О любви к «халяве» и социальной справедливости

03.06.2013 
Количество показов: 6318
Как бы кощунственно это не звучало, но для кого-то ежегодный паводок - это страшная беда, а для кого-то – регулярная халява.
И не потому что одни - однозначно хорошие, а другие - конкретно плохие. Просто жизнь такая, и у каждой медали есть две стороны.
В этом году от паводка в Якутии пострадали около 4 тысяч человек. В 16 населенных пунктах республики затоплено 1169 домов. В подавляющем большинстве это сельчане. Именно в деревнях большая вода прошлась ледяным катком по домам, подворьям, огородам. 

О помощи от чистого сердца

Деревенским сегодня очень непросто. Можно из дома вынести все ценное. Но если от воды рухнет подмокшая печь, только она одна принесет немалые проблемы. Попробуй, найди в улусе годные кирпичи, трезвого печника и деньги, чтобы ему заплатить. Тем более, если у мастера заказов на весь год, и он, пользуясь моментом, может ломить цену выше, чем печная труба... А ведь печь - это одна из многих, причем не самых крупных потерь, которые оставляет после себя паводок.

Есть такой нравственный момент, как оказание добровольной безвозмездной помощи пострадавшим гражданам. Если положить руку на сердце, не многие у нас ее оказывают. А если и оказывают, то далеко не все добровольно, а больше по разнарядке сверху – перечислить однодневную зарплату в фонд помощи пострадавшим и точка. Не всем это нравится. Не каждый чувствует свою социальную отвественность за пострадавших. Мол, кто-то каждый год наступает на одни и те же грабли, а я должен платить. Пусть государство раскошелится, если не может разобраться с заведомо затапливаемыми территориями. А у меня, скажет такой, может и на свои неотложные проблемы зарплаты не хватает... И его можно понять.

Гневное письмо

Одна такая нравственная дилемма возникла, когда после паводка в селе Тулагино начали записывать пострадавших на получение жилищных сертификатов. История началась с письма руководителю администрации Тулагино-Кильдямского наслега Виктории Шариновой от жителей по ул. Улуннахская. 

«Мы, жители, проживающие по адресу: с. Тулагино ул. Улуннахская, возмущены тем, что гражданка Андросова-Андреева Анна Михайловна после каждого весеннего паводка получает материальную компенсацию пострадавшим вследствие весеннего паводка. Жилой дом, по которому она получает компенсацию, представляет собой летнюю постройку-кладовку. Гражданка Андросова-Андреева Анна Михайловна никогда не проживала по данному адресу, до выезда в г. Якутск она до 2005 жила в каменном доме в с. Тулагино.

Убедительно просим Вас разобраться в ситуации, так как мы, постоянно проживающие, знаем, что материальная помощь выдается тем, кто имеет капитальный индивидуальный жилой дом и постоянно проживает в этом доме»
23.05.2013г. (снизу прилагается 10 подписей)

Произвол или нет?

Здесь стоит сказать, что на имя главы Якутска в городской прокуратуре лежит другого рода письмо-жалоба от гражданки Анны Андросовой–Андреевой о том, что ей, как пострадавшей, всегда выдавали материальную компенсацию. А в этом году из-за произвола местных властей в компенсации отказано. 

Причем женщина рассчитывает не только на материальную помощь, компенсирующую ущерб, но и на государственный жилищный сертификат, исходя из площади подтопляемого дома, это 21 квадратный метр, который должно оплатить государство по средней стоимости квадратного метра в новом жилье. 
 
Кто-то тонет, а кто-то получает?

Для того, чтобы разобраться в том, кто здесь прав, мы приехали в Тулагино к главе местной администрации Виктории Шариновой. Она показала все документы, в том числе и заявку на жилищный сертификат, к которой были приложены фотографии подтопленного дома. К слову сказать, на фотографиях дом, обозначенный соседями как кладовка, выглядит как весьма солидная деревенская изба.

По словам Виктории Михайловны, она, как должностное лицо, беспристрастна и будет выполнять любое решение комиссии, решающей вопрос выдачи материальной помощи и жилищных сертификатов. Ей жалко и Андросову-Андрееву, которая всю жизнь проработала в Тулагино бухгалтером. Но притом, она прекрасно понимает и возмущение жителей улицы. Деревня маленькая, здесь все друг друга знают, тем более, на улице, которую на протяжении последних лет регулярно затапливает. И всем прекрасно известно, что Андросова-Андреева в этом доме никогда не жила. А использовала его как летнюю кухню. «И вообще, - говорит она, - вы не смотрите на фотографию, то, что на ней, и то, что в реальности, - это совершенно разные строения. Я даже не представляю, как так можно сфотографировать кладовку, чтобы она выглядела как жилой дом.. Здесь даже печная труба на фото торчит. Когда в доме нет и не было печки и, соответственно, трубы... Газа тоже нет. При этом требует и получает она материальную помощь регулярно, когда реально страдающие от паводка семьи не могут на это даже надеяться. Просто человек в свое время смог оформить эту кладовку как дом, получить на него адрес, прописать себя и детей. А другие свои дома оформить не смогли. Потому у нее есть право требовать за свой сарай чуть ли не квартиру в городе. А у семей с маленькими детьми, которые живут по той же улице в гниющих от сырости домах, такого права нет и вряд ли будет. И как бы получается, что страдают то, по сути, они, а дивиденды имеет Андросова-Михайлова. Не справедливо как-то. А если она получит, люди, что, начнут требовать деньги за огородные хозяйства? Ведь все тонут, и никто не получает...»

На фото хоромы, по рассказам кладовка…

Приехали мы с главой на место. Дома на улице Улуннахская нестандартные, фундаменты подняты выше на метр, а то и на полтора. Но топит в паводок все равно всех по самые окна и выше. Вот он - искомый дом, на калитке висит амбарный замок. Выходим ко двору со стороны соседей. Здесь к огородам близко подходит озеро. На участке у Андросовой–Андреевой кучи песка, балбахов, видно хозяйскую руку, но ступить здесь нельзя, ноги в огороде сразу уходят по колено в жидкое земляное месиво. 
 
Действительно, назвать то, что стоит на участке, капитальным строением, не повернется язык. У добрых хозяев так выглядят, разве что, летние кухни или хотоны. Хотя это строение по адресу: улица Улуннахская, 2/2 оформлено в БТИ как полноценный жилой дом, есть копия домовой книги с пропиской. Спорить тут не о чем, все налицо. 

У соседей, тем временем, во дворе бегают малые детишки, вода уже спала. «Летом, - говорит соседка Андросовой–Андреевой, - стараемся у себя не жить, слишком в доме сыро, дети начинают болеть. Но зимовать приходится. Деваться некуда». Соседка ни о каких сертификатах даже не мечтает. Нет прописки. Живет одна, воспитывает двух детей.

Дойду до прокурора

Уже в Якутске мы встретились и с хозяевами злополучной кладовки. Анна Михайловна производит впечатление пожилого, уставшего человека. Она инвалид второй степени, воспитала без мужа двоих сыновей. Старший работает в районе на неплохой должности. Младшего ждут из армии. В Тулагино она работала с 1978 года до самой пенсии. Устроилась в совхоз бухгалтером-расчетчиком сразу после окончания сельхозтехникума. Действительно, она жила в каменном доме. Участок получила в 1987 году по линии совхоза. Успела построить домишко. Через десять лет его оформила, как полагается, по закону в собственность. Говорит, рассчитывала, что продолжит строительство, расширится, отстроит капитальный дом. Но с 1998 года местность начало регулярно топить. Смысл в строительстве отпал. Квартиру в каменном доме она продала в 2005 году и переехала в город. «Я бы, может, и жила здесь в деревянном доме, - говорит женщина, - но он для этого непригоден (совершенно с ней согласны). Другого жилья, - жалуется она, - у меня нет, приходится мыкаться в городе по съемным квартирам». Потому она твердо намерена получить причитающуюся за дом компенсацию в виде жилищного сертификата. Ради своей правды и справедливости она намерена дойти и до главы города, прокурора и самой Москвы! В принципе, шансы у нее есть. В любом случае, ее дом оформлен как жилой, там прописаны люди. А это весомый документ, который имеет юридическую силу. 

В данное время Андросовой – Андреевой в выдаче ГЖС, по словам главы администрации Тулагино Виктории Шариновой, отказано на основании норм Федерального законодательства, которое допускает выдачу сертификатов только при условии прописки и фактического проживания семьи в подлежащем сносу доме. 

P/S
Говорят, что главная проблема России - отсутствие национальной идеи. Ее поиски сегодня - главная политическая задача руководства страны и всего гражданского общества. Одни ее ищут в национализме, другие в интернационализме, третьи в патриотизме, забывая совершенно не замысловатую истину, сила и идея СССР как единого государства была в простой вещи - люди строили общество социальной справедливости. Ради социальной справедливости и общего блага они погибали. Но прошло время, и люди в стране советов добровольно променяли социальную справедливость на общество потребления. 

Сегодня мы живем при капитализме, а от социальной справедливости осталась, разве что, вера в халяву: бесплатные квартиры, безвозмездные кредиты, доброго барина, который все поймет и простит. И искренне огорчаемся, когда халявы нет. А ведь хочется, как там, у Стругацких «счастье для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженным...»

Количество показов: 6318
Выпуск:  № 41 (2158) от 31.05.2013 г.
Комментарии