К 100-летию организации метеостанции в Якутске.
" /> Эхо столицы: Лихолетье метеорологов | г. Якутск | www.exo-ykt.ru

Лихолетье метеорологов

25.03.2008 
Количество показов: 2674
К 100-летию организации метеостанции в Якутске.
Если за первые 20 лет существования государственной метеостанции сменилось всего два наблюдателя, за последующие десять лет - шестеро, то за пятилетие с 1919 по 1924 годы - четверо. В немалой степени способствовала заменам неразбериха с документами и финансированием. После Д. Ф. Клингофа и Н. С. Клингоф наблюдения за погодой без перерывов повела Варвара Александровна Снятовская (январь 1919 - июль 1922 г. г.).

В феврале 1920 г. ею в таблицах внесены такие записи: "На основании телеграфного разрешения обсерватории 8 февраля станция была перенесена в помещение высшего начального училища". (Якутское городское высшее начальное 4-классное училище - таково полное название этого училища - Ю. А.).

"19 мая 1920 г. перенесены приборы из училища в станционный дом". В. А. Снятовская сдала станцию Шишлянникову (август 1922 - апрель 1923 г. г.), который безответственно отнесся к делу. По инициативе Иркутской магнитнометеорологической обсерватории (ИММО) с участием Наркомпроса ЯАССР метеостанцию принял Илья Митрофанович Рукавишников (1 мая 1923 - август 1924 г. г.).

Через 12 дней письмом от 12 мая директор ИММО В. Б. Шостакович сообщает Рукавишникову о "зарплате 160 рублей в месяц, с правом пользования квартирой при станции и участком усадебной земли". А с сентября 1924 по июнь 1925 года занимался наблюдениями за погодой Александр Яковлевич Тарабукин.

В период работы Рукавишникова и Тарабукина не по их вине между разными ведомствами возникла дискуссия. Обратимся к документам. Сначала приведем выписку из протокола № 37 заседания Президиума Якутского Совнаркома от 11 мая 1923 года: "Слушали: пункт 2. О передаче Наркомзему от Наркомпроса Якутской метеорологической станции (основание: переписка Наркомпроса с заключением Наркомюста от 8 мая 1923 г. № 3112). Постановили: Предложить Наркомпросу передать ветеорологическую станцию в ведение Наркомзема ЯАССР". Бурная переписка на разных уровнях предшествовала постановлению, и в не меньшей степени продолжилась после его выхода.

Это ошибочное постановление могло бы и не появиться, если бы было известно о Декрете Правительства РСФСР от 21 июня 1921 года "Об организации метеорологической службы в РСФСР", которым предусматривались меры по "объединению метеорологического дела в РСФСР и для планомерного обслуживания всех ведомств и населения необходимыми для них данными". В Якутии этот документ получили. А так как руководящий орган по этому делу не существовал (все вопросы координировала ИММО), то делопроизводители подшили его в дела. И о нем спокойно забыли.

Возмутителем спокойствия стал директор ИММО В. Б. Шостакович, которого не удовлетворяло качество метеорологических наблюдений на станциях Якутии. К тому же большинство станций прекратили переписку с обсерваторией и не высылали материалы наблюдений, в том числе из Якутска. В царской России переписку по вопросам метеорологии ИММО вела непосредственно со станциями, а также через министерство просвещения Якутии и другие правительственные органы.

По аналогии директор В. Б. Шостакович 3 февраля 1923 г. направил письмо в Народный комиссариат просвещения ЯАССР с просьбой сообщить о "состоянии Якутской метеорологической станции, находящейся при школе". Уже через восемь дней уполномоченный Наркомпроса составил ответ, в котором описал наличие приборов и их состояние, а также приложил сопроводительную к нему такого содержания: "препровождаю настоящую копию для точного представления состояния станции. Кроме того, просим Вас назначить нового заведующего метеостанцией, ибо тов. Шишлянников человек ленивый, халатный и не имеющий никакой идеи для пользы дела. Уполномоченный НКП И. Ефимов".

С 1 мая вместо Шишлянникова заведующим метеорологической станцией стал И. М. Рукавишников. При поступлении 19 апреля 1923 г. телеграммы от Б.Шостаковича об оплате  труда заведующего метеостанцией только из средств ИММО и невозможности нести хозяйственные расходы, уже через пять дней Наркомпрос, не согласовывая ни с кем, издает приказ: " с 1 мая с. г. Якутская метеорологическая станция передается в непосредственное ведение обсерватории, и с этого же числа снимается со снабжения Наркомпроса ЯАССР". В телеграмме речь шла об одном вопросе, а решение вынесли о другом. По инициативе Наркомпроса выдвигается предложение о передаче станции в ведение Наркомзема.

Наркомюст ЯАССР озаботился поиском только одного документа, а, найдя его, 8 мая представил "Заключение", в котором написал: "по положению о губернских земельных отделах метеорологические станции должны находиться в их ведении, а именно в отделениях опытного отдела и метеорологии".

В Наркомюсте ЯАССР не учли, что речь в том положении шла не просто о метеорологических станциях, а о сельскохозяйственнометеорологических станциях. Как можно отнести городскую станцию к разряду сельских? В Наркомземе решили не соглашаться с решением Правительства Якутии. Не найдя документов в республике, запросили помощь у представительства ЯАССР в Москве. Из Москвы откликнулись 14 августа.

Приводим выдержку из письма наркома земледелия в Совнарком ЯАССР: "Из Москвы от Якутского уполномоченного получен твердый телеграфный ответ: "Положение о метеорологической службе определяется декретом Совнаркома РСФСР от 21 июня 1921 г., опубликованном собранием узаконений, номер 51 статья 289. Новых распоряжений нет".

Нашелся после этого текст декрета в делах Совнаркома республики. В декрете руководство всем метеорологическим делом возлагалось на Главную физическую обсерваторию, в числе ее филиалов значилась Иркутская магнитнометеорологическая обсерватория, но самым важным для Наркомзема был пункт 12, в котором утверждалось, что "Главная физическая Обсерватория состоит в ведомстве Наркомата Просвещения".

Несмотря на это, Совнарком ЯАССР 18 сентября 1923 г. оставил станцию за Наркомземом и "возбудил ходатайство перед Центром о принятии на себя содержания Якутской метеостанции ввиду отсутствия средств у ЯАССР". Время шло. ИММО переписывалась с Наркомпросом. Наркомзем и Наркомпрос вели переписку между собой и с заведующим метеостанцией. В начале 1924 года неясность с подчинением сохранялась, никто не финансировал нужды станции.

Постановления Совнаркома ЯАССР от 11 мая и 18 сентября 1923 года автоматически отменились в июне 1925 года с прибытием экспедиции Академии наук СССР, взявшей на себя содержание метеостанции, а затем передавшей ее Главной физической обсерватории. И все же метеорологическую службу передали в ведение Наркомата земледелия. Однако это произошло спустя 6 лет, уже при других условиях, и с ведома заинтересованных сторон.
Количество показов: 2674
Выпуск:  Выпуск "Эхо столицы" № 23 (1630) от 25.03.2008 г.
Комментарии