, то это было давно. И вообще арбитражный управляющий не может влиять на решение собрания кредиторов, итоги голосования по тому или иному вопросу (на самом деле г-н Громов вышел из состава наблюдательного совета ИФ лишь в мае 2008 года, а конкурсное производство было открыто в апреле этого же года. Таким образом, есть все основания предполагать наличие взаимного «интереса» между арбитражным управляющим и ОАО «Золото Якутии» - прим. авт.).

– Кстати о комитете кредиторов, членом которого вы являетесь. Каким образом он был избран? Пайщики жалуются, что туда вошли сразу два представителя компании «Сахаинвест». И при голосовании по каким-либо вопросам стало ясно, в чью пользу будут приниматься решения…
– Действительно, в комитете два представителя нашей компании – я и Жирков, который вошел туда вместо Игнатьева, также бывшего работника «Сахаинвеста». Выборы комитета кредиторов осуществляются кумулятивным голосованием. Избранными в состав комитета кредиторов считаются кандидаты, набравшие наибольшее число голосов.

– Я так понимаю, у кого больше кредиторской задолженности, у того и голосов больше…
– Да, так и есть.

– Какие вопросы решает комитет?
– Он представляет интересы конкурсных кредиторов, осуществляет контроль за действиями конкурсного управляющего, рассматривает текущие вопросы и поступающие заявки по объявленным торгам.

– А как получилось так, что кому-то досталась целая квартира и не одна, а кому-то - лишь половина или четверть?
– Я понял, к чему вы ведете. Скажу так: распределение паев на квартиры решается общим собранием кредиторов. Решение собрания кредиторов по вопросам, поставленным на голосование, принимается большинством голосов от числа голосов конкурсных кредиторов, присутствующих на собрании кредиторов. Так что все получили в два раза меньше, чем вложили.

– А сколько голосов у «Сахаинвеста»?
– 30%.

– Какой выход из сложившейся ситуации вы видите?
– Или продать конкурсную массу, то есть квартиры, или же распределить площади между кредиторами, а затем достроить дом. Но чтобы достроить, необходимо вложить еще порядка 20 миллионов. Пойдут ли на это люди, неизвестно.

– Владислав Анатольевич, зачем такому предприятию, как ваше, такие проблемы? Могли бы просто взять и отказаться от претензий. Тогда у простых людей, которые отдали за эти квартиры последние деньги, было бы больше шансов.
– Вы поймите, мы такие же кредиторы, как и все. Мы также пострадали от действий ЖСПК. Да, возможно, мы могли бы отказаться, у предприятия есть определенная благотворительная политика, которая распространяется, к примеру, на детские дома. Но мы морально не готовы отказаться от вложенных нами 14 миллионов рублей.

Кредиторы разделились

Как мы уже писали, бывшие пайщики, а ныне, кредиторы «Строим вместе», недовольны работой арбитражного управляющего Глеба Громова. Одна из главных претензий состоит в том, что он как бывший член наблюдательного совета «Сахаинвест» заинтересован, чтобы компания получила свои долги в максимальном объеме. Именно для этого, считают люди, он внес в конкурсную массу их квартиры, за которые вкладчики уже расплатились с кооперативом.

«ЭС» побеседовала и с Глебом Геннадьевичем.

– Вообще, на мой взгляд, проблемы начались из-за, скажем так, гражданской войны между двумя группировками вкладчиков. Кто-то был за Ермолаева, кто-то за Васильева (еще один бывший председатель ЖСПК «Строим вместе»). В итоге с 2006 года строительство не велось. ООО «Сокол» и одно физлицо подали заявление на банкротство. Арбитражный суд РС (Я) их заявление принял и назначил меня временным управляющим. Суд, рассмотрев заявления кредиторов (среди них был и «Сахаинвест»), принял их условие. Так вот, я подавал апелляцию, чтобы эту компанию не вносили в реестр должников, но они сумели доказать все свои расходы. А вообще вся процедура банкротства основывается на том, что ни один кредитор сам лично решение принимать не может, только общим собранием. Да, я в свое время работал в «Сахаинвесте», но, узнав, что мою кандидатуру выдвинули в перечень арбитражных управляющих, написал заявление о выходе из состава наблюдательного состава. И вообще я был единственным, кто был против того, чтобы внести в реестр должников «Сахаинвест» и «Авангард».

– Это правда, что поступала заявка на покупку всех 23-х квартир за 3,3 миллиона рублей?
– Да, это так. Комитет кредиторов принял решение заключить договор. Договор был заключен, но оплата так и не прошла.

– Я слышала, что три квартиры были реализованы за 1,6 миллиона рублей…
– Да. Было решено удовлетворить эту заявку, а поступившие средства направить на текущие расходы.

– На оплату работы конкурсного управляющего?
– Не только. Ведь я не один работал, а нанимал специалистов.

– Как сейчас разворачивается ситуация?
– Кредиторы разделились на две группы. Одни настаивают на том, чтобы мы передали дом на безвозмездной основе государству, то есть городской администрации, мол, государство достроит или возместит им суммы. А другие, государству не верящие, предпочитает взять хоть что-то. 68% за то, чтобы было возмещение равными долями от каждой квартиры. Первая группа подает жалобы во всевозможные инстанции: Арбитражный суд, регистрационную службу, прокуратуру, федеральный суд.

Дом без разрешения

Мы решили обратиться в Департамент архитектуры и градостроительства ОА с вопросом, есть ли у администрации города какие-то планы относительно дома 55 по проспекту Ленина?

Алексей Копырин, главный специалист департамента:
– Мы в свое время искали инвесторов, но строительные компании, узнав, сколько человек претендует на квартиры, тут же отказываются. Ведь у этого дома нет ни разрешения на строительство, ни заключения госэкспертизы. Только аренда земельного участка. Мы предлагаем всем пайщикам объединиться и вложить дополнительные средства на достройку дома. Другого выхода нет. Вопрос обсуждался на уровне правительства республики, Минстроя – везде пришли именно к такому выводу. Город готов пойти навстречу по арендным платежам за земельный участок, но финансировать дальнейшее строительство нереально.
Количество показов: 1717
Автор:  Мартынова Ирина
Выпуск:  Выпуск "Эхо столицы" № 22 (1835) от 26.03.2010 г.
Нашли опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter